Как системы здравоохранения в разных странах мира справляются с коронавирусом

Как системы здравоохранения в разных странах мира справляются с коронавирусом

Как системы здравоохранения в разных странах мира справляются с коронавирусом
Аналитика

21 мая 2020, 17:21
Фото: Медиахолдинг1Mi
тематическое фото
Коронавирус оказался гигантской встряской для систем здравоохранения во всех странах мира. Несколько месяцев пандемии COVID-19 показали: нигде врачи не были готовы к такому развитию событий. Эксперты «Новых Известий» проанализировали опыт разных государств в противостоянии опасному вирусу.

Известно, что Россия вышла на второе место в мире по числу заражённых коронавирусом после США, где этот показатель перевалил за полтора миллиарда. Однако абсолютное число заразившихся — не самый важный показатель, в отличие от смертности, вызванной последствиями инфекции. И по этому показателю Россия далеко не на худших позициях: менее 1% летальности не выглядит катастрофически, если сравнивать, например, с Бельгией, где умирает каждый шестой заразившийся. Есть несколько стран, где показатели лучше: например, в Беларуси и Саудовской Аравии по 0,6% умерших от общего количества заболевших, а в Сингапуре по официальным данным умерших от «короны» практически нет.

Статистика летальности от COVID-19 в разных странах
Фото:"Новые Известия"

Безусловно, значительную роль в этой статистике играет методика подсчёта — и она в каждой стране имеет свои особенности. Так, например, в Великобритании существуют две разных статистики: правительственная учитывает лишь больничную смертность, а национальная — абсолютно все случаи смерти с подозрением на COVID-19, и в итоге расхождение составляет до 40%, а в Лондоне умершим от коронавируса можно считать каждого второго покойника. В Италии Высший институт здоровья предписал включать в статистику смертности от коронавируса всех заразившихся, даже онкобольных в терминальной стадии. В Германии учитывают лишь тех, кто умер от осложнений, вызванных коронавирусной инфекцией. И даже при таком подсчёте там COVID-19 дал 4,5% летальности.

Что касается России, то весьма распространённым мнением является «сглаживание» реальной картины — так считают половина респондентов, опрошенных сотрудниками Института государственного и муниципального управления «Высшей школы экономики» (НИУ ВШЭ). Директор Центра развития региональной политики Илья Гращенков так объясняет этот феномен:

«Наша статистика — это политика. Она отражает то, что нужно отразить. Нужно показать рост, покажут рост, нужно будет показать снижение — всех запишут на пневмонию».

Сомневается в корректности отечественной статистики и первый проректор Высшей школы организации и управления здравоохранением Николай Прохоренко:

«Оперировать статистикой у нас хорошо умеют. А еще у нас очень сильно страдают критерии диагностики. Положительные результаты на COVID-19 могут уйти в Роспотребнадзор на перепроверку и не возвращаться неделями. Вот так люди и умирают без подтверждённого диагноза».

Однако даже если сомневаться в российской методике подсчёта летальности коронавируса, печальная статистика Европы и Америки говорит о том, что чужой опыт вряд ли может стать образцом для подражания. Проблемы с готовностью системы здравоохранения к эпидемии очевидны у всех государств. И это при том, что медицина в Италии, Великобритании и США традиционно считается высокоразвитой.

Качество борьбы с пандемией напрямую зависит от того, как устроены системы здравоохранения в разных странах. В мире существует 3 основных вида систем здравоохранения. В США действует система добровольного страхования — люди сами в меру своих возможностей покупают страховки или просто оплачивают счета больниц. В Великобритании здравоохранение полностью национализировано — государство платит за всё. В Германии и России действует система обязательного медицинского страхования — все занятые люди или их работодатели в обязательном порядке делают отчисления в зависимости от зарплаты в государственные фонды.

Именно добровольная система страхования в США поначалу привела к низким темпам тестирования на коронавирус и отказам людей от врачебной помощи. Опросы Gallup показывают, что четверть американцев не обращаются за помощью даже в случаях тяжёлого заболевания. Впоследствии государство взяло на себя расходы на тестирование и лечение населения, но драгоценное время было упущено.

В благополучной Великобритании с национализированной системой здравоохранения попросту не хватало коек интенсивной терапии и средств индивидуальной защиты. Изначально британская система здравоохранения была ориентирована на то, что пациенты должны обращаться к врачам только в крайних случаях. Массовые обращения от людей с подозрением на коронавирус увеличили время прибытия скорой на случаи угрозы жизни до часа. Соответственно, выросла и смертность.

В России уязвимыми характеристиками системы здравоохранения эксперты считают, во-первых, недостаток финансирования — ведь отчисления в Фонд ОМС зависят от зарплат, а они в кризис уменьшаются. Во-вторых, единого стандарта лечения больных коронавирусом не существует: пациент может оказаться как в современной оборудованной клинике, так и в маленькой наспех приспособленной больнице или даже роддоме, где нет ни техники, ни квалифицированных специалистов. Опубликованные осенью 2019 года совместные исследования университета Джона Хопкинса, Инициативы по сокращению ядерной угрозы (NTI) и журнала The Economist показали неготовность развитых стран встречать вспышки инфекционных заболеваний.

Расходы на здравоохранение в разных странах мира
Фото:"Новые Известия"

Эксперты отмечают, что причиной этому служит излишняя уверенность развитых стран в том, что инфекционные болезни остались в далёком прошлом.

«Общая проблема — готовность к лечению спектра болезней, от рака до диабета, но не к новому вирусу. Нужно ждать вакцины или общего иммунитета, а значит и проблема одна — достаточное число лабораторий и ученых и как быстро они способны справиться с задачей. Страны с передовой медициной оказались не очень-то подготовленной именно к нашествию вируса. Израиль, Швейцария, США, Германия — лидеры в области хирургии, диагностики, но вирус скосил их». Директор Центра развития региональной политики Илья Гращенков.

Независимый демограф Алексей Ракша вспомнил и о советской системе здравоохранения:

«Неплохой была бы советская система с большим количеством коек. Но эти койки были не очень хорошо оснащены. Их было очень много, но они часто были номинальными. И врачей было много, и коек, но качество оставляло желать лучшего. Но советская система была заточена на борьбу с инфекцией. Такой подход уже лет тридцать считался устаревшим».

Пока на Западе переосмысливают демографические переходы и платность медицины, в России врачи и люди борются со своими особенными проблемами.

Ни у кого не вызывает сомнения тот факт, что отечественная система здравоохранения и подход к борьбе с эпидемией требует пересмотра. Это поняли даже на самом высоком уровне — разработкой вариантов модернизации займётся РАН. Но приходится констатировать, что об отсутствии проблем сейчас не может заявить ни одна страна. Нынешний кризис показал, что идеальной системы в мире не существует. Стоит появиться новой неизученной болезни, и вся сверхсовременная медицинская техника в дорогих клиниках оказывается бесполезной. Правда, при всей разности подходов, эксперты сходятся в том, что старой советской массовости больничных пунктов, где можно изолировать больных, не хватает.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter