Чёрное золото под пылью: есть ли у Приморья шанс отойти от открытой перевалки угля?

Чёрное золото под пылью: есть ли у Приморья шанс отойти от открытой перевалки угля?
Мнение

31 марта , 13:30
Андрей Калачинский
А вы помните, что вообще-то еще в 2013 году краевые депутаты постановили запретить в Приморье строительство портовых терминалов с открытой перевалкой угля? И обратились в Госдуму с просьбой принять соответствующие поправки в законодательство.

Тогдашний губернатор Владимир Миклушевский публично выступал на стороне жителей края, но в итоге его показательной борьбы с угольными стивидорами оборот угля и пыли в приморских портах только рос. Да и новые порты при нём начали строиться, на которых по-прежнему уголь перегружается открыто.

Олег Кожемяко, став и. о. губернатора края, тоже не мог пройти мимо проблемы угольной пыли, отравляющей жизнь приморцам. Но он пошел другим путем. И, кажется, 2020 год станет переломным годом для приморских стивидоров. Лучшие из них, уже монтируют площадки, навесы, ангары и соответствующее оборудование для полностью закрытой перевалки угля.

Пока у приморской общественности преобладает настроение: «уголь убивает наше море, отравляет нашу жизнь, лучше бы его вообще не было в наших портах».

Мы тут в Посьете, Находке, Владивостоке не видим всей картины, скрытой угольной пылью. Кажется, мы только угольную пыль и видим. И надо бы взглянуть на ситуацию более спокойно, трезво, объективно.

Нас беспокоит противоречие: «эра угля, как основного энергоносителя уходит в прошлое, однако Россия намерена наращивать его добычу и развивать инфраструктуру для экспорта».

За угольной пылью над нашими портами мы не видим, что «добыча и экспорт угля — вносит огромный вклад в достижение национальных целей». Это я цитирую министра энергетики нашей страны Александра Новака. Угольная отрасль наряду с нефте-газодобычей — важнейшая часть экономики России. И стоит цель: к 2035 году вдвое увеличить экспорт угля! Именно поэтому Госдума так и не приняла поправки приморских депутатов.

Photo:«Терминал Астафьева»

Так уходит в прошлое уголь или нет? Смотря где. В Европе закрываются электростанции, работающие на этом топливе. Там и шахтеров почти не осталось. В Бельгии закрыли последнюю шахту в 1992, а в Германии в 2018. А вот в Великобритании сначала закрыли все глубокие шахты, но теперь строят новую для добычи коксующихся углей, то есть, для металлургии.

А вот в Азии и Африке спрос на уголь огромный. Китай, Индия, Япония, Корея, Тайвань — вот пятерка стран потребителей угля.

А вот кто главные экспортёры угля: Индонезия, Австралия, Россия. А еще несколько лет назад мы были на шестом месте, а не на третьем. В 2018 году из России на экспорт было отправлено 209,8 миллионов тонн. Из них через порты на Тихом океане почти 100 миллионов. И с каждым годом роль наших портов, плюс терминалов в Хабаровском крае и на Сахалине для экспорта угля будет только расти.

Да и сама угольная отрасль — одна из самых быстро развивающихся в нашей экономике. В нынешних мировых ценах тонна российского угля дороже барреля нефти.

По прогнозу АО «Росинформуголь», спрос на уголь на международном рынке до 2035 года будет стабильно расти и достигнет к этому времени максимум 1,6 миллиарда тонн, минимум — 1,4 миллиарда. Россия планирует поставлять на внешние рынки 400 миллионов тонн угля, практически вдвое увеличив нынешние объемы экспорта.

Все приморские порты показывают рост оборота угля год от года. Например, порт Посьет в 2019 году перевалил 5,641 миллиона тонн угля, что на 6,4% больше, чем в 2018. По опубликованной финансовой отчетности «Торговый порть Посьет» получил в 2019 году чистую прибыль в размере 1,313 миллиарда рублей, что на 66,7% больше по сравнению с предыдущим годом.

Итак, стивидоры и угольщики получают огромную прибыль. А что получаем мы тут, в Приморье? Только ли угольную пыль? Или под ней что-то всё-таки блестит?

Ещё два слова об угольной пыли. Она опасна? Или нам просто неприятно стирать её с наших окон и автомобилей? А вот с улиц ветер землю поднимает в воздух. Это опасно или нет?

Вот так и с угольной пылью. Она до последнего момента не определялась как загрязнение. Но вот совсем недавно премьер-министр РФ Михаил Мишустин подписал постановление о применении в 2020 году ставок платы за негативное воздействие на окружающую среду. Согласно документу, «тариф» для портов, занимающихся перевалкой угля, увеличится на 8 процентов. Теперь с каждой тонны угля нужно заплатить 61 рубль «за выбросы загрязняющих веществ в атмосферный воздух».

Полтора года назад примерно об этом и говорил только что пришедший в Приморье и. о. губернатора Кожемяко. И я тогда почти угадал, говоря, что проще всего ввести экологический сбор «доллар за тонну». В феврале доллар примерно столько и стоил. При том, что сейчас стоимость угля на мировом рынке — 34 доллара за тонну.

Вот самый любопытный сейчас вопрос, а сколько из этих денег останется в той же Находке или Посьете или в краевом бюджете?

Только представьте: порт Посьет в 2019 перегрузил 5,6 миллиона тонн, значит, Посьетское поселение могло бы получить почти 340 миллионов рублей. Это в десять с лишним раз больше, чем нынешний бюджет поселка!

Итак, перевалка угля даст больше денег территории. Но пыль? Как с ней обстоит дело? В этом году — очень плохо, хуже, чем в прошлом. Сильные ветра лихо огибали все ветрозащитные заборы и поднимали угольные тучи. Все компании стивидоров в Приморье принимали какие-то меры для подавления пыли: снеговые пушки, экраны, но стало ясно, что это нас от пыли не спасает.

Photo:«Терминал Астафьева»

Выход один. Полный и скорейший переход на перевалку угля в закрытых ангарах.

И этот процесс уже начался в Находке. «Терминал Астафьева» — одна из 13 крупнейших стивидорных компаний, занимающихся перевалкой угля в этом городе. В 2018 году она заключила трехстороннее соглашение о сотрудничестве с Правительством Приморского края и администрацией Находкинского городского округа, взяв на себя обязательства применять комплексные меры по охране окружающей среды в рамках исполнения поручения Президента РФ по переходу на технологии закрытой перевалки угля.

В конце февраля «Терминал Астафьева» первым начал работы для перехода на защищенный тип перевалки угля — монтажу крытого навеса над всем предприятием. Пожалуй, «Терминал Астафьева» начал крупнейший подобный проект в России.

А вот на днях там побывал наш губернатор, который больше доверяет своим глазам, чем победным отчетам. И, судя по пресс-релизу правительства края, Кожемяко удостоверился, что слова с делами не расходятся. Тут перестали «дробить уголь» при его перегрузке. Над технологическими линиями установят купол из алюминия, изготовленный испанской фирмой. Ставить крышу на высоту 28 метров будут японцы из «Марубени». Общая площадь перекрытого пространства составит почти 13 тысяч квадратных метров.

И ещё один стивидор, Находкинский торговый порт начал готовится к созданию закрытого комплекса перегрузки угля. Оборудование в Германии уже закуплено.

Руслан Кондратов — первым из приморских угольных операторов переходит на новый тип терминала. Для Приморья и для всей страны — это революционный шаг.

Photo:«Терминал Астафьева»

Я могу только предположить, почему при Миклушевском этого не происходило, а сейчас, при Кожемяко — происходит. Я думаю, что Олег Николаевич сделал Руслану Викторовичу такое предложение, от которого тот, в хорошем смысле, не смог отказаться. И по нынешним временам это редкий пример, чтобы бизнес нёс дополнительно затраты в миллиарды на новое оборудование, дабы доказать свою полезность нашему краю.

Времена, когда бизнес только выводил прибыль из региона, кажется, проходят. Наступают времена, когда бизнес хочет что-то сделать, как например ДНС, которые удивительно вовремя именно с Приморья начинают диверсифицировать свой бизнес, и активно вкладываются в строительную отрасль края, чтобы построить новый образцовый микрорайон. Как говорил один наш земляк: ведь нам здесь жить!

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter