Почему в Забайкалье противятся внедрению метода альткотельной?

Почему в Забайкалье противятся внедрению метода альткотельной?

Почему в Забайкалье противятся внедрению метода альткотельной?
Аналитика

16 апреля, 17:05
Фото: МК в Бурятии
тематическое фото
«Ценовая зона теплоснабжения», предложенная правительством России, постепенно охватывает Дальний Восток, но Забайкалье всё ещё не приемлет доводов, стимулирующих перемены.

На сессии Госсовета в конце ноября 2020 года окончательно утвердилась основная концепция правительства России в сфере теплоэнергетики — так называемый метод альтернативной котельной. Новый подход направлен на замещение бюджетных денег в отрасли на частные инвестиции, что приведет к ускорению темпов модернизации инфраструктуры, износ которой в среднем по стране достигает 70-75%.

За два года активного внедрения в разных регионах страны «ценовая зона теплоснабжения» показала себя настолько эффективно, что быстро добралась и до Дальнего Востока, регионы которого в силу географического положения особенно остро ощущают на себе сегодняшние проблемы в энергетике. Неудивительно, что сразу несколько регионов положительно отнеслись к перспективе притока инвестиций, но нашлись в ДФО и «дауншифтеры», среди которых оказалось и Забайкалье. Кто и как здесь противится переменам, и что это сулит жителям края, исследовало издание «МК в Чите».

Будущее уже здесь

Начнем с основ — а что такое, в принципе, альтернативная котельная? Это метод расчета цены на тепловую энергию исходя из следующего подхода: что дешевле — построить собственный источник тепла или подключиться к существующему? Это математическая формула, по которой, в зависимости от конкретной местности и типа топлива, можно рассчитать, сколько будет стоить тепло от новой котельной с самыми современными технологиями. Минэнерго даже разработало специальный калькулятор и разместило его на своем сайте — с помощью этого инструмента житель любой точки страны может узнать, сколько стоит «альтернативная котельная» для его города, и сравнить получившуюся цифру с суммой в платёжке.

Таким образом, для расчёта стоимости тепла за основу берется стоимость «альтернативной котельной», подключения к ней потребителей и её обслуживания. Это — предельный уровень тарифа. Дороже него продавать тепло нельзя. Принятие нового правила предполагает длительный — 5 или 10 лет — переходный период, поэтому потребитель не заметит существенной разницы. А для тех, кто платит больше «альткотельной», тариф и вовсе будет заморожен.

А вот что потребитель заметит точно, так это рост качества услуг и улучшение экологической обстановки, поскольку если возвращать инвестиции компания будет длительное время, то есть вкладывать их в инфраструктуру в течение нескольких лет. Это капитальный ремонт и замена сетей, модернизация устаревших котельных и возведение новых, технологичных, значительное расширение возможностей ТЭЦ и другие затраты, без которых нормальное функционирование города невозможно.

Подвоха тут нет — инвестор знает, что вернёт вложения в течение длительного, но определённого периода, потребитель получает поступательный и контролируемый рост тарифов, едва превышающий инфляцию, которая и без того ежегодно наращивает цифры в платёжке, ну, а власти городов и регионов могут не волноваться за качество теплоснабжения и направить бюджетные средства на другие важные статьи расходов. За всем процессом строго следят в Минэнерго — любое отступление от нормативов грозит инвестору жёсткими санкциями.

О том, что альткотельная — единственный сценарий развития теплоснабжения как для России в целом, так и на Дальнем Востоке в частности, говорят и эксперты.

«Единственным вариантом развития теплоэнергетики сегодня мне представляется то, что делают в Сибири — путем инвестиций из большой теплоэнергетики в малую и развитием альтернативной котельной. В условиях высокой изношенности инфраструктуры и проблем с собираемостью платежей это единственный вариант, при котором отрасль можно развивать без повышения тарифной нагрузки на потребителей и местные бюджеты», — считает бывший директор «Ярославской генерирующей компании» Виктор Тамаров.

В Чите о новом методе заговорили практически сразу же после того, как альткотельная успешно зарекомендовала себя в ряде других регионов. С одной стороны, жители города имеют стремительно ветшающие теплосети — 65% износа в 2018 году, и уже 70% в 2020-м; с другой стороны, перед глазами опыт уже перешедших субъектов РФ и перспективы, открывшиеся для тех, кто активно готовится к вхождению в «ценовую зону».

«На данный момент по тем 13 городам, которые уже перешли на этот метод, утвержденные инвестиции составили 92 миллиарда рублей. По восьми городам, которые заявились на переход и находятся сейчас на рассмотрении, ожидаемый объём инвестиций — 60 миллиардов рублей. Суммарно в ценовые зоны (муниципалитеты, перешедшие на метод альткотельной — прим.ред.) будет привлечено более 152 миллиардов рублей. Это 6% от необходимых инвестиций для приведения теплоснабжения РФ в надлежащее состояние», — рассказывал министр энергетики Николай Шульгинов на той самой сессии Госсовета.

Пермь получит 27 миллиардов инвестиций, Чебоксары — 18 миллиардов, Красноярск — 15, и это только единичные примеры. Что касается непосредственно Дальнего Востока, то здесь пионерами выступают Якутия и Еврейская автономная область, которые на двоих смогут вложить порядка 14 миллиардов рублей в свои теплосети. На модернизацию систем теплоснабжения нескольких населённых пунктов Амурской области «Русгидро» направит 6,7 миллиарда рублей, а в целом же метод альткотельной позволит компании возвести новые и модернизировать существующие ТЭЦ в Приморье, Хабаровском крае и той же Якутии. Таким образом, ценовая зона уже пришла на Дальний Восток — но далеко не все оказались готовы к будущему…

По пути аутсайдеров

Первым «саботёром» в федеральном округе стала Бурятия. Республика имела все шансы одной из первых войти в «ценовую зону», что позволило бы ей модернизировать Улан-Удэнские ТЭЦ-1 и ТЭЦ-2, заменить серьёзно изношенные теплосети и частично решить проблему «чёрного неба», благодаря инвестициям закрыв дымящие котельные за счёт подключения части жителей города к другим источникам, включая центральную систему теплоснабжения и новые, безопасные и современные котельные. Однако осенью 2020 года депутаты Народного Хурала, напуганные Республиканской службой по тарифам, не решились на переход.

В феврале 2021-го к теме вернулись, и не просто так — в Улан-Удэ побывал Юрий Трутнев, который остался шокирован состоянием городских котельных и теплосетей. Полпред президента в ДФО поручил Минстрою России в кратчайшие сроки разработать план выхода из этой ситуации, и замминистра Максим Егоров оперативно провел в столице Бурятии совещание с профильными чиновниками. По его итогам городским властям и правительству республики была рекомендована все та же альткотельная — только она в таких условиях способна обеспечить быструю и качественную модернизацию изношенной инфраструктуры Улан-Удэ.

Однако практически прямая директива федерального центра не ускорила местных чиновников, а, напротив, вызвала у них острую защитную реакцию. Сложилась крайне абсурдная ситуация — люди, ответственные за качественное теплоснабжение в городе, мёртвой хваткой вцепились в полусгнившие трубы и наотрез отказались что-либо менять. В ход идут байки о том, что тарифы для населения в случае перехода в «ценовую зону» вырастут то ли на 5, то ли вовсе на 17 процентов — руководитель Республиканской службы по тарифам Борис Хмелёв каждый раз называет новую цифру, но до сих пор не может предоставить расчёты, либо оперирует устаревшими.

«Так, на круглом столе в Улан-Удэ глава Республиканской тарифной службы (РСТ) Борис Хмелёв заявил, что метод альткотельной увеличить теплотарифы разом на 11%! Но это совершенно не так — он либо не разбирается в вопросе, либо дезинформирует граждан. Никакого одномоментного роста не может быть!

Переход на метод альткотельной «мягкий». На протяжении 10 лет повышение тарифа составит не более 1% в год сверх инфляции. А при сроке в 7 лет — на 1,45% ежегодно. Зато новые правила дают инвестору гарантии возврата средств и защиту от рисков, которые в энергетике всегда очень высоки», — рассказывали мы в одной из публикаций, посвященной перспективам альткотельной в Бурятии.

Все это наводит на мысль о том, что никаких аргументов у ведомства нет, но привлечение частных инвестиций оно все равно жестко блокирует. Почему?

Ранее уже не раз указывалось на то, что сложившаяся система освоения бюджетных средств на бесконечных «заплаточных» ремонтах теплосетей, съедающих сотни миллионов, но не решающих ситуацию, выгодна инфраструктурному блоку правительства республики и смежным ведомствам. Серые и откровенно чёрные схемы, балансирующие на грани коррупционного законодательства и зачастую его переходящие, стали реальностью для Бурятии, которую руководящие (и напрямую заинтересованные) лица совсем не хотят менять.

Увы, но в Забайкальском крае складывается очень похожая ситуация. Там, долгое время наблюдая за «борьбой» соседей с инвестициями и будущим, 15 апреля наконец выдали свой ответ по альткотельной — и опасения подтвердились.

«Алькотельная — плохо, но мы не знаем, почему»

«Наше ведомство считает нецелесообразным внедрение предельных тарифов на тепловую энергию на территории Забайкальского края. Внедрение метода „альтернативной котельной“ повлечёт рост тарифов на тепловую энергию сверх максимальных индексов изменения размеров вносимой жителями платы», — заявила руководитель РСТ края Елена Морозова.

Такой ответ чиновница выдала после того, как месяцами тормозила процесс привлечения инвестиций в теплоснабжения, но не объясняла мотивов. Журналисты буквально завалили Морозову и её ведомство обращениями, и еще 14-го апреля, за день до заявления, она оказалась неспособна дать внятный ответ, а на конкретный вопрос о том, насколько же все-таки вырастут тарифы для населения, она попросила «направить официальный запрос». Впрочем, и на следующий день она не смогла озвучить каких-либо цифр.

Следовательно, цифр и нет — единственный аргумент забайкальской РСТ сводится к апеллированию на расчёты коллег из Бурятии, но эти расчёты, как мы выяснили выше, там также не проводились. Более того, там в свою очередь… отсылают к Забайкалью, то есть, чиновники буквально перекидывают ответственность друг на друга, что лишь добавляет абсурдности этой ситуации.

Резюмируя, положение дел следующее — ресурсники готовы вкладывать значительные собственные средства (речь идет о миллиардах рублей), растягивая при этом окупаемость на долгие годы, а нарушение этих обязательств сулит им штрафы от Минэнерго. В обоих регионах при этом продолжаются систематические аварии на сетях, а котельные отравляют воздух Улан-Удэ и Читы. Федеральных «безвозмездных» денег в ближайшие годы давать никто не собирается — аналогичные проблемы беспокоят практически все регионы России, а кризис существенно поубавил возможности центра.

Но из всего этого уравнения РСТ Забайкалья и Бурятии выводят лишь «мы не знаем, что делать», отвергая существующие возможности без каких-либо на то оснований — ведь расчётов и доказательств резкого роста тарифов нам так и не представили, а других препятствий для введения метода альткотельной нет. По крайней мере, на уровне закона — личные мотивы чиновников обоих регионов заслуживают же отдельного разбирательства компетентных органов…

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter