Золотое яйцо разобьют в театре Владивостока

Золотое яйцо разобьют в театре Владивостока

Золотое яйцо разобьют в театре Владивостока
Аналитика

10 ноября 2020, 21:45
Фото: "Восток-Медиа"
Есть сказки и их персонажи, знакомые, кажется, всем, независимо от возраста и литературных предпочтений. Их узнают еще в раннем детстве, запоминают на всю жизнь и потом с удовольствием рассказывают детям и внукам.

И конечно, с удовольствием и доверием идут посмотреть на их театральные воплощения. Не особо задумываясь над тем, что, возможно, каждый драматург и каждый театр в свое время (или во все времена) пытается открыть в старой сказке новые, неочевидные, может быть, но представляющиеся именно сегодня актуальными смыслы.

К таким произведениям, безусловно, относится и русская народная сказка «Курочка Ряба», известная, казалось бы, всем и каждому. В том, что любой родитель, имеющий сына или дочку двух-пяти лет, без малейшего сомнения поведет их на просмотр спектакля с таким названием, можно быть абсолютно уверенным. Историю о том, как «снесла курочка яичко…», как «мышка бежала, хвостиком махнула», как «Дед плачет, Баба плачет, а Курочка кудахчет», мы слышим с младых ногтей… И все знаем, что будет снесено яичко – не простое, а золотое…

Пьесы Николая Шувалова (Николай Юрьевич Боровков) по мотивам, в том числе, хорошо известных сказок, в последнее десятилетие входят в репертуар многих театров кукол.

Это и неудивительно: сам автор, будучи известным режиссером-кукольником, хорошо знает специфику этого вида театра. Его пьесы, помимо литературных достоинств, сценичны, действенны, лаконичны, дают большой простор для фантазии постановщиков.

«Сказка о золотом яйце» (авторское название пьесы) идет во Владивостоке под названием «Курочка Ряба» (0+). Думаю, что режиссер, имеющий богатый опыт актерской и постановочной деятельности, в данном случае учел специфику приморских зрителей, с осторожностью относящихся к незнакомым названиям, особенно, когда речь идет о спектаклях для детей, и поэтому обратился к наименованию сказки — первоисточника.

Следуя замыслу драматурга, Роман Легкодухов, ставит спектакль — притчу о подлинных и мнимых ценностях жизни. Без излишней дидактики, весело и непринужденно, с необходимой мерой и философичности и развлекательности, он наглядно доказывает и показывает зрителям, как меркантилизм и алчность разрушают жизнь, причем, буквально: за несколько минут обжитой по –своему, уютный мирок Деда и Бабы перекособочивается, ветшает, и в их диалогах прежняя теплота и сердечность сменяются грубостью и сварливостью.

При этом режиссер хорошо понимает, что его постановочная задача — создание зрелища, способного не только «вразумить», но и удивить зрителя. Для этого он смело использует большой арсенал выразительных средств современного театра кукол.

Спектакль решен в «синтетическом» кукольном приеме, то есть, с использованием кукол разных систем: планшетных, перчаточных, «живых» (то есть актер в маске со специфической «кукольной» пластикой), с элементами теневого театра, с активным участием актеров в костюмах живым планом.

Художник Елена Лиханова выстаивает на сцене грубоватый, но очень уютный мир хуторка, в котором обитают Дед и Баба, обеспечив при этом достаточное количество площадок, ширм и отверстий, дающих режиссеру и актерам большой простой для мизансценирования.

В спектакле много танцев (балетмейстер Наталья Степанюк), причем, часто это не только танцы сами по себе, а пластическое сопровождение диалогов, подчеркивающее театрально — условную природу спектакля. При этом и костюмы, и пластика, и музыка (композитор Владимир Синенко) имеют, безусловно, традиционные фольклорные истоки, но воспринимаемые как бы с позиции сегодняшнего времени.

В спектакле немало режиссерских придумок, трюков, которые радуют зрителей своей неожиданностью и образностью. Чего стоит, например, желоб, по которому скатываются в корзину яйца из гнезда Курочки Рябы, или яичница в форме сердечка, чудесным образом вылетающая из печки прямо на тарелку Деда… Надо заметить, что режиссер весьма дорожит вниманием зрителей, и не позволяет им расслабиться и заскучать. В результате спектакль смотрится легко и пролетает очень быстро.

Четверо актеров (в составе, который удалось увидеть автору – это почетный работник культуры Приморского края Виктория Яскина, Ольга Стаценко, Алексей Авдеев и Алексей Белов), играющих и комментаторов-рассказчиков, и кукольных Дедку и Бабку, и вороватых Соседей, и прочих эпизодических персонажей, отлично освоили предложенный режиссером способ существования. Они органичны, музыкальны, пластичны и держат хороший темпоритм, играют с подлинным азартом и удовольствием.

Режиссер и актеры, занятые в спектакле
Фото:Приморский краевой театр кукол

… Мышка, в конце концов, разбивает золотое яйцо, после чего былая гармония в мире Деда и Бабы восстанавливается. Тут возникает вопрос, пожалуй, в первую очередь к драматургу: должны ли зрители понимать, что разбитое яйцо каким-то образом утратило свою ценность? Золото ведь, как было, так и осталось, а в целом яйце или в скорлупках — велика ли разница? Режиссер, как мне показалось, тоже не дал ответа…

Впрочем, маленьких зрителей, судя по их реакции после спектакля, эта проблема не озаботила, как и их родителей. Я убежден, что новая постановка Приморского театра кукол будет интересна широкому кругу зрителей: не только дошкольникам, но и многим взрослым ценителям театрального искусства.

Об авторе

Виктор Бусаренко, заслуженный деятель искусств РФ, более 20 лет руководил Приморским краевым театром кукол, председатель жюри краевой театральной премии имени народного артиста СССР Андрея Присяжнюка.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter