Ветром принесло: как тайфуны влияют на жителей Приморья
Аналитика

Ветром принесло: как тайфуны влияют на жителей Приморья

30 августа , 12:22Photo: Pixabay.com
Шутка о том, что с приходом лета жители Приморья расправляют жабры, как обычно, является шуткой только частично. Туманы, высокая влажность, температура воздуха от 25 градусов и выше вызывают ощущение круглосуточного нахождения в бане. И довершением становятся тайфуны, которые регулярно «портят» лето жителям края.

Что же это за климатическое явление, и как оно отразилось на жизни приморцев — разбиралось «Восток-Медиа».

Не каждый циклон тайфуном назовут

Строго говоря, азиатские и дальневосточные тайфуны — это те же самые ураганы, от которых в цикле Александра Волкова пряталась девочка Элли. Если следовать строго научной терминологии, то «тайфун — это один из разновидностей тропического циклона, образующийся недалеко от экватора в пределах двадцатого градуса северной широты. Тайфун представляет собой атмосферный вихрь с пониженным давлением в центре „глаз бури“, сопровождающийся шквальными ветрами, достигающими скорости более 300 км/ч. Тайфуны возникают из-за большой разности атмосферного давления на близких расстояниях. Также тайфуны часто с собой приносят большое количество осадков в виде ливней, в результате чего затапливаются огромные территории».

На самом деле, Приморью очень везет — все те мощные тайфуны, которые образовываются в акватории Тихого океана, до края не доходят. Почти. Основной удар принимает на себя Корейский полуостров и Япония. До Приморья доходят только отголоски в виде ветров и дождей.

Тайфун, прежде всего, опасен тем, что представляет собой невероятно огромную разрушительную энергию. Даже в нашем современном мире нет корабля, который уверенно сможет перенести напор циклона.

Наиболее страшно становится тогда, когда тайфун доходит до берега. В этом случае он сметает все на своем пути, будь то люди, машины или дома. Сила стихии настолько велика, что может вырвать даже дерево со всеми его корнями. Кроме того, она выкидывает на сушу корабли, находящиеся в тот момент в океане. Для человека встреча с циклоном является смертельно опасной. Люди должны всеми силами пытаться его избежать.

Когда тайфун достигает суши, он довольно скоро успокаивается. Но, несмотря на это, нанести ущерб он все-таки успевает. Часто бывает так, что после нескольких ударов стихии острова прекращают свое существование.

Узнать тайфун очень просто — ему присваивают имя. Жители края до сих пор помнят «Джуди», «Эмму», «Мелиссу» и «Болавен». Каждый готов рассказать, как он пережил удар стихии и свидетелем каких ужасов был.

На своих ошибках

За исключением семи лет (с 2004 по 2011 года), когда тайфуны обходили Приморье стороной, ежегодно над краем проносился кто-то с красивым женским, а потом и мужским именем. Однако самых масштабных, таких, которые оказали сильнейшее влияние на инфраструктуру края, было шесть.

Надо сказать, что еще самые первые переселенцы ощутили на себе все прелести летних тайфунов. В конце 19-го века вторая волна, прибывшая на кораблях «Доброфлота», при получении земель выслушивала строгое указание селиться не рядом с реками.

«Но для жителей центральной России слышать такое было странно. И люди по привычке строили дома рядом с источниками воды. Так в крае была основана деревня Семеновка. После первого же наводнения, которое было вызвано дождями, поселенцы перенесли свои дома выше», — рассказывает директор Музея истории Дальнего Востока Виктор Шалай.

Если обращаться к прошлому, то в 1877 году были наводнения на реке Суйфун — нынешней Раздольной. Сильные осадки в Манчжурии привели к тому, что река вышла из берегов и уничтожила урожай.

Через 19 лет — в августе 1896 года — затопило Уссурийск. Тогда, по свидетельствам очевидцев, со стороны Жёлтого моря вышел мощный циклон, который в ночь с 6 на 7 августа вызвал сильные ливни в бассейне реки Раздольной, что привело к разрушению мостов и дамб, прервало сообщение с Владивостоком.

Большой силы наводнение обрушилось на юг, юго-восток края в 1914 году. Летом того года край накрыли сильные ливни, от которых река Сучан (Партизанская) «вздулась» и затопила поля и разбросанные по ним заимки. Сильным течением снесло постройки, стога сена и копны хлеба, несжатые же хлеба замело илом и песком. Скот, застигнутый дождем и разливом речек, несколько ночей ночевал в поле и частично погиб. Убытки от наводнения получились громадные. Погибло 192 человека, 2855 голов скота, разрушено 476 строений, снесено посевов до 46118 десятин.

В 1925, 1928 годах также были сильные наводнения. Был разрушен путь Уссурийской ж/д, затоплено огромное количество полей. Памятны населению и более поздние удары стихии. По свидетельствам очевидцев, 24 августа 1946 года по улицам Владивостока, подобно бурной реке, неслись огромные потоки воды, а ветер сметал постройки и линии ЛЭП.

Вышли из берегов

В современной истории Приморья наиболее крупные удары стихии жители края ощутили в 1956 году (Эмма), 1989 (Джуди), 1994 году (Мелисса), 2012 (Болеван) и 2015 (Гони). Вспомним в деталях.

Одним из самых первых сильных тайфунов в новейшей истории Приморья стала «Эмма». В 1956 году максимальный ветер у берегов Приморья достигал скорость более 34 м/с. Урагану эксперты поставили предпоследнюю категорию по шкале ураганов Саффира-Симпсона. В Приморье реки вышли из берегов и принесли разрушения. В Японии, Корее, Китае и СССР тогда от стихии суммарно погибли 77 человек.

Следующей по силе стала «Джуди». В 1989 году жители края пережили одно из самых сильных потрясений за долгие годы — отрезанные поселки, снесенные мосты, погибший скот и уничтоженные посевы. В тот год дождь шел шесть суток. Тайфун «Джуди» вошел в историю края как самый продолжительный. Скорость ветра тогда достигала 166 км/ч. Погибли 15 жителей края. Проливные дожди вызвали наводнения и прервали железнодорожное сообщение по Транссибу. Было затоплено 120 тысяч га земли, включая 109 населенных пунктов. Стихия повредила около двух тысяч домов, было размыто 2678 мостов и 1340 км дорог, пострадало 70 км линий электропередачи, 600 км телефонных сетей, утонуло 75 тысяч голов крупного рогатого скота.

«Вода пришла очень быстро. Я помню, что дед вечером ходил проверять, насколько уровень реки поднялся, потом вернулся и сказал, что еще день — и будет наводнение. Вечером он перевязал лодку выше к дереву. Это нас и спасло. Вода пришла под утро. У нас в деревне люди в пять утра просыпались в воде. Наш дом стоял чуть на пригорке, бабушка побежала в огород, накопала картошки и мы на ней и жили несколько дней. В деревне остался небольшой клочок без воды — туда свезли весь скот, и я помню, как те, у кого были лодки, каждое утро собирали доярок со дворов, чтобы они доили коров. Конечно, молоко уже было непригодно. И бабушка рыдала каждое утро, сдаивая коров в землю. Но так спасли стадо. Хотя многие коровы переболели и больше не доились. И только на третий день к нам прилетел вертолет, узнать, что с деревней, а еще через день нам начали сбрасывать гуманитарную помощь, которую мужики делили на дворы по тому, сколько человек сейчас живет в доме. Помню, как пастух шесть дней провел на дереве, а до этого он перегнал часть стада в сопки и тем самым его спас, а вернуться к семье уже не смог», — вспоминает Сергей Шолух. Его тайфун «Джуди» застал в деревне Саравка Крайноармейского района.

Тайфун «Мелисса» ударил по Приморью в 1994 году. С уже упомянутым выше бедствием, этот считается самым мощным по общему количеству осадков. Оно достигло 345 мм. Последствиями разгула стихии стали обширные наводнения на юге края. Сильнейший по своей силе тайфун «Мелисса» захватил 174 населенных пункта. 11 человек погибли, 28 тысяч — пострадали. Из опасных зон эвакуировано более 4 тысяч человек. Тогда во Владивостоке затопило низину в районе Некрасовской и снесло деревянные домики (с тех пор там больше никто не строится), на Спортивной вода из речки поднялась до первых этажей домов, а железнодорожные мосты административного центра края потребовали серьезной реконструкции.

В дальнейшем тайфуны Приморье посещали. Однако ни один из них не мог сравниться по силе с предыдущими. Такое положение сохранялось до 2012 года. Тогда край накрыл «Болавен». В преддверии саммита АТЭС власти Приморья должны были справиться с серьезными вызовами. Почти повсеместно в крае усилился ветер до 15-20 м/с, на южном побережье до 23-28 м/с, в краевом центре в первой половине дня его порывы достигали 33 м/с.

В ряде домов Владивостока не было воды и света, частично нарушилось движение пассажирского автомобильного и железнодорожного транспорта. В аэропорту произошел сбой в графике прибытия и отправления самолетов. В городе и его окрестностях отмечались надломы деревьев и частичное разрушение различных конструкций. Были полностью отменены рейсы катеров и паромов во всех направлениях, а также закрыт проезд через Русский мост.

Тогда же в районе мыса Токаревского сорвало с якоря и прибило к берегу несколько катеров, в ряде домов Владивостока не было воды и света из-за отключения ЛЭП линии «Океан — Горностай», 3 тысячи жителей остались без света в Артеме. Также частично нарушилось движение пассажирского автомобильного и железнодорожного транспорта.

С 2015 по 2018 год тайфуны ударяли по Приморью с завидной регулярность — «Гони», «Лайонрок», «Нору», «Симба», «Немтеун». Уничтоженный урожай, подтопленные дома, размытые дороги. Именно тогда власти края решили, что тайфуны тайфунами, но страдать жители не должны.

Причина и следствие

Одной из проблем края стал практически полностью уничтоженный лесной фонд. Если еще в 2016 году редкие экологи робко говорили о наличии причинно-следственной связи, то уже в 2018 году голоса стали звучать увереннее и громче. Стало понятно, что вырубленный лес, нарушенная экосистема приводит к тому, что деревья не задерживают сели с сопок, и вода несет потоки земли и камней на дома и дороги. И сами реки ничто не сдерживает. Впрочем, тут тоже обнаружилась проблема. За годы русла рек не расчищались от поваленных деревьев. В итоге образовывались преграды, которые задерживали воды и провоцировали наводнения.

«Приморье до сих пор занимает почетное второе место в России по количеству лесов относительно всей площади региона. Вроде бы странно, почему тогда эти леса все меньше сдерживают потоки воды от тайфунов? А регион все чаще попадает в печальные рейтинги последствий паводков, теряя мосты, дороги и дома, — говорят эксперты Амурского филиала WWF. — С нашей точки зрения случившаяся катастрофа — прямое последствие бесхозяйственного, а иногда и просто преступного отношения к защитным лесам. Ведь именно от них зависит не только сохранение биоразнообразия, но и гидрологический режим рек. Чем разреженнее лес, чем больше в нем дорог, тем быстрее скатывается вода со склонов в русло реки, тем быстрее и сильнее поднимается её уровень. Стоит особо отметить, что именно в районах, наиболее пострадавших от последствий стихии — Кавалеровский, Чугуевский, Дальнереченский — в последние годы велись широкомасштабные рубки, в том числе и в защитных лесах».

В крае уже не первый год идет программа очистки русел рек, в равнинных районах власти озадачились проблемой восстановления дамб. Также публикуются данные о высадках леса и восстановлении зеленого щита. Однако простой пролет над Тернейским районом, где работают крупные лесозаготовители, показывает, что лесов в Приморье практически не осталось. Бизнес не спешит возмещать ущерб от своей деятельности. Пока же лесной бизнес при всей его масштабности приносит в бюджет страны всего один процент доходов. А если учесть, какие траты приходится нести бюджету региона на восстановление инфраструктуры региона после тайфунов, то и эти показатели становятся еще ниже.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter