Ракушка раздора: почему экологи не отдают Сергею Слепченко Тавричанский лиман

Ракушка раздора: почему экологи не отдают Сергею Слепченко Тавричанский лиман
Мнение

8 апреля , 12:24
Андрей Калачинский
Компания «Акватехнологии» сделала то, чего так боялись люди, считающие, что сохранить природу, можно только её «охраняя». Компания, добывающая рыбу, водоросли, ракушек и ежей обратилась в правительство Приморского края, чтобы изменить границы особо охраняемой природной территории «Тавричанский лиман».

Так, в апреле 2020 года началась новая схватка экологов с бизнесом. Одну армию возглавил Заслуженный эколог страны Анатолий Лебедев, а другую, от бизнеса — депутат краевого парламента, руководитель «Акватехнологий» Сергей Слепченко. От исхода этой битвы зависит многое: рабочие места, платежи в бюджеты разных уровней, чистое море и ракушки на дне. Схватка развернулась за право добычи в устье Раздольной ракушечки размером с ноготь Corbicula japonica Prime.

«Акватехнологии» заказали экологическое обоснование и аргументируют свою позицию логично и просто: ничего особо ценного с точки зрения природы в этом месте — нет. Редких и уникальных морских животных — нет. Чистой воды нет. А вот с точки зрения бизнеса есть объект промысла, востребуемый рынками Японии, Корея и Китая. Но, в первую очередь — Японии.

Цитирую их обращение:

«Из видов рыб, внесённых в Красные книги Российской Федерации и Приморского края, в лимане реки Раздольная крайне редко отмечаются: молодь сахалинского осетра, американский веслонос, японский морской судак и подкаменщик Черского. Отметим, что данные виды с такой же частотой и плотностью отмечаются на всех прибрежных участках залива Петра Великого. Данные виды в лимане не нерестятся и могут использовать его только в качестве транзитного коридора….

Химические анализы воды и донных отложений в устье реки показывают, что тут уже давно нечего охранять: «…были выявлены превышения концентраций нитратов, нитритов и фосфатов в составе природных вод и превышение показателей свинца, цинка и меди в составе донных отложений, что лишь подтвердило, что ООПТ подвергается постоянной антропогенной нагрузке».

И нас, и правительство Приморского края подводят к убедительному выводу: в устье Раздольной нет ничего, что должно быть на особо охраняемой природной территории (ООПТ). По закону такие природные территории должны иметь уникальный биологический состав и не подвергаться антропогенному воздействию. Соответственно, просят изменить границу территории и разрешить добывать японскую корбикулу.

Нужно напомнить читателю, что в Приморье более двухсот подобных «памятников природы» краевого значения. К ним можно отнести — водопады, родники с минеральной водой, рощи тисов или дубов, островные луга и т. д. Эти ООПТ создавались, чтобы, говоря поэтическим языком, «донести их в первозданной неприкосновенности до будущих поколений» Чувствуете советскую школу политической риторики? «До будущих поколений!».

И в самом деле, первые такие территории, включая «Тавричанский лиман» (2 700 га) и «залив Посьет» (почти 17 тысяч га) — создавались решением крайисполкома в 1974 году. Самое интересное, что это не мешало хозяйственной деятельности. В Тавричанском лимане, уже ставшем «памятником природы», был разрешён промысел рыбы и моллюсков до 2018 года.

С той поры почти не осталось «первозданной природы» ни в лимане, ни в Посьете, где над её преображением активно трудится порт Посьет, проводя дноуглубительные работы и посыпая всё вокруг угольной пылью…

При губернаторе Миклушевском, экологи одержали временную победу и были приняты поправки к закону «Об особо охраняемых природных территориях Приморского края». Самая важная — запрет хозяйственной деятельности. Этот запрет сильно ударил по тем предприятиям, которые многие годы создавали участки марикультуры на приморском побережье или владели участками промысла.

Аквакультурщики последние три года требовали скорректировать границы памятников природы, чтобы морские огороды были за их территорией, либо отменить постановление, запрещающее заниматься там разведением морских организмов. В самом деле они ведь не изымают из природы ракушки, а, наоборот, разводят их, в чем тут вред?

При губернаторе Кожемяко их услышали и депутаты Законодательного собрания Приморья в 2019 году приняли новые поправки в закон. Теперь границы ООПТ можно менять. Надо ли говорить о том, что депутат Слепченко тоже был за это? Вот что он говорил:

«С 1974 года прошло более 45 лет, поэтому перечень особо охраняемых природных территорий нужно приводить в соответствие с реалиями сегодняшнего дня. При этом мы не ведем речь о том, чтобы повсеместно ликвидировать памятники природы. Мы выступаем за то, чтобы дать возможность краевым властям оценивать ситуацию по тем или иным охраняемым природным объектам и в случае необходимости принимать изменения».

Поправки вступили в силу и экологи утверждают, что тем самым запускается процесс упразднения, отмены ООПТ, и считают это «катастрофой». Впрочем, у экологов без слова «катастрофа» не обходится ни одно предвидение. Иногда эти пророчества сбываются. Иногда — нет.

Эколог Анатолий Лебедев обратился к правительству края с просьбой вообще этот запрос не рассматривать:

«Авторы документа … безосновательно заявляют, что с учетом наличия описанных загрязнений «сохранение существующих границ ООПТ в лимане является не столь необходимым». Такой вывод никак не связан с приведенным описанием воздействий на всю экосистему, и требует, согласно краевому Закону, анализа изменений, подтверждающих, что экосистема или ее элементы утратили свое значение со времени придания охранного статуса.

…Мы имеем дело не со стремлением руководителя компании, депутата ЗакСа Слепченко привести правовой статус территории в соответствие с реальным состоянием ее экосистемы, как можно было ожидать, а с прямой попыткой внедриться с коммерческой деятельностью в ценный природный комплекс, защищенный федеральным законом»

Лебедев добавляет, что на угодьях лимана Раздольной гнездятся и кормятся на перелетах до 100 видов птиц, в том числе 45 видов — краснокнижных. И этот важнейший элемент экосистемы, не терпящий присутствия человека и не совместимый с хозяйственной деятельностью, никак не отражен в заявлении «Акватехнологий».

Лебедев призывает вице-губернатора Е. А. Пархоменко и министра природных ресурсов и охраны окружающей среды И.Г Степаненко «пресечь данную противозаконную попытку атаки на краевую ООПТ на ранней стадии, не тратить средства на дальнейшие исследования и не допускать подобных попыток впредь на других ООПТ края».

На стороне экологов, а не бизнеса выступил сопредседателем регионального штаба ОНФ в Приморском крае Юрий Логинов. Вот как он обосновал свою позицию:

«Я не просто на стороне экологов. Я против того, чтобы под видом благих дел уничтожались места обитания объектов природы и целые экосистемы, которые природа создавала столетиями. Чтобы сохранить хотя бы что-то, надо сохранять места обитания этого что-то. Слепченко хочет реализовать право добывать там, где сейчас запрещено это делать…. Точно также они ранее протащили поправки в краевой закон об ООПТ, которые позволяют заниматься марикультурой в границах ООПТ.»

Для жителей нынешней Тавричанки рабочие места на сборе корбикулы очень важны. Представитель «Акватехнологий» Ольга Чупина так пояснила ситуацию:

«В связи с запретом на любую деятельность в Тавричанском лимане, мы не смогли освоить квоты. А это 500 тонн корбикулы. Если и в этом году нам не дадут её собирать, квоты мы просто потеряем, их выставят на аукцион. Эта ракушка водится в опресненных водах устьев рек и по данным ТИНРО основные её запасы именно в дельте Раздольной. На сборе ракушки у нас с 2008 года постоянно в сезон с мая по конец октябрь работало 40 и более человек, жителей Надеждинского района. Средний заработок у ловцов в июне 2018 года был около 31 тысячи рублей. Самая высокая зарплата — 53 тысячи… И ещё более двухсот человек заняты на заводе предприятия, сортируя и упаковывая моллюсков… „Акватехнологии“ — крупный налогоплательщик в крае, в том же 2018 было уплачено в бюджеты всех уровней более 71 миллиона рублей… На ракушку есть спрос, особенно в Японии. Трудно найти разумные объяснения, почему нашей компании нельзя ловить эту ракушку. Запасы её — огромны, мы работает по научно обоснованным прогнозам и не выбираем и десяти процентов ракушки. И самое интересное что её добыча ведётся не драгами, а людьми с сачками, которые на мелководье с лодок или, стоя в воде, собирают этого моллюска».

Доктор биологических наук Владимир Раков высказал иное мнение:

«Памятник природы «Лиман реки Раздольной» создан почти полвека назад вовсе не для сохранения корбикулы (о ней тогда и слыхом не слыхали рыбаки), а в соответствии с Международной конвенцией о водно-болотных угодьях, касающейся главным образом сохранения местообитания водоплавающих и перелетных птиц, которую подписал и СССР в 1971 г., и которая называется Рамсарской конвенцией, и которую РФ обязалась соблюдать.

Что касается корбикулы и безработицы жителей поселков Девятый Вал и Тавричанки, то на добыче корбикулы ранее работало не более 10-20 человек, и ее там не обрабатывали (в Японию шла живьем). И это на выделяемую квоту (по всей реке Раздольной, не только по лиману) — около 400 тонн в год. Производительность лова составляла около 250 кг на одного ловца за рабочий день. Несложно посчитать, что в сумме это составляло 1600 человеко-дней, разделив на количество ловцов получаем — не больше 2-3 месяцев сезонной работы. … Местные жители на этом промысле не разбогатели. Никто миллионером не стал, трудоустройство сезонное, занятость населения — близка к нулю. Компания получает прибыль не столько от корбикулы — она им «погоду не делает», сколько от добычи морских ежей, крабов, креветок и морских моллюсков и водорослей, в целом. Напомню также, что в реке Раздольной не единственное скопление корбикулы, она есть практически в устье каждой речки и в морских лагунах края, а самое крупное по запасам там на два порядка больше этих моллюсков — в Амурском лимане и в лагунах Сахалина, и эти скопления практически не осваиваются».

Но в «Акватехнологиях» утверждают, что по материалам государственной экологической экспертизы, определяющей допустимый улов, промысловый запас есть только в лимане реки Раздольной.

У каждой стороны, и у бизнеса, и у экологов есть свои аргументы и своя позиция. Сейчас всё зависит от того, какое решение примет правительство края. Скорее всего, границы ООПТ «Лиман Тавричанский» изменят под условия «Акваресурсов», ведь не зря были приняты поправки к закону в прошлом году, разрешающие это делать. Нет сомнений, Сергей Слепченко очень влиятельный депутат, за спиной которого крупное предприятие и большие связи. «Акватехнологии» уже обещали поддержать создание рыбного рынка во Владивостоке в партнерстве с корейским инвестором, а это принципиально важный, имиджевый проект и для жителей города, и для краевого правительства.

Но если Слепченко имеет влияние на сильных мира сего, то очень странно, что его действия не вызывают доверия не только экологов, но и части общественности, которая видит в нем в первую очередь бизнесмена в погоне за прибылью. А когда на весах «прибыль капиталиста» против «памятника природы», то общественность голосует за второе, чем и вызвана, скорее всего, поддержка экологов местным Народным фронтом.

Общественное мнение очень точно сформулировал представитель приморского Народного фронта Юрий Логинов:

«Они уничтожат ради своих прибылей все живое вместе с этой корбикулой. Представят это как жизненную необходимость для развития бизнеса, увеличения налогов, которые они якобы заплатят и создания рабочих мест, которые фактически не создадут».

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter