Фальшивые могилы: приморские краеведы пролили свет на захоронение Русского острова

Фальшивые могилы: приморские краеведы пролили свет на захоронение Русского острова

Фальшивые могилы: приморские краеведы пролили свет на захоронение Русского острова
Аналитика

19 марта, 17:47
Фото: "Восток-Медиа"
тематическое фото
Во Владивостоке разразился настоящий краеведческий скандал по поводу небольшого заброшенного захоронения на Русском острове, которое кто-то пытается выдать не то за кладбище героев русско-японской войны, не то за могилы офицеров Белой гвардии. Члены ОИАК официально дали пояснения на этот счёт: все таблички — фикция.

Предыстория выступления краеведов против фальсификации исторических фактов прослеживается с 2019 года, когда некий владивостокский магический салон внезапно взялся за «восстановление» безымянного захоронения на Русском острове. Название салона, как и имя его главной активистки председатель Приморского регионального отделения Российского военно-исторического общества Эдуард Смирнов предлагает предать забвению, сосредоточив усилия на внимательном изучении архивных источников. Архивы же свидетельствуют: заброшенное захоронение никак не может быть воинским, поскольку участников русско-японской войны хоронили на Морском кладбище или предавали их останки морю, а квартировавший на Русском острове 33-й Сибирский полк в 1914 году отправился на фронты Первой Мировой войны.

В пресс-конференции по поводу непонятного захоронения 18 марта приняли участие председатель Приморского краевого отделения Всероссийской общественной организации «Русское географическое общество» — Общества изучения Амурского края (ОИАК) Алексей Буяков и его коллеги — Олег Стратиевский, Эдуард Смирнов, Игорь Доценко, Дмитрий Анча, Александр Кузьмин. Также выступили руководитель краевой инспекции по охране объектов культурного наследия Владимир Осецкий и председатель краевого Совета ветеранов Дмитрий Григорович.

Перед началом пресс-конференции в ОИАК
Фото:"Восток-Медиа"

Краеведы были единодушны в своём возмущении попытками фальсифицировать историю. В своём докладе Олег Стратиевский изложил факты: на Русском острове существует всего пять захоронений, и все они более-менее хорошо изучены. На территории, о которой идёт речь, захоронение принадлежало 33-му Сибирскому полку, квартировавшему в районе Воеводы, и было самым небольшим: 19 могил, из них всего одна — офицерская, две — взрослых людей, а остальные — детские. Как известно, полковые служащие приезжали на Дальний Восток с семьями, и детская смертность в начале ХХ века была в этих краях довольно высокой.

Что касается военных моряков, то архивы дают возможность проследить их жизненный и посмертный пути полностью и исключают вероятность похорон на Русском острове. Тела нижних чинов с крейсера «Громобой», о которых сообщают кресты-новоделы, были преданы морю и перезахоронению не подвергались. В этой связи изготовление фальшивых табличек с именами якобы захороненных офицеров участники пресс-конференции назвали кощунством, а тех, кто это сделал — «врагами общества».

«Впервые вижу, чтобы для увековечивания памяти человека кому-то нужно создать его могилу», — высказался Владимир Осецкий. Он сообщил, что воинские захоронения — предмет заботы краевой инспекции по охране объектов культурного наследия, однако на упомянутое небольшое кладбище в крае нет никаких документов, и к объектам культурного наследия эта территория не относится.

Член ОИАК Дмитрий Анча рассказал, что лично осматривал обсуждаемую территорию в 1992 году в компании ещё двух краеведов — и тогда кладбище выглядело разорённым и заброшенным: кое-где виднелись остатки крестов, но никаких табличек не было, и идентифицировать могилы не представлялось возможным. Теперь же в перелеске можно увидеть и водружённые заново металлические кресты, и даже цементные надгробия в виде раскрытой книги или плит. По мнению краеведов, всё это необходимо убирать, но действовать нужно через авторитетные официальные органы: например, прокуратуру. Именно в это ведомство члены ОИАК намерены написать письмо с изложением всех фактов и предложений по поводу заброшенного кладбища.

«Кто ставил — тот и должен снести!» — такое категоричное мнение высказал председатель краевого совета ветеранов Дмитрий Григорович, назвав попытки создать фальшивые могилы «сволочизмом».

«Всё-таки это — погост, а погосты имеют право быть особой территорией», — заметил в финале обсуждения Владимир Осецкий, рассуждая о перспективах заброшенного кладбища.

Компромиссный вариант решения проблемы предложил и молодой член ОИАК, юрист Александр Кузьмин:

«Нужен памятный знак, который вытеснил бы нынешний абсурд и остановил подмену понятий», — считает он.

Участники пресс-конференции - краеведы и историки
Фото:"Восток-Медиа"

Чтобы предотвратить подобные спекуляции на патриотизме и исторической памяти, члены ОИАК предложили активизировать работу со школьниками — в этом направлении работает представитель ДОСААФ России Игорь Доценко. Он рассказал о создании музея русско-японской войны для подростков, где на экскурсиях ребята смогут в подробностях узнать о самых известных морских сражениях 1904 года и о том, как в России чтут память военных моряков.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter