Водочный алкоголизм жителям Приморья не грозит

Водочный алкоголизм жителям Приморья не грозит

Водочный алкоголизм жителям Приморья не грозит
Аналитика

17 июня, 22:17
Фото: 1MI
Минпромторг РФ сосчитал, что спрос на водку в прошлом году сократился на «целый» 1%. А вот игристых и тихих вин жители страны купили на 10% больше. Эксперты оценили перспективы винного рынка страны в материале наших коллег из «Новых известий».

Есть сомнения, что отечественное виноделие сможет удовлетворить все запросы ценителей вина.

Приводятся опросы «Роскачества»: 68% респондентов не доверяют качеству российской продукции. В сегменте массовых продаж отечественное виноделие — это преимущественно полусладкие вина низшего ценового сегмента. В прошлом году лидером производства стал «Гатчинский спиртзавод», разливающий вино по картонным коробкам стоимостью менее 200 рублей за 1 литр. При этом 70% импортных вин — сухие. Тем не менее российские вина, по данным «Роскачества», в прошлом году заняли 50% всего рынка.

Нас уверяют, что собрать приятную на вкус и отличающуюся приличным качеством винотеку нельзя в супермаркете. Истинные ценители должны обойти едва ли не всю страну, чтобы затарить свой импровизированный винный погреб.

«Новые Известия» подготовили гид по таким «злачным» местам.

Почему в магазинах так мало хороших российских вин

Основатель и автор telegram-rанала «Вино и люди» Алексей Синельников объяснил в интервью «НИ», что невысокая цена отечественных вин — не показатель низкого качества:

— Российские вина, которые стоят недорого, по классу могут соответствовать импортным винам подороже, потому что на наших винах нет такой акцизной нагрузки. Плюс наши виноделы получают большие субсидии. Российское вино за 500 рублей — не какая-нибудь дешёвка, как итальянское или французское вино за эти деньги, которое пить невозможно.

Представители АПФ «Фанагория» из Краснодарского края отмечают, что интересные вина в России часто производят относительно небольшие винодельни, а, чтобы попасть в торговые сети, требуются объёмы и доступные цены:

- Крупным сетевым игрокам необходимы массовые поставки и большие партии продукции, которые, например, небольшие винодельни обеспечить не могут. Существенен и вопрос цены. Для рентабельности небольшого бизнеса стоимость продукта на полке в сети должна начинаться от 700 рублей. Это не всех устраивает.

Нет винограда — нет вина

Многие виноделы и могли бы увеличить объёмы производства, снизив таким образом цены, но не могут этого сделать. Производителям не хватает сырья. Дарья Акимова отмечает, что быстро эту проблему не решить:

- Большая часть хороших российских и советских виноградников были расположены в Крыму и в южной части Российской Федерации, на Кубани, и были заложены ещё в царской России. Но в СССР, борясь с алкоголизмом, эти виноградники уничтожили. Сейчас энтузиасты пытаются их восстановить.

Эксперт уточняет, что дело это не быстрое.

Алексей Синельников дополняет — площадь виноградников в России на 90% меньше, чем была в СССР. Своими виноградниками сейчас можно закрыть лишь треть от потребности рынка.

Господдержка виноделия — «медвежья услуга»

Государство оказывает виноградарству большую поддержку, отмечает Алексей Синельников:

— До 90% затрат на виноградники покрывается государством. Но проблема в том, что финансируется закупка только отечественных саженцев, приживаемость у них не лучшая. 30% саженцев могут не прижиться. У европейских — приживаемость 95%. Люди с деньгами, которые играют в долгую, не пользуются господдержкой. Они покупают иностранные саженцы. Так надёжнее — они очищены от всех болезней. Некоторые сорта наших дешёвых саженцев малопригодны. Например, «саперави северное» (его добавляют в купажи) — из него получается не очень хорошее вино. Так что господдержка иногда играет против развития виноделия. Есть лоббисты, продвигающие идеи субсидирования импортных саженцев (они же всё равно останутся в России), но поддержки в правительстве они не находят.

С 2022 года реализуется федеральный проект «Стимулирование развития виноградарства и виноделия», который предусматривает выделение аграриям до 2030 года 25,4 млрд рублей. Но до самообеспечения виноградом всё равно не дойдём: площадь виноградников за 8 лет должна увеличиться только на 35%.

Кстати, сомелье из Приморского края Ник Рудницкий в интервью «Восток-Медиа» делился мнением по поводу состояния алкогольного рынка.

— Я сам люблю российские вина и уважаю российских виноделов. Скажу даже так: российское виноделие действительно стало трендом последних двух лет.

Где еще жив винный туризм в России

Опрошенные «НИ» специалисты уверены, что шансов заполнить полки винных маркетов отечественной продукцией, нет. В качестве альтернативы советуют отправляться в винные туры. Энотуризм набирает популярность: с мая 2021 года по апрель 2022 года посещаемость виноградников Краснодарского края увеличилась в 1,5 раза. Куда еще стоит поехать, рассказал Алексей Синельников:

— Винный туризм есть там, где развито сообщество виноделов. Например, Севастополь, где много небольших крафтовых виноделен, создана инфраструктура. Можно общаться с виноделами, пробовать вина, которых нет в городах-миллионниках. Другие регионы Крыма тоже интересны. »Mriya Resort & Spa» сделала, пожалуй, лучший в мире винный парк. Очень дорого, очень красиво. Оттуда можно направиться к небольшому производителю Олегу Репину, в среде винолюбов он как рок-звезда. А потом сходить в «Золотую балку», она очень большая и заточена под туризм. После можно посетить биодинамическое хозяйство Павла Швеца. Там масса всего разнообразного, можно буквально переходить из калитки в калитку. Развитие туризма идёт там, где можно не очень много передвигаться. Такой центр винного туризма образовался в районе Новороссийска и Семигорья. Это «Мысхако», «Шато Пино», «Абрау Дюрсо», «Сикоры». Там есть небольшая винодельня с хорошим балансом производства и туристических услуг.

Винодельни с талантливыми технологами, открытые для туристов, можно найти и в других регионах России, — добавляет Алексей Синельников:

— Можно в Ростове попить автохтонного сибирькового, в области есть несколько имён, но производства сильно разбросаны. В Ставрополе есть 2–3 винодельни. Найти интересные вина можно в Дагестане, где есть 2 проекта, заслуживающих внимания. Один огромный, там есть экскурсии и классные вина, а второй небольшой и даже не предлагает дегустации. Но в Дагестане с точки зрения винного туризма проблематично выстраивать программу. Ради 2–3 виноделен вряд ли вы далеко поедете.

Что случилось с «северным» виноградом

В России территории вблизи Ростова-на-Дону или Волгограда для виноделия считаются уже крайним Севером, хотя в Европе своё вино делают и в Прибалтике, и даже в Швеции — эти регионы куда севернее Волгограда. По мнению председателя Московского клуба виноградарей Николая Сидорцова, северное виноделие имеет ряд преимуществ.

У северного виноделия в мире в целом очень хорошие перспективы, оно активно развивается, например, в Голландии, в Германии, в Швеции… Виноград может расти не только в жарком климате. У винограда, который выращивается в средней полосе, в Подмосковье, есть большие преимущества, так как летом световой день у нас длится дольше, солнце садится позже. По сути, условия произрастания делают из него диетический продукт, — считает эксперт.

Но в России найти коммерческое производство технического винограда и вина уже даже в средней полосе практически невозможно. В Тульской области есть, например, винная усадьба «Kulakovo», где выращивают морозостойкие сорта, продают саженцы, производят вино и устраивают туристические программы. Но это скорее исключение из правил. Были попытки выращивать французские сорта винограда на Алтае — в 2009 году этим начал заниматься предприниматель Владимир Вагнер и «Алтайспиртпром». Но проект заглох. «Алтайский винзавод» выпускать алкогольную продукцию так и не начал — переключился на минеральную воду. Своё вино можно найти даже на севере Тверской области — в Весьегонске на берегу Рыбинского водохранилища тоже есть винодельня со своими угодьями и туристическими программами. Но выпускают там вино из ягод и фруктов — одна только голубика занимает 4 га земли. Именно ягоды стали опорой виноделия в северных и восточных регионах, но это уже совсем другая история.

Как отмечает глава «Kulakovo» Алексей Кулаков, проблема северного виноделия заключается вовсе не в морозах — в Тульской области морозостойкие сорта винограда даже не требуют укрытия, а в действующих законах:

- Виноделие есть там, где растёт виноград: и в Архангельске, и в Новосибирске. Но с точки зрения законов коммерческая деятельность малых предприятий является тупиковой из-за закона «О виноградарстве и виноделии» от 2019 года. Малый бизнес в рамках правового поля в этой сфере практически невозможен, а для полноценного производства требуются большие инвестиции. Винодельческие предприятия образуются на юге, потому что там большой поток людей.

Закон устанавливает ряд требований к вину и вроде как защищает людей от некачественной продукции. Но, с другой стороны, препятствует развитию виноделия в России. Согласно 468-ФЗ, фермеры-виноделы, владельцы личных подсобных хозяйств и малые предприятия вообще не могут претендовать на субсидии и налоговые вычеты. Фермерам и садоводам с личным подсобным хозяйством просто запрещено производить из собственного винограда сухие и столовые вина.

Председатель общества виноградарей и виноделов Владивостока Дмитрий Бондров относится к идее возрождения промышленных садов критически: Приморье находится в зоне рискованного земледелия, большие сады требуют значительных финансовых затрат в сравнении с выращиванием тех же культур на юге страны.

Тем более, что понятие «микровиноделие» в законе закреплено исключительно за научными учреждениями. И вишенка на торте — виноградником может считаться только лоза, выращенная на виноградопригодных землях. А большинство регионов России относится к зоне рискованного земледелия. То есть де-юре виноделие в России разрешено только в южных регионах.

Мы (Приморский края — прим. ред.) не классифицированы как винодельческий регион, у нас плохо приживаются международные сорта винограда. В основном у нас выращивают местные сорта, из которых вино получается специфическим, непривычным для потребителя, — рассказывал в интервью изданию «Золотой Рог» член Российской и Дальневосточной Ассоциации Сомелье Артур Нестеркин. — На данный момент есть несколько плодовых питомников на территории Приморского края, некоторые из них дают виноград стабильного качества. На продажи они не нацелены, вино изготавливают как выставочный материал для дальнейшей продажи определенных лоз винограда. Пока непонятно, что будет с местным виноделием. Некоторые виноделы делают вино для себя и близкого круга знакомых и не могут продавать его. Для продаж требуется дорогая лицензия, нельзя забывать про высокие налоги. Но все же у Приморского края есть потенциал стать винодельческим регионом в будущем.

Тем не менее, в средней полосе, в Сибири и на Дальнем Востоке винный туризм скорее мёртв, чем жив. По крайней мере, в этом уверены эксперты федерального уровня. А при поездке на юг, предупреждает Алексей Синельников, важно правильно выбрать время, иначе можно разочароваться. Это особенность винного туризма в любой стране:

— Приём гостей на винодельнях сильно зависит от сезона. Туризм — не основной вид деятельности для производителей, и у них нет отдельного штата людей, обслуживающих гостей. В сезон сбора урожая, или когда заняты технологическим процессом, они могут не принимать туристов. Также большая проблема винного туризма — дефицит мест размещения. В высокий сезон люди иногда вынуждены ночевать в машинах.

Проблем развития у отечественных виноделов предостаточно. Решены они будут не скоро. Потребление превосходит нынешние возможности заводов в 3 раза. В магазинах берут дешёвое отечественное вино, да и не доверяют ему, потому что иногда просто нет разнообразия и дорогих сортов. Замкнутый круг. Так что изысканное российское вино ещё долго будет не знакомо массовому потребителю. Во всяком случае, пока законы в стране работают на уголовные дела против российских виноделов, а не на их поддержку.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter