Почему Фургал и почему сейчас? Справедливость и ли неподсудность?
Аналитика

Почему Фургал и почему сейчас? Справедливость и ли неподсудность?

16 июля , 15:38Photo: 1MediaInvest
Хабаровский край после задержания губернатора бурлил несколько дней. И это говорит не только о том, что союзники губернатора организовали эти выступления, но и о том, что на Дальнем Востоке сложилось огромное недоверие к федеральной власти.

Основной вопрос который все задают: если на Фургала были «дела», то почему его взяли, не тогда когда он, якобы, совершил преступления (пятнадцать лет назад), а тогда, когда стал губернатором. Ни арест сахалинского губернатора Хорошавина, ни арест мэра Владивостока Пушкарева не вызывали подобного массового протеста. Но ни тот, ни другой публично не противопоставляли себя федеральной власти. Вот и Фургал до выборов губернатора края в 2018 году был «системным политиком», почти незаметным депутатом разных уровней от ЛДПР. Если и была на него своя «папочка» с компроматом, то пригодилась она только после того, как он стал губернатором.

Почему же она пошла в ход? Да потому, что система может закрывать глаза на прошлые грехи, но только в расчете на лояльность. А если ты такой гордый, независимый и принципиальный, что ж, тогда и к тебе будут относиться принципиально: виноват — ответь.

На фоне предыдущего губернатора Шпорта Фургал был людям ближе и понятнее. Как свежий человек он ясно видел все огрехи бюрократического аппарата края, хоть исполнительной, хоть законодательной или представительной власти, весь разрыв между словами и делами, реальными процессами и поставленными целями. Он так же, как и его избиратели, не понимал, как можно платить премии чиновникам, если дела в крае идут неважно, а в школах отпущенных на питание денег хватает детям только на «булочку с чаем». Вот эта свежесть взгляда, трезвость и честность оценок и привлекала к нему симпатии.

Но смог ли он за эти два года реально изменить ситуацию в крае к лучшему? Получилось ли у него, врача по образованию, начать перестройку краевой медицины, сделать врачебную помощь оперативно доступной, подготовить край к эпидемии короновируса? Увы, не очень-то: ситуация с заболеваемостью COVID-19 и его лечением в Хабаровском крае далеко не лучшая на Дальнем Востоке.

Но и это было бы почти простительно, если бы Фургал не устроил разгром «Единой России» в крае и не заполнил местные уровни власти сплошь «жириновцами». Баланс политических сил нарушился. И, если можно сделать такое сравнение с балансировкой автомобильных колёс, то вот «колесо власти» в Хабаровском крае стало «бить», вибрировать, а это опасно.

Каждая партия имеет свой социальный базис. И ЛДПР — это не только бывшие сотрудники правоохранительных органов и военные, но и ещё рисковые ребята с криминальными замашками, цивилизовать которых партия и была призвана. В Хабаровске это не получилось, а получилось наоборот: концентрация людей с криминальным прошлым и настоящим в органах власти и стала критической.

Не за старые грехи Фургала убрали из губернаторского кабинета, а за то, что при нём в крае стала складываться неуправляемая и опасная ситуации работы и жизни «по понятиям», а не по федеральным и местным законам.

Стоит напомнить, что сначала в Хабаровском крае взяли не губернатора, а нескольких слишком активных бизнесменов, между прочим, «бизнес-партнеров» Фургала до его губернаторства. В ноябре 2019 года в Москве был арестован соучредитель группы «Торэкс-Хабаровск» и совладелец входящего в нее металлургического завода «Амурсталь» Николай Мистрюков и ещё несколько человек. «Амурсталь» — это единственный в регионе завод по переработке металла. На него претендовали разные бизнес-группы, которые по-разному оценивали перспективы завода: например, продать его китайцам. Стоит сказать, что четвертью пакета акций завода владеет жена Фургала.

Очевидно, что своей несистемностью Фургал лишь привлёк к себе внимание. Возможно в 2005 году уголовные дела замяли по связям, но это не значит, что их нельзя откопать вновь. Так и произошло. Сообщается что именно Мистрюков пошел на сделку со следствием и дал показания на Фургала, что и послужило основанием его задержания. Подозрение в причастности к нескольким убийствам — это тяжкое преступление, по которому срок хоть и истек, но суд может дело возобновить.

Как закрывали дела или вычеркивали из них важные имена можно посмотреть на таком хабаровском «кейсе». Это дело министра финансов Хабаровского края А.С. Кацубы, который вошел в правительство края ещё при Ишаеве.

21 сентября 2009 года, следователь по особо важным делам первого отдела управления по расследованию особо важных дел о преступлениях против государственной власти и в сфере экономики Главного следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации старший советник юстиции заподозрил Кацубу в том, что он выдал кредиты нескольким предприятиям края безо всякого обеспечения.

Более того, проверка установила, что финансовое состояние этих предприятий даже не проверялось. То есть, если бы эти кредиты не вернули, то и взять с них было нечего: ни залога, ни поручительства, ни имущества. Ни один банк так бы не поступил. А если бы поступил, то это означало просто вывод денег.

Итак, министр края совершил серьёзный «поступок». 330 миллионов бюджетных рублей были выданы «под честное слово» и под низкие проценты. Следователь постановил возбудить уголовное дело по статье «превышение должностных полномочий».

Но 25 сентября дело было закрыто. Заместитель Генерального прокурора Российской Федерации государственный советник юстиции 1 класса, «рассмотрев постановление о возбуждении уголовного дела, установил, что данное постановление является незаконным и преждевременным, вынесенным без выяснения и учета фактических обстоятельств».

И Кацуба продолжал работать при разных губернаторах, пока уже Фургал с ним сам не расстался.

Но что изменилось? При губернаторе Фургале в правительстве края в период с 2018 по 2020 годы под поручительство Гарантийного фонда Хабаровского края выдавались кредиты компании падчерицы губернатора Екатерины Малофеевой (Стародубовой). Речь идёт о компании ООО «Строитель», которая в 2019 году получила в МСП Банке кредиты на сумму почти боле 600 млн. рублей под поручительства в 25 миллионов рублей.

Так чего хотят жители Хабаровского края: справедливости для себя и своего губернатора или просто его неподсудности?

У Фургала было достаточно времени, чтобы доказать, что старые грехи остались в прошлом. На каком-то этапе в конце 90-х, начале 2000-х кандидаты с уголовным прошлым (и настоящим) допускались к ответственным постам, потому что у них были капиталы и связи. И они убедительно говорили, что с «прошлым завязали» и хотят себе новой, чистой жизни. Знаете, и у многих это получилось. А у некоторых — нет. В Приморье достаточно известных людей прошли через «лихие 90-е». Но достаточно и примеров, когда некоторые из них отстранялись от власти и снова оказывались под судом.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter