«Многочисленная ложь»: противники строительства НЗМУ расписались в профнепригодности
Аналитика

«Многочисленная ложь»: противники строительства НЗМУ расписались в профнепригодности

18 октября , 12:03Photo: Медиахолдинг1Mi
Сомнительные экологические организации продолжают пытаться заработать очки на противостоянии строительству Находкинского завода минеральных удобрений (НЗМУ). Координационный совет по проблемам экологии Приморского края выпустил резолюцию, где утверждается, что предприятие в Приморье строить нельзя.

Но аргументы авторов документа, да и их собственные полномочия, не выдерживают критики.

Кто все эти люди?

Для начала стоит отметить, что координационный совет по проблемам экологии — это не официальная структура, к позиции которой должны прислушиваться контролирующие органы, а объединение случайных активистов.

К тому же, КСПЭПК даже не зарегистрирован в качестве НКО. А это значит, что деятельность организации не контролируется какими-либо нормами и регламентами.

В состав совета входит девять человек. И действительно ли это «объединение вольных каменщиков» имеет право выносить решение по такому масштабному проекту?

Завод станет крупнейшим в Приморье налогоплательщиком.Только на проектных изысканиях на площадке НЗМУ уже работают больше 30 местных подрядных организаций. А после запуска на заводе будет около 1500 рабочих мест со средней зарплатой в два раза выше региональной — 110 тысяч рублей.

На предприятии работают находкинцы, решение о запуске стройки должны принимать жители региона, а не девять членов КСПЭПК. И возможность у каждого из них есть: представители НЗМУ находятся в постоянном контакте с учеными и жителями — предоставили документы для изучения, открыли приёмные, проводят очные встречи, общаются с людьми в инстаграме.

Резолюцию активисты направили в комитет РАН по проблемам окружающей среды. Это удивительно: ведь академия наук не обладает полномочиями по прекращению строек. Что открыто показывает: авторы или крайне некомпетентны, или для них документ и шумиха вокруг создания предприятия — не более, чем способ попиариться

На резолюцию очень сдержанно, по-профессорски, отреагировали в РАН, но скорее всего этот документ у уважаемых ученых вызвал, если не смех, то искреннее недоумение: «Мы не являемся органом компетентным прекращать или начинать строительство какого-либо объекта, но в наших возможностях проведение экспертной оценки. Со своей стороны мы это сделали: изучили предоставленные заводом результаты проектных изысканий на территории НЗМУ, заключения экспертов, итоги экспертизы HAZOP. Проект не имеет препятствий к реализации — мы озвучили это на прошедшем заседании (расширенное заседание Комиссии РАН по Программе ООН по окружающей среде во Владивостоке в Доме ученых ДВО РАН, 13 октября — прим. редакции). В этой резолюции, к сожалению, нет официальных заключений по оценке воздействия на экологию от организаций и органов исполнительной власти, осуществляющих надзор в области охраны окружающей среды. Понимаем обеспокоенность граждан, но советуем дождаться материалов ОВОС и предоставить их оценку квалифицированным специалистам», — пояснили в РАН.

При этом члены КСПЭПК позволяют себе оскорбления в сторону экспертов, придерживающихся более взвешенной точки зрения по поводу НЗМУ. Например, учёный Валерий Петухов на недавних слушаниях по поводу строительства предприятия в РАН представил данные экспресс-анализа, из результатов которого следует, что запуск производства не несёт никаких рисков для региона. В instagram-аккаунте, связанном с активистами, выступающими против стройки, тут же появился злорадный пост, автор которого сравнивает профессора Петухова с историком-расчленителем из Санкт-Петербурга Олегом Соколовым.

«Мы не знаем, кто такой этот Петухов. Какой-то сотрудник какого-то института. Помните ученого-историка из Питера, который расчленил студентку не так давно? У него была степень, и он тоже работал в институте. И наверное тоже подписывал какие-нить статьи, не как извращенец-убийца, а как ученый», — следует из поста.

К слову, под «каким-то институтом» имеется ДВФУ, крупнейшее в регионе высшее учебное заведение, куда едут учиться не только из соседних субъектов России, но и из ряда стран Азиатско-Тихоокеанского региона. А ведь заместитель директора Инженерной школы ДВФУ по развитию Валерий Петухов является профильным дальневосточным экспертом в сфере безопасности в чрезвычайных ситуациях и защиты окружающей среды.

А был ли мальчик?

Посмотрим подробнее на тезисы самой резолюции. Большинство утверждений из нее не имеют под собой никаких оснований, либо эти основания почему-то остаются спрятанными от общественности. Например, авторы документа позволяют себе экспертизу уровня — «строительство завода не приведёт к ускоренному развитию региона». Какие данные были изучены и как получили такой вывод, есть ли под этими слова хоть какая-то профессиональная оценка — неясно.

Отдельного упоминания заслуживает следующий аргумент активистов: нефтегазохимия не относится к несырьевому сектору экономики. И снова промах — всё с точностью до наоборот. И как можно серьёзно относиться к позиции экспертов, которые даже не смогли найти в интернете такую элементарную информацию?

«Нефтегазохимия — часть несырьевого сектора российской экономики. Больше скажу, нефтехимическая отрасль одна из надежных точек роста для всего сектора и несырьевого экспорта, на что вся страна активно работает. Для того и создали по распоряжению Президента территории опережающего развития, о которых он говорил в своем послании в 2013 году», — парирует член Общественной палаты РФ от Приморья Валентин Лабонин.

Также активисты уверены, что стройка уже началась, и даже нанесён ущерб окружающей среде, приводится тезис о неведомых аналогичных производствах, где происходили техногенные катастрофы. Ни один из этих тезисов не подкреплен доказательствами или хотя бы малейшей аргументацией. Да, в резолюции ссылаются на возбуждение дел по административным правонарушениям. Но люди, писавшие эти строки, явно не сталкивались с работой контролирующих органов. Зачастую начатые делопроизводства связаны скорее с бюрократией или же являются базовой реакцией на обращение граждан (коих протестующие инициировали не одно) и никак не связаны с реальными нарушениями.

Про общественное мнение авторы тоже не забыли. Они ссылаются на нарастание социальной напряжённости (как замеряли — не ясно) в городе и пугают неконтролируемыми массовыми акциями протеста. В резолюции также говорится об уже проведенных многочисленных протестах против НЗМУ. Но ранее стало известно, что в первых несанкционированных акциях участвовали проплаченные «активисты». Да и большинство жителей Находки были явно не в восторге от внезапных протестов: общественники перекрывали дорогу, вступали в перепалки и даже драки, создавали заторы.

Упоминаются в резолюции и петиции, гуляющие по сети. Якобы, против строительства завода высказались 18 тысяч человек. Однако ни одного документа с таким количеством подписей найти не удалось. К тому же, площадки для петиций не имеют официальных полномочий: подписывать документы там можно несколько раз, верификация личности если и требуется, то очень примитивная — «введите электронную почту». Число подписантов на таких площадках можно легко накрутить.

Так же активисты ссылаются на значительное количество собранных подписей под обращениями в правоохранительные и надзорные органы. И вновь возникает масса вопросов, которые остаются без ответов — почему подписи до сих пор не представлены общественности, кто их собирал, легитимен ли такой сбор, кто контролировал честность сбора? И ключевой вопрос — не является ли данный сбор подписей, продолжением «серых» платных технологий протеста, в которых до этого уличали активистов. Согласитесь, такой вопрос стоит особенно остро, когда суммируешь все данные о протесте — платные активисты на несогласованных уличных акциях, попытки привлечения детей к протесту, непонятно откуда взявшиеся подписи и очень подозрительная активность в интернет-пространстве. Специалист по кибербезопасности на условиях анонимности пояснил изданию, что на заре протеста в сети очень активно работали «платные аккаунты», поливающие грязью НЗМУ, и внезапная блокировка официального инстаграмм-аккаунта НЗМУ — вряд ли была случайной и безвозмездной. Выводы делайте сами.

Метанол — это…?

В тексте резолюции нашлось место и ошибкам. На это можно было бы закрыть глаза, но, во-первых, резолюцию пишут люди, претендующие на экспертность в вопросах экологии, во-вторых, на наш взгляд, эти ошибки сделаны, чтобы намеренно посеять страх в глазах читателя. Авторы документа утверждают, что аммиак и метанол — это вещества третьего класса опасности. Аммиак в действительности относится к четвёртому классу (Это малоопасные вещества, которые оказывают небольшое вредное воздействие).

Ошиблись члены КСПЭПК и в более фундаментальных вещах. Они утверждают, что на предприятии будут производить аммиак и карбамид. Но это не соответствует действительности, сейчас речь идет только о производстве метанола, и об этом директор НЗМУ Виктор Гребенюков заявлял на заседании экологического совета 2 октября. Участники КСПЭПК могли бы знать об этом: стоило только посмотреть запись заседания совета, которая после прямого эфира открыто висит в аккаунте НЗМУ, куда их соратники регулярно приходят с оскорбительными комментариями. Но тогда бы не удалось раздуть очередную «сенсацию».

«На сегодняшний день мы разговариваем только о строительстве установки метанола. Ни аммиаком, ни карбамидом мы не занимаемся, и в проработке у нас пока этих вопросов нет. Вы задаёте правильно этот вопрос, в части того, как весь комплекс будет влиять, но мы сегодня ответить на него не можем. Потому что даже не понимаем технологию, по которой будет производиться карбамид, а приводить расчёт на примере каких-то аналогов очень некорректно. Поэтому, когда мы будем принимать решение о развитии производства карбамида, у нас обязательно будет техническое задание, обязательно будет предварительная оценка, будет выбор лицензиара, и тогда мы будем оценивать риски в комплексе. Но сегодня мы говорим только про метанол, поэтому и все расчёты сегодня ведутся только на метанол. И могу сказать, что ни на один объект, запланированный к строительству, ни на административный, ни на производственный, не заложено дополнительных мощностей. Терминал — только под метанол, административное здание — только под тех, кто будет обслуживать метанол, установка опреснения только под метанол, азотная станция под метанол. То есть всё только под метанол. В планах развития мы держим развитие карбамидного производства, но в инвестиционных планах решения по карбамиду нет, потому что нужно смотреть и экономику этого проекта, ведь и рынок меняется, и доступность сырья, и другие вопросы», — сказал Виктор Гребенюков на заседании.

Дальше по тексту авторы резолюции продолжают расписываться в своей профнепригодности. Например, они без данных каким-то образом посчитали тепловой объём взрыва суточного объёма производимого метанола. Расчёты они предоставить не удосужились. Сильно преувеличена и информация о токсичности метанола. На самом деле, вещество отлично растворяется в воде, а его синтез — практически без отходов и выбросов. Это подтверждают реальные эксперты, работающие в данной отрасли.

«Выбросов практически нет. Сравнимо с тем, как горит природный газ, больше ничего — только СО² и вода», — прокомментировал строительство аналогичного метанольного завода в Волгограде на площадке «Химпрома» Олег Костин, генеральный директор Научно-исследовательского и проектного института карбамида и продуктов органического синтеза.

Профессор Валерий Петухов на недавнем заседании Комиссии РАН по вопросам экологии отметил, что метанол — это один из универсальных химических компонентов, используемых во всех сферах жизни.

«Даже в косметике используется метанол, в бытовой химии и практически везде», — сказал Петухов.

Необоснованы и обвинения в уничтожении редких деревьев и других растений. В заключении, составленном специалистами ФГБУ «Научно-исследовательский центр по редким и исчезающим видам животных и растений» и участковым лесничим Владимиро-Александровского лесничества после осмотра строительной площадки, редких видов растений среди срубленных деревьев не обнаружилось. Так же они не были обнаружены во время выборочного осмотра лесного массива по соседству (5 гектаров из 75).

Один из ключевых тезисов авторов резолюции — «все врут». Однако НЗМУ максимально открыт в своей деятельности как для СМИ, так и для экспертного сообщества. Регулярно проходят открытые общественные советы, трансляции с мероприятий можно увидеть в телеэфире и социальных сетях. Так что большая часть текста резолюции построена на эмоциях, а не реальной экспертизе квалифицированных экспертов.

«Для Приморья и Находки НЗМУ, конечно, станет одним из гарантов позитивных изменений. Крупное производство — всегда импульс вывести жизнь в городе на новую ступень. С ним будет развиваться малый и средний бизнес: как минимум, это даст им подряды на питание, утилизацию мусора, обслуживание техники и т. п. Образовательная сфера тоже в плюсе: в ВУЗах уже запустили первые передовые программы обучения, нужные для развития экономики и промышленности региона — сможем новые кадры растить на месте. Всё, что я перечислил — это возможности для создания нашей с вами комфортной жизни тут. Не говоря уже про налоги, которые останутся в городе и регионе», — подчеркивает председатель приморского регионального отделения Общероссийского общественного движения «Россия» Валентин Лабонин

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter