Во Владивостоке доказали: хороший левак укрепляет брак

Аналитика
Во Владивостоке доказали: хороший левак укрепляет брак
Во Владивостоке доказали: хороший левак укрепляет брак
14 октября, 09:34Фото: Восток-МедиаСцена из спектакля "Там же, тогда же"
У него обожаемая жена и трое детей. У нее — прекрасный нежно любимый муж и две дочки. Они счастливы — без всяких кавычек. Но, встретившись случайно в баре отеля, они очертя голову бросились в новые отношения. И были вместе 25 лет. Правда, только раз в году…

Что за удивительная история, спросите вы. А вот именно ее рассказывают зрителям актеры Приморского краевого академического театра имени Горького в спектакле «Там же, тогда же» (16+) по пьесе Бернарда Слэйда — на малой сцене.

Собственно, пьесу «Same Time, Next Year» канадский драматург Бернард Слэйд написал почти полвека назад — в 1975 году. В те времена, когда не было интернета, смартфонов и прочих вещей, делающих жизнь человека почти прозрачной для окружающих. Может быть, поэтому ее так трудно перевести в реалии современности — да, наверное, не стоит и пытаться, ведь по тексту буквально горстями рассыпаны приметы времени: хиппи, война во Вьетнаме… А главное — речь в пьесе идет о таких вещах, для которых не существует временных рамок. Разве важно, в каком году или веке люди страдают от любви, томятся этим чувством, счастливы им? Конечно же, нет.

Заслуженный артист России Николай Тимошенко, поставивший «Там же, тогда же…» на малой сцене театра имени Горького, не только не стал переносить действие пьесы в наше время, но и словно нарочито подчеркнул время — нарядами героев, видеопроекцией. Художник-постановщик Андрей Климов усилил эффект, добавив в костюмы артистов множество ноток, деталей 50-70-х годов прошлого века — от пышных подъюбников 50-х и фенечек «детей цветов» до строгого классического шика середины 70-х…

Между прочим, сумочки, бижутерию и даже некоторые ткани для создания образов главных героев пришлось покупать в Москве — и не какие-то там подделки, а настоящие фирменные вещи, например, «Шанель». Со своей задачей — передать смену эпох в спектакле, действие которого происходит в одном и том же гостиничном номере, где не меняется ни единой детали интерьера, Андрей Климов справился блестяще, отразив перемены в образах героев.

Да, гостиничный номер — один из двух элементов стабильности в этой истории. Сюда после случайного знакомства в ресторане отеля (она приехала на уикенд в монастырь на исповедь, что вы хотите, она из семьи с итальянскими корнями; он прилетел, чтобы оказать услугу другу — проверить бухгалтерию) приходят Джордж и Дорис. И проводят невероятную, страстную ночь. Настолько страстную, что наутро они договариваются прилетать в этот городок, в эту гостиницу, в этот номер раз в год. И остаются верны этим встречам четверть века… Так что это самый второй элемент стабильности. Все же остальное в спектакле меняется — и в первую очередь сами Дорис и Джордж. Да, это одни и те же люди, но как много случилось в их жизни за четверть века… Подумайте, читатель, разве иногда, оглядываясь на прожитые годы, вы не ловите себя на мысли: неужели вон та девчонка (тот смешной парень) — это я? Ведь совсем другой человек. И тут же понимаете: да, внешне мы совсем другие, но вот в сути своей, в самом главном, в «точке опоры» — те же самые…

Чтобы подчеркнуть эту мысль, режиссер Николай Тимошенко придумал интересный ход: в спектакле, где всего два героя, заняты шесть актеров. Да, три пары — Михаил Чистяков и Татьяна Иванашко (Джордж и Дорис в начале), Валентин Запорожец и Анна Чалая (середина истории), Марина Волкова и Сергей Коврижиных (финал). И каждому актерскому дуэту выпадают свои непростые задачи, ведь Дорис и Джордж не просто проводят время в постели, нет, их встречи становятся для обоих своего рода и психотерапией, и отдушиной, и поддержкой, и счастьем… Ведь Джордж и Дорис — ни разу не сказав об этом вслух — отчаянно любят друг друга. Равно как и своих супругов. И детей…

Михаил Чистяков и Татьяна Иванашко трогательно и чисто ведут рассказ о первых годах встреч — о том, как герои все больше узнают друг о друге и о семьях, где их любят и ждут. Тут и самобичевание, и немного ревности…

Валентин Запорожец и Анна Чалая буквально обрушивают на зрителя вал страстей: в жизнь людей в США (а действие пьесы происходит именно там) стремительно врывается непростая эпоха войны во Вьетнаме. У Джорджа во Вьетнаме убивают сына — и Валентин Запорожец играет этот эпизод на таком высоком накале эмоций, что зрительницы невольно вытирают слезы… А как забавна и мила Анна Чалая в эпизоде, где Дорис приезжает на «встречу для секса» на последних неделях беременности!

Марина Волкова и Сергей Коврижиных — это Джордж и Дорис в возрасте, который, как принято считать, уже мало подходит для сильных страстей и тем более адюльтера. У них уже внуки, а туда же — скажет иной. И зря. Потому что душа человека не стареет, и страсти в ней бушуют такие же, как и 25 лет назад. И любовь остается все такой же нежной, искренней и чуткой. Актерам замечательно удается это передать.

Законы малой сцены таковы, что здесь любая неверная нота в интонации, любой неточный жест, штрих видны как на ладони… Но все три дуэта ведут свои партии филигранно и точно, заставляя зрителей смеяться, сопереживать, а в финале — от души благодарить артистов. За прожитые вместе с ними 25 лет и за удивительным образом доказанный парадокс: хороший левак укрепляет брак. Как бы это ни было спорно… Впрочем, можно ли назвать леваком то, что длилось четверть века? Бернард Слэйд в своей пьесе поставил в финале многоточие, оставил его в постановке на сцене театра имени Горького и Николай Тимошенко. И наверное, это правильно.

Об авторе

Любовь Берчанская — филолог, журналист, более 13 лет освещающий культурные события во Владивостоке и Приморье, член жюри региональной театральной премии имени народного артиста СССР Андрея Присяжнюка. Работала в газете «Владивосток», ее материалы печатались также в «Музыкальном журнале» (Санкт-Петербург), журнале «Страстной бульвар», журнале «Окно в АТР», в «Российской газете» и других изданиях.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter