Ольга Скрипко: портрет автора протестных забастовок

Ольга Скрипко: портрет автора протестных забастовок
Аналитика

20 ноября 2019, 13:19
Photo: РИА «Восток-Медиа»
На дальневосточном заводе «Звезда» обостряется обстановка. Наблюдатели считают, что ее целенаправленно и искусственно накаляет профсоюзный комитет предприятия во главе с бессменной Ольгой Скрипко. В местных СМИ она предстает в образе умудренного опытом профсоюзного лидера, наставника молодежи и обаятельной женщины.

Но если внимательнее изучить факты ее трудовой биографии, включая забастовочный опыт в «лихие 90-е» и антигосударственный подход, за счет которого зарабатывались на заводе деньги, — образ Ольги Скрипко предстает перед нами в ином свете. Сейчас такую деятельность и гражданский взгляд принято относить к понятию «пятая колонна».

Скандальные агитки

Несколько лет назад профсоюзная газета АО «ДВЗ «Звезда» — «Солидарность» сотворила странную вещь. В феврале 2013 года на территории предприятия появились информационные листки, автором которых стала профсоюзный лидер завода Ольга Скрипко. В них содержались ссылки на Конституцию и Трудовой кодекс. Так Ольга Скрипко решила подготовить почву перед комиссией по рассмотрению коллективного договора. Но из, казалось бы, безобидной затеи вышел скандал. Идея Скрипко подняла градус напряженности на предприятии. Вместо выполнения производственных задач в коллективе началось брожение, люди стали собираться в курилках, теряя время на сплетни.

Поводом стало желание акционеров привлечь на «Звезду» высококвалифицированные кадры, необходимые для ремонта судов. После чего кто-то пустил по заводу и городу Большой Камень слух, что заводская администрация специально не хочет брать на работу местное население. Что, в принципе, было почти правдой — акционерам требовались для ремонта судов и их возвращения на боевое дежурство (на «Звезде» ремонтируют подводные лодки) квалифицированные специалисты, а таких специалистов в Большом Камне фактически не было.

Но благодатная почва для пересудов с подачи профсоюзного лидера была уже заложена. Ведь что такое трудовой коллектив, особенно на крупном предприятии? Порой спичку зажечь достаточно: в прямом и переносном смысле. Итогом стали конфликт и даже противостояние между коллективом и руководством предприятия. В итоге вместо того, чтобы применить дипломатические навыки, как это Ольга Скрипко пытается демонстрировать в позитивных интервью, был эскалирован конфликт. Очевидно, договариваться глава профкома даже не собиралась. Ниже мы поймем, по какой причине.

«В наших информационных листках размещены цитаты, которые, как мы считаем, отражают отношение и государства, и работодателя к человеку», — лаконично заявили тогда в профсоюзе.

Профессиональный навык — «раскачивать лодку»

Большинство успешных компаний, невзирая на размер капитала, базируются на отдаче своих сотрудников и корпоративных ценностях. Последние формируются всем коллективом — через традиции, в том числе и трудовые достижения. Немалую роль в этом играют профсоюзные объединения, главной задачей которых является диалог между всеми сторонами — собственниками, топ-менеджментом, специалистами. Оттого и коллективный договор является формой именно договорных отношений между этими сторонами. Это подразумевает бесконфликтное, дипломатическое решение вопросов сферы трудовых отношений.

На «Звезде» много лет наблюдается прямо противоположная ситуация. Ольга Скрипко явно противопоставляет себя администрации, используя для этого порой радикальные методы. О них, кстати, она сама, не стесняясь, рассказывает в своих интервью. При этом она намеренно умалчивает о многих нюансах своей деятельности с сомнительной политической окраской.

На «Звезде» Ольга Скрипко работает с лета 1974 года. С этого времени и по 1989 год она являлась сначала помощником строителя, затем строителем, потом старшим инженером по подготовке производства. Все потому, что у нее был крепкий протеже — директор завода Валерий Маслаков — ее однокурсник.

Вот как сама Ольга Скрипко вспоминает то время в интервью интернет-порталу PrimaMedia: «…из-за давней дружбы наши рабочие отношения были такими эмоциональными! … Сколько моих рыданий слышали стены его кабинета!»

О чем это говорит? Да о том, что условия труда у Скрипко много лет были достаточно комфортными в силу лояльности ее строгого друга и протеже Валерия Маслакова. В итоге к осени 1989 года Скрипко стала зампредом профсоюзного комитета «Звезды», а с 1993 года и по настоящее время возглавляет его.

За это время Скрипко умудрилась испортить отношения со всеми руководителями. Еще бы — ведь пик ее активности пришелся на 90-е годы, когда она выводила протестно настроенный коллектив «Звезды» на улицы, организовывала перекрытие федеральных трасс, массовые голодовки в Большом Камне и даже перекрывали движение железнодорожного транспорта по Транссибу. Трудовая дисциплина упала до нуля.

«…выходили на коллективные акции — перекрывали дороги, Транссибирскую магистраль, устраивали пикеты», — с ностальгией вспоминает Скрипко.

И не скрывает, что является противницей рыночной экономики, разделяя коммунистический плановый подход к производству.

«Я считаю бригаду лучшей формой труда, придуманной при социализме. Поэтому, когда один из экс-руководителей завода решил существующую систему разрушить, мы с боем ее отстояли», — говорит лидер профкома.

Очевидно, что такие взгляды не позволяют Ольге Скрипко вписаться в современную модель экономики. Как и то, что приверженность корпоративным ценностям она не приемлет, отрицая такие понятия.

Возможно, это связано со специфической деятельностью «Звезды» в годы активной работы Ольги Скрипко. Дело в том, что тогда завод не ремонтировал суда, а уничтожал их. Причем платили за это Америка и Япония. Государства, которые сейчас демонстрируют открытую вражду по отношению к России и явно увеличивают масштабы своего военного влияния. А в те годы успешно оплачивали Маслакову и Скрипко деятельность по разоружению российского военного флота.

Утилизация

Ведь тактика пикетов и перекрытия Транссиба резко прекратилась после того, как на «Звезду» хлынул валютный дождь из США и Японии. Получается, что во многом авторитет Маслаков заработал благодаря утилизации военных кораблей, за которую в те годы щедро платили из-за океана.

Вот статистика «эпохи Маслакова» c 1991 года. В рамках соглашения о сотрудничестве в области сокращения стратегических наступательных вооружений между Россией и США, на установленном американцами оборудовании (универсальный комплекс по утилизации атомных подводных лодок), на «Звезде» утилизировались АПЛ, был введен в строй комплекс по переработке и хранению радиоактивных отходов атомных субмарин. Строительство велось на средства, выделенные правительством США в рамках совместной программы по сокращению ядерной угрозы. В начале нулевых «Звезда» выгрузила ОЯТ восьми АПЛ.

После гибели Маслакова в результате пьяной драки на заводе начались задержания. Так, осенью 2013 года военная прокуратура Тихоокеанского флота выявила факты мошенничества при реализации госконтракта на ремонт боевых кораблей в АО «Звезда».

«По завершении сервисного обслуживания корабля подрядчик представил к оплате и получил по фиктивным документам с завышенной стоимостью произведенных работ более чем 63 млн руб.», — говорилось в пресс-релизе Главной военной прокуратуры РФ.

А в 2012 году к уголовной ответственности (условный срок) за растрату более 29 млн. рублей был привлечен экс-директор «Звезды» Юрий Шульган. Он встал у руля «Звезды» сразу после гибели Маслакова осенью 2001 года, а до этого был главным инженером предприятия. По первоначальной версии следствия, Шульган освоил 6 млн рублей, выделенных в 2007 году Японией на утилизацию российских АПЛ. В конечной редакции обвинение сводилось к нецелевому использованию директором средств из общей прибыли завода.

«Путем использования подложных платежных документов обвиняемый обеспечил перечисление денежных средств на расчетные счета фирм-однодневок, которые были впоследствии обналичены», — говорилось в обвинительном заключении.

За это Юрия Шульгана приговорили к трем годам условного (!) лишения свободы с четырехлетним испытательным сроком и штрафу в 550 тыс. руб. Соучастником Шульгана был начальник управления утилизации завода Александр Киселев.

Достаточно сказать, что преемника Шульгана — Андрея Россомахина тоже отправили под суд за мошенничество и причинение крупного ущерба предприятию… Потом за пожар на АПЛ «Томск» сняли с должности директора «Звезды» Владимира Аверина. Все это Ольга Скрипко хорошо знает, но предпочитает не вспоминать в позитивных интервью…

А чем же занималась в те «мутные» времена Ольга Скрипко? О периоде дружбы с американцами и японцами она в своих рассказах не упоминает. Возможно потому, что обе эти страны сейчас являются геополитическими противниками Российской Федерации. И потому, что в отличие от практики уничтожения, теперь перед заводом стоят иные задачи.

Точно также Ольга Скрипко молчит о собственном доме, выстроенном по индивидуальному архитектурному и дизайнерскому решению. Его снимками мы располагаем.

Тем временем в коллективе предприятия продолжают наблюдаться волнения, инициированные профсоюзным комитетом. Что естественно не способствует здоровой атмосфере на предприятии. Однако никаких разъяснительных мероприятий на тему выполнения госзаказа профком не ведет, а вместо этого расшатывает ситуацию.

К сожалению, получить комментарии самой Ольги Скрипко о своем протестном прошлом и неуживчивом отношении с акционерами не удалось — она отказалась отвечать на наши вопросы по телефону.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter