Город невыученных уроков: как Владивосток пережил крупнейшие снегопады

Город невыученных уроков: как Владивосток пережил крупнейшие снегопады

29 ноября 2020, 11:30
Общество
Photo: Скриншот
Владивосток – поразительный город. Своеобразный и неповторимый. Одной из самых удивительных черт дальневосточного форпоста и его жителей можно смело назвать непростые отношения с «небесной канцелярией».

От нее богоспасаемому граду на берегах Японского моря перепадает немало погодных «щедрот». Полной мерой, невзирая на время года. И, что необъяснимо, – всегда внезапно. Несмотря на все многочисленные прогнозы и оперативные предупреждения синоптиков. Эта странность регулярно наблюдается десятки лет, и предпосылок к тому, что во Владивостоке что-то изменится, пока не видно. Во всяком случае, не в этот раз, когда город с заметным трудом оправляется от последствий невиданного прежде природного катаклизма.

Природа политики

Приморская погода известна своей капризностью и непредсказуемостью. К этому дальневосточники давно привыкли и ничему не удивляются. Даже тому, что погодные катаклизмы имеют немалый политический вес. Но некоторые из метеорологических чудес оказываются в диковинку даже для искушенных жителей российского побережья Тихого океана.

Photo:скриншот

Например, в новогоднюю ночь с 1995 на 1996 год над Владивостоком разразилось нечто среднее между тропической грозой и снежным штормом. Город накрыла мощная снежная метель, а в это время в небе сверкали молнии и грохотали раскаты грома. После этого во Владивостоке несколько дней приводили в порядок городские магистрали и улицы, восстанавливали энергоснабжение. Однако темпы ликвидации последствий снегопада тогда, как и сегодня, мало устраивали горожан. С той лишь разницей, что в ту пору снежные сугробы были вполне себе аргументами в бескомпромиссной политической борьбе между губернатором Приморья Евгением Наздратенко и экс-мэром Владивостока Виктором Черепковым.

Это обстоятельство в связке с бескомпромиссным конфликтом со всемогущим тогда экс-главой РАО «ЕЭС» и руководителем Администрации Президента Ельцина Анатолием Чубайсом стало роковым для приморского губернатора. Регулярные и масштабные отключения электроэнергии в Приморье в конце 90-х годов были призваны настроить население против губернатора, несогласного со многими аспектами политики администрации Бориса Ельцина. Но поскольку они происходили, в основном, в теплое время года, тогда это не помогло. Все изменила зима.

В начале 2001 года южные районы Приморя накрыл мощный снежный циклон. За несколько часов во Владивостоке, Находке и Уссурийске выпало более месячной нормы осадков. Снегопад продолжался более суток и практически парализовал регион. Вслед за этим в Приморье пришло резкое похолодание, вызвавшее всплеск аварий на объектах энерго- и теплоснабжения по всему краю. Во Владивостоке продолжительность отключений электроэнергии достигала 18 часов. Обесточенные насосные станции перестали перекачивать воду в системах тепло- и водоснабжения, начали перемерзать трубопроводы. Дело дошло до того, что в Приморье самолетами МЧС пришлось завозить трубы и необходимое оборудование для восстановления пострадавших от холодов коммуникаций, чтобы вернуть в дома приморцев тепло и электричество. Этот снежно-морозный кризис стал формальным поводом для отставки губернатора Приморья Евгения Наздратенко. Такая вот природа большой политики.

Политика от природы

Смена политического руководства ничего не изменила во взаимоотношениях приморцев с дарами погоды. Мощные снегопады в начале года и в конце октября 2002-го проходили по одному сценарию: коллапс дорожного движения, неработающий общественный транспорт, проблемы с энергоснабжением, и несколько мучительных дней на очистку городских магистралей от снега.

В конце декабря 2004 года жителей Владивостока вновь посетило дежа-вю. Точнее, мощнейший за последние 80 лет снегопад, как его оценили метеорологи. Всего за ночь на столицу Приморья обрушились две месячные нормы снега. Город, как обычно, встал. От слова совсем: общественный транспорт не вышел на линии, да и покинуть подъезд многоквартирного дома удавалось далеко не всем и не сразу – так завалило и замело. Несколько дней не работал аэропорт, а у школьников случились внеплановые предновогодние каникулы – детям разрешили не ходить в школу.

Непогоде во многом обязан началом заката своей политической карьеры и экс-мэр Владивостока Владимир Николаев. Поздней осенью 2006 года его задора и управленческих талантов, помноженных на усилия всей его команды, оказалось недостаточно, чтобы противостоять приморской погоде. Снегопад продолжался больше суток, причем в ходе природного действа снег сменялся дождем, а тот – снегом. К утру городские дороги и улицы превратились в один огромный ледяной каток и во Владивостоке начались сразу два грандиозных праздника, именуемые в народе «День жестянщика» и «День травматолога». В городе из-за обледеневших дорог и тротуаров фиксировались деятки мелких и крупных ДТП, резко возросло число обращений в травматологические пункты со стороны горожан, ставших жертвами нечищенных тротуаров и обледеневших лестниц. Ну, а мэр получил от владивостокцев обидное, но точное прозвище «Вова-гололёд», явно не добавившее ему популярности у жителей города.

Photo:скриншот

Его преемнику на посту мэра Владивостока Игорю Пушкареву тоже не повезло. В марте 2007 года на город обрушился снегопад, какого история метеонаблюдений еще не знала за 130 лет. В столице Приморья пришлось вводить режим чрезвычайной ситуации. В городе привычно не работало почти все: не ходил общественный транспорт и внутригородские паромы, по домам остались дети и студенты, а на нерасчищенных улицах появились военные, помогающие освободить город из снежного плена. Благо, дело было в марте, и природа сама постаралась, чтобы следы погодного катаклизма быстро испарились в прямом и переносном смысле.

Полтора года спустя, в декабре 2009-го, погода вновь напомнила о своем буйном нраве, обрушив на Владивосток сразу трехмесячную норму осадков. И снова все, как всегда: замерший город, заметенные улицы, падающие на нечищенных тротуарах люди и парализованные городские власти, которые не в состоянии организовать оперативную ликвидацию последствий стихии. Разгневанные управленческим бессилием городских властей жители Владивостока тогда вручили мэру города персональную лопату: не можешь организовать работу – убирай сам. Это стало наглядным проявлением того, как природа, точнее – погода, может влиять на политику.

Город невыученных уроков

Статистика природных катаклизмов в столице Приморья, особенно если оценивать ее через призму выпусков новостей, приходящихся на это время, приводит к неутешительному выводу: Владивосток – это город невыученных уроков. С периодичностью примерно раз в два года погода с завидным постоянством испытывает столицу Приморья на прочность. И раз за разом городские власти регулярно не выдерживают этого экзамена.

Photo:скриншот

А он, тем временем, становится лишь жестче. Порою с новыми, неизвестными прежде причудами, которые, как говорят, вызваны глобальным изменением климата. К обычным и уже привычным снегопадам разной интенсивности и продолжительности добавляется все больше льда.

Так, начало ноября 2010 года ознаменовалось страшной гололедицей. Автотранспорт большей частью оказался бесполезен и опасен: машины буксовали на самых незначительных подъемах, а сводки о многочисленных ДТП стали дополняться сообщениями о массовых авариях. Горожане по-прежнему зарабатывали ушибы и переломы на скользких городских улицах, которые никто не то, что не чистил, но даже не посыпал песком. А вот начало декабря 2014-го во Владивостоке и вовсе выдалось поистине фееричным: город сначала полило дождем, затем пошел густой снег, на смену которому пришел ледяной штормовой ветер. В январе 2016 года на Владивосток также обрушился мощный снегопад, когда замело даже подземные переходы, не говоря уже о многочисленных лестницах.

Photo:скриншот

Однако апофеозом новых погодных веяний для Приморья стал ноябрь 2020-го. В этом году Владивосток впервые столкнулся с ледяным дождем. Мощный ливень, сменившийся морозом и снегопадом, заковал город в ледяной панцирь. Покрытые толстой ледовой коркой деревья, линии электропередачи и сами провода рушились и обрывались под неподъемной тяжестью сверкающего льда. Система энергообеспечения пострадала настолько, что стала причиной серьезных перебоев в работе жилищно-коммунального хозяйства. А все остальное осталось как всегда: перебои в работе общественного транспорта, нечищенные дороги и тротуары, попадающие на ровном, но скользком месте в травмпункты горожане. Однако появилось одно важное «но»: если природный катаклизм такого свойства уже состоялся, он вернется. И к этому надо готовиться

Рано или поздно, но Владивосток должен выучить уроки, регулярно преподносимые природой. Они просты и понятны: системы коммуникаций должны создаваться с минимаьным воздействием на них окружающей среды. Иначе говоря, провода и кабели, вместо того, чтобы гудеть и рваться на ветру, должны прокладываться под землей. Городские дороги надо строить и реконструировать с применением современных технологий, которые позволяют магистралям оставаться чистыми и сухими в самые сильные ливни и снегопады. А уровень организации работы городских служб должен быть таким, чтобы сам разговор на эту тему воспринимался, как нечто чрезвычайное: умеют же чистить снег в Магадане и Петропавловске-Камчатском, Южно-Сахалинске и Якутске, где зимы куда более снежные, чем в Приморье. Чем Владивосток хуже? Разве только тем, что здесь пока этому не научились. Возможно, потому, что это кажется дорогим и ненужным. Но лишь до тех пор, пока не посчитать – во что обходится Приморскому краю и его жителям такие погодные сюрпризы.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter