Placeholder 1mi
Фото: pixabay.com

Швейное дело в Хабаровском крае трещит по швамАналитика

23 декабря 2017, 17:13
Отрасль спасают только заказы на школьную форму и энтузиазм

Рынок одежды на Дальнем Востоке, как и по всей России, наполнен ввезённым из-за рубежа товаром. Лёгкая промышленность давно не удовлетворяет потребности потребителей. В 90-х годах ДФО наполнил китайский ширпотреб, швейные фабрики не смогли составить конкуренцию, а выжившим предприятиям до сих пор приходится бороться за существование. В Хабаровском крае больших производств не осталось вовсе — в их зданиях разместили торговые центры. Уцелевшие фабрики занимаются в основном детской одеждой и школьной формой. Кто-то встал на другие рельсы и занялся пошивом палаток и тканевых мешков.

По данным Минпромторга, в 2016 году в стране произвели одежды всего на 126 миллиардов рублей. Российский рынок одежды для взрослых составляет около триллиона рублей, 90 % товара — импортное и зачастую нелегальное. В таких условиях местным швейным фабрикам работать невыгодно.

«Когда предприятие не может конкурировать с теневой продукцией, с серым импортом, который там беспошлинно как-то ввезли, то есть выбор: или оно убивает это предприятие, особенно малое, или они идут на то, что перестают платить налоги, уходят в тень — то есть для государства уже не существуют»Сергей Катырин, президент Торгово-промышленной палаты России

Школа в помощь

После развала Советского Союза единственной швейной фабрикой в Хабаровском крае осталась «Комсомолка». Сейчас коллектив там совсем небольшой для подобного производства, но позволяет ему существовать. При фабрике работают ателье и лаборатория испытаний материалов и готовой продукции.

Чтобы остаться на плаву, предприятие открыло розничную сеть магазинов своей продукции и снизило цену до минимума. Порой ему приходится реализовать товар практически по себестоимости. Спасением стало производство школьной формы. После того, как все средние общеобразовательные учреждения обязали ввести однообразную одежду, предприятие Комсомольска-на-Амуре немного расправило крылья.

«В августе мы делаем почти 30 процентов реализации за счёт продажи школьной формы. А вообще производим продукцию на все сезоны года, расширяем модельный ряд и увеличиваем ассортимент. Осваиваем и производство трикотажного полотна: платья, ясельный ассортимент, толстовки и спортивные костюмы. За счёт этого и выживаем», Нина Сержантова, заместитель директора по коммерции и производству фабрики «Комсомолка»

Однако школы делают заявки, но не дают гарантий, что купят форму. К тому же большую конкуренцию местной фабрике составляют производители из Новосибирска и Москвы, а также из Китая. По иронии судьбы, родители, отдавшие выбор товару из Поднебесной, вскоре несут купленные костюмы и сарафаны в ателье, которое работает при «Комсомолке» — подшить, исправить огрехи китайских портных. И это не единственное препятствие для развития отрасли.

«Большая проблема с тканями, особенно в этом году. Мы закупаем их у посредников. Они большими партиями ткани не завозят, запасов не делают. Иногда бывает, что ткани нет, сидим и ждём, когда же её привезут. Поставляют в основном из Китая и Турции, редко везут из Кореи — это обходится дороже»,Нина Сержантова, заместитель директора по коммерции и производству фабрики «Комсомолка»

Фабрика просила помощи у правительства Хабаровского края, однако так и не дождалась её. В региональном министерстве промышленности и транспорта производителю посоветовали развивать маркетинговую службу и активнее работать с потенциальными покупателями.

Бан от банка

Подобные рекомендации не помогают ни «Комсомолке», ни мелким предпринимателям. Так, производители школьной формы из дальневосточной столицы больше озадачены тем, что не могут получить кредит и расшириться.

«Банки не дают кредиты, аргументируя это тем, что у нас сезонный бизнес и микробизнес. Банкам это не интересно. Выживаем сами. Изначально мы делали широкий ассортимент одежды, но потом остановились на пошиве школьной формы для девочек. Чтобы шить одежду на мальчиков, нужны другие промышленные швейные машинки и другие ткани. Всё опять упирается в деньги», Дмитрий Кравцов, менеджер по продажам компании «Пеппи»

Как и у «Комсомолки», у небольших цехов по пошиву одежду есть проблемы с сырьём. Главная из них — высокая цена. Для работы используют полотна из Турции и Китая. Чтобы работать с такой тканью, её нужно обязательно сертифицировать. Вновь всплывает финансовый вопрос. А чтобы заработать, необходимо обойти конкурентов из Новосибирска, которые уводят хабаровских клиентов.

«Пока мы не конкуренты ни "Комсомолке", ни "Сибирскому наряду", потому что у нас не такое большое производство. Очень тяжело работать в этой сфере. Продолжаем работать, лишь потому что бизнес для нас — ребёнок. Хотим, чтобы он рос и развивался. Сейчас работаем со школами, стараемся понравиться не только ценой, но и качеством», Дмитрий Кравцов, менеджер по продажам компании «Пеппи»

За клиентами — в соцсети

После закрытия швейных фабрик мастерицы перебрались в ателье или стали работать на дому. Сейчас продвигать продукцию стало легче благодаря социальным сетям. На своих страничках швеи выкладывают работы и собирают базу клиентов. Так поступила и хабаровчанка Елизавета Уткина. Уйдя в декрет, девушка решила активнее заняться шитьём, чтобы не погрязнуть в рутине домашних дел. В итоге увлечение переросло в небольшой бизнес. В новом году Елизавета планирует стать индивидуальным предпринимателем.

«Основные клиенты — это мамы с детками, потому что моя одежда рассчитана на такую категорию клиентов. Все они сидят в соцсетях — не надо ходить по магазинам в поисках нужного костюма. Нужно лишь выбрать ткань и снять мерки. В магазинах все рассчитано на массового потребителя, сшито конвейером, а я учитываю пожелания каждого клиента»,Елизавета Уткина, швея

Открывать пошивочный цех или ателье девушка не считает выгодным — нужно платить за аренду помещения, коммунальные услуги. Работа на дому удобнее. Проблем с покупателями у девушки нет — помогают соцсети, с оборудованием тоже — портативные швейные машинки обходятся гораздо дешевле промышленных, даже несмотря на то, что у хабаровчанки целый «автопарк». А вот с чем проблемы у швей и больших производств совпадают, так это с тканями — в городе их нет.

«Все производства находятся на западе страны. Наши продавцы даже не знают таких названий, как кулирка, интерлок, футер, капитоний. Для них всё это трикотаж. Вот и приходится заказывать ткани. Сезонные закупаю заранее, учитываю, что в пути они будут минимум две недели. То же самое с фурнитурой и даже нитками. Завидую швеям, которые живут рядом с производствами, могут прийти на склад или в магазин и потрогать все ткани. Я же покупаю кота в мешке, опираясь только на описание», Елизавета Уткина, швея

В Хабаровском крае особого внимания лёгкой промышленности не уделяют. Рассказать с точностью до тысячной доли власти могут разве что о производстве самолётов и судов. В отчёты производства правительство включает показатели «швей» из системы УФСИН. В колониях края шьют постельное белье и спецодежду. Остальным приходится надеяться лишь на поддержку государства. Помочь пока готовы только в Торгово-промышленной палате России.

«У нас есть специальная общественная комиссия, которая анализирует все поступившие проекты для Фонда развития промышленности. Мы помогаем их довести до читабельного уровня для комиссии Фонда развития промышленности, пишем свои рекомендации и отстаиваем на большом совете. Там больше ста проектов, которые мы туда выдвинули — и они профинансированы уже»,Сергей Катырин, президент Торгово-промышленной палаты России

Сюжеты: Хабаровский край