«Выполнили задачу»: форты Владивостокской крепости защитили город, не стреляя

Аналитика
«Выполнили задачу»: форты Владивостокской крепости защитили город, не стреляя
«Выполнили задачу»: форты Владивостокской крепости защитили город, не стреляя
21 апреля, 15:32Фото: "Восток-Медиа"Форт № 4
Завершаем рассказ об истории строительства «фортов имени Романовых» Владивостокской крепости.

Что касается самих фортов, то в необходимости их возведения сомнений не было. Несмотря на взятый курс на нормализацию отношений с Японской империей, уверенности в том, что с этой стороны угрозы быть не может, не было.

Страховка на случай войны

Да, был подписан комплекс договоров о торговле, мореплавании, рыболовная конвенция и так далее, но военно-морская программа Японии, принятая сразу после окончания русско-японской войны успешно в Стране восходящего солнца реализовывалась; принятая тогда же программа усиления сухопутных войск так же шла успешно. «К 1910 году Япония заказала во Франции осадную артиллерию — около 1000 тяжелых осадных пушек, — продолжает рассказ Роман Авилов, старший научный сотрудник музея-заповедника „Владивостокская крепость“. — В это же время посол Японии в Санкт-Петебурге Мотоно Итиро, встречаясь с Николаем Вторым, пользуется любой возможностью, чтобы заявить: России ни в коем случае не стоит строить во Владивостоке оборонных сооружений, это ни к чему, лишняя трата денег, при наших-то дружеских отношениях и так далее. При этом он демонстрировал просто фантастическую осведомленность о ходе работ по оборонительному строительству. Вопрос „а тогда зачем закупается 1000 орудий“ повисал в воздухе, ведь ни одной крепости, кроме Владивостока, для осады которой Японии понадобилось бы такое количество пушек, в районе жизненных интересов Страны восходящего солнца просто не было. Циндао — база германских войск? Для осады Циндао столько орудий не нужно. Для войны с США? Аргумент не выдерживает критики. Орудия нужны только для осады Владивостока. И всем было ясно, что его нужно оборонять, вероятность новой русско-японской войны сохранялась».

Форт № 4
Фото:"Восток-Медиа"

Ну, а в том, что большой европейской войны не избежать, в 1910 году тоже уже было ясно. И это значило, что войска на европейский театр военных действий придется перебрасывать в том числе из Сибири и Дальнего Востока. Минимум — три армейских корпуса. И значит, нужна была страховка на тот случай, если Япония именно в этот момент нападет на Россию и в частности на Владивосток. Для того и спешно достраивалась Владивостокская крепость — с самым, пожалуй, на тот момент мощным в мире сухопутным обводом, системой береговой обороны (две башенные батареи, правда, так и не были достроены, эту оплошность пришлось исправлять уже во времена СССР).

Вершина фортификационной мысли

Семь фортов поперек полуострова Муравьева-Амурского и четыре форта на острове Русском для обороны наиболее десанто-опасных направлений были построены, но не завершены (именно из-за Первой мировой войны). Чаще всего не были достроены тыловые казармы. Если бы мировая война началась года на два позже, все было бы достроено. Но вообще форты строили рационально — так, чтобы в случае чего их можно было использовать в любой момент. Так что тыловые сооружения были второстепенными. В первую очередь сооружали бруствер, ров, кофр, эскарп (крутой внутренний откос рва) и так далее; создавали систему потерн — то есть подземных ходов для связи частей форта между собой. В кофрах строили контрминные галереи, и так далее.

«Наиболее крупный форт — № 2 — это два с половиной километра подземных тоннелей. Форт расположен на горе Варгина, господствующей высоте полуострова Муравьева-Амурского, с которой Владивосток и его окрестности просматриваются идеально, — говорит Роман Авилов. — Форт был рассчитан на ведение круговой обороны и был, как и другие его „братья“ на порядок мощнее фортов Порт-Артура. Форт № 2 был построен военным инженером Петром Павловичем Унтербергером. Сыном Приамурского генерал-губернатора Павла Унтербергера. Такая вот крепостная династия выходит, ведь и Павел Федорович строил береговые батареи во Владивостоке еще в XIX веке, в период ухудшения отношений с Китаем».

Форт № 2
Фото:"Восток-Медиа"

Более того, практически каждый год по степени готовности форта пересматривались и планы обороны (об этом вспоминает в своих мемуарах Унтербергер): то есть если война начнется завтра, форт будет способен на это, это и это. Варианта «уважаемый противник, подождите годика три, пока мы все достроим» не рассматривалось. И это, кстати, один из уроков русско-японской войны.

Ведь форты Порт-Артура должны были быть полностью готовы к 1909 году. Именно тогда Россия собиралась воевать с Японией, а до тех пор Николай Второй придерживался позиции «войны с Японией не будет, потому что я ее не хочу». Мнение японской стороны не учитывалось.

Форт № 5
Фото:"Восток-Медиа"

Также и сооружение контрминных галерей в кофрах было уроком Порт-Артура. Большинство фортов этой крепости японцы брали следующим образом: делали подкоп под кофр, подрыв, проникновение внутрь сооружения, подземная война, ликвидация оборонительных сооружений во рву, штурм форта.

Поэтому и делали контрминные галереи: из сооружений во рву веером расходились галереи, выложенные бетонтитами (камнями из бетона). В галереях были слуховые отверстия. Наблюдатели сидели там и внимательно слушали, обнаружив подозрительные звуки подкопа, докладывали — и тут же начиналось сооружение встречного подкопа. Затем закладка камуфлета (подземного взрыва), ну и понятно — подрыв, подземная команда противника уничтожена. Подземная минная война подобного типа активно велась в Севастополе, например.

«Также хочу отметить, что при строительстве этих фортов были использованы самые передовые инженерно-технические решения, некоторые из которых стали использоваться в Европе только после Первой мировой (и не исключено, что с учетом опыта Владивостокской крепости), — подчеркивает Роман Авилов. — Человек, который подбирал кадры для строительства этой серии объектов крепости, — военный инженер Алексей Петрович Шошин был мудрым руководителем. Он набрал молодых выпускников Николаевской инженерной академии и решительно отказывался от услуг „умудренных знаниями“ инженеров, имевших большой опыт возведения фортификационных сооружений в европейской части России. Почему? Он отвечал на вопрос просто: ландшафт Владивостока и ландшафт, к примеру, Смоленска — это две очень большие разницы, опыт, наработанный в европейской части страны, здесь просто не применим. А молодые, легко воспринимающие все новое, умеющие находить нестандартные решения, пригодятся здесь обязательно. „А что касается нехватки у них опыта, — говорил Алексей Петрович, — так на то есть я“. И так оно и было — инженеры предлагали новаторские, интересные решения, а Шошин мудро корректировал их рвение с учетом вечно обрезанного со всех сторон бюджета на стройку».

Форт № 7
Фото:"Восток-Медиа"

Да что там, сама идея распыленных фортов была новаторской. Начало XX века — период развития артиллерии и фортификационного искусства. Уже становилось ясно, что концепция «все в одном кулаке» нежизнеспособна, ведь в скученные сооружения намного легче попасть и разрушить их разом, чем в рассредоточенные по местности и хорошо замаскированные. Феодальный замок — отличная мишень, а ожерелье из фортов попробуй еще обнаружь, а потом захвати.

Перед фонтами лес не рубили специально — из соображений маскировки. Брустверы — часть, обращенную к противнику, специально закрывали дерном. И с учетом того, что авиация еще только-только развивалась и едва начинала использоваться для разведывательных нужд, такая маскировка была идеальной. По сути противник видел перед собой обычную сопку, холм…

Форт № 7
Фото:"Восток-Медиа"

«Если бы Первая мировая началась позднее, если бы Владивостокскую крепость успели бы полностью достроить, она — до появления минометного вооружения — практически идеально бы защищала Владивосток. Впрочем, она ведь это и сделала, — уверен Роман Авилов. — Какая крепость полностью выполнила свой долг? Та, что защитила город и людей, не сделав ни одного выстрела, одним своим существованием поставив противника в ситуацию „да ну, еще неизвестно, чем кончится, не будем нападать“. Ведь Япония, несмотря на наличие у нее союзнического договора с Англией, после начала Первой мировой некоторое время думала, чью сторону занять. Напасть ли на Владивосток и выступить на стороне кайзеровской Германии или на Циндао и выступить на стороне Антанты? И в том, что выбор в итоге пал на Циндао, огромную роль сыграли форты Владивостокской крепости, рассчитанные на длительную автономную оборону и способные оказать достойное сопротивление. С фортами Порт-Артура японцы возились почти год и положили там огромное количество людей! Так что можно сказать, что деньги, вложенные в строительство Владивостокской крепости, отбились на все сто. Эта линия фортов — без преувеличения — наша гордость, заслуживающая и интереса публики, и охраны, защиты и реставрации».

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter