Художественное собрание насекомых, или энтомология по-приморски

Художественное собрание насекомых, или энтомология по-приморски
Мнение

23 июля 2017, 19:08
Александр Лобычев
арт-критик
До 30 июля в выставочном центре «Галерея» Артёмовского краеведческого музея работает выставка молодых художников «Послание насекомых»

Любовь пройдет. Обманет страсть. Но лишена обмана

Волшебная структура таракана.

Николай Олейников

Наверное, большинство зрителей, попавших в пространство арт-проекта «Послание насекомых», и не подозревают, что они невольно оказались в роли героев знаменитой детской книги советского писателя Яна Ларри «Необыкновенные приключения Карика и Вали», которая вышла еще в тридцатых годах прошлого века. Там дети случайно выпивают таинственный раствор профессора Енотова, превращаются в крошечных человечков и верхом на стрекозе отправляются в захватывающее и опасное путешествие в мир насекомых, точнее, вселенную, где затеряны не они, а мы, люди. А ведь именно таким взглядом – не сверху вниз, а снизу вверх, хорошо бы оглядеться на выставке, где несколько десятков молодых приморских художников объединились, чтобы попытаться разгадать послания насекомых, которым миллионы лет – и насекомым, и посланиям. Редкий шанс почувствовать себя великим Жаном Анри Фабром, автором волшебной книги «Жизнь насекомых», поклонником бабочек, последователем скарабеев и учеником скорпионов.

Эта фантастическая, веселая и дерзкая выставка привлекательна не только количеством авторов, но и разнообразием жанров и художественных техник – здесь собраны живописные и графические работы, фотографии, каллиграфия, инсталляции, скульптуры, горячая эмаль, батик… Само оформление экспозиции сразу же переносит посетителей в летающее, ползающее, звенящее и поющее царство насекомых. Над головой бесшумно скользят стрекозы и бабочки, на стенах в своих молитвенных позах застыли богомолы, а цикады, которых в реальности не всегда можно и обнаружить, во всей своей страшноватой красоте выступают солистами знойного летнего полдня. Именно благодаря техническому многообразию произведений, выставочное пространство занято от потолка до углов, где затаились странные насекомые с оружием в лапах. На этот раз залы напоминают скорее театральную сцену, нежели обычную галерейную выставку. А декорацией всему этому сюрреалистическому представлению может служить гигантская – во всю стену – кинетическая инсталляция Елены Полетаевой, где паук непрерывно ткет свою паутину.

Ведущими энтомологами выставки стали Дмитрий Рыжов и Василий Галактионов, они расставили силки, ловушки, приманки для молодых художников, которые порой отличаются удивительной мимикрией и пугливостью, и смогли организовать этот редкий для нашей художественной жизни карнавал. В общем, как сказал еще Пушкин: «Мое собранье насекомых / Открыто для моих знакомых. / Ну что за пестрая семья!» Выставка впервые открылась в марте этого года в залах Приморского Союза художников во Владивостоке, а сейчас работает в выставочном центре «Галерея» Артёмовского краеведческого музея. Это замечательно во многих смыслах: во-первых, этот арт-проект дает нам в руки лупу, чтобы рассмотреть молодое пополнение в нашей художественной среде, во-вторых, работы участников вполне способны не только погрузить зрителей в лирическое созерцание, но насмешить и даже напугать, наконец, в проекте участвуют авторы из Артема, и обитатели этого ареала должны знать своих художников – количество крыльев и лапок, повадки и окраску. Кто знает, на что они способны.

Конечно, поначалу выставка производит и вправду пестрое и хаотичное впечатление, но ведь это и отвечает ее духу, представьте, как если бы вас - размером с муравья - запустили в ближайший куст сирени, или обронили с дачного крыльца в траву. Страх и трепет, как заметил однажды философ-экзистенциалист Кьеркегор, погруженный в бездну одиночества, отчаяния и религиозного экстаза. А космос насекомых дает для этого все основания – он практически невидим, непознаваем, а главное – он был до и будет после нас.

Так об этом пишет поэт рыб и птиц, насекомых и растений Светлана Кекова:

«Вырастут лотосы, и плодоносным илом / вскормлены будут грифы в конце времён, / чтобы, как ангелы, стали парить над миром / бражник, стеклянница, парусник, махаон». Разговор о художественных качествах того или другого автора, произведения, в данном случает едва ли имеет смысл. В конце концов, с точки зрения ученых прекрасный и запредельно инопланетный богомол ничуть не лучше мокрицы, что и доказывает картина Галактионова «Королева мокриц».

Выставка хороша тем, что в ней нет иерархии – каждый автор индивидуален, всякое насекомое уникально. Человеческий мир отражается в жизни насекомых, и наоборот – это, пожалуй, первое, что приходит на ум, когда пытаешься разгадать эти самые послания художников и насекомых.

В последние времена наиболее выразительно эту метафору реализовал в своем романе «Из жизни насекомых» Виктор Пелевин. Да и басни дедушки Крылова, даже если мы их и не помним, все равно определяют наши взаимоотношения с насекомыми. В большой инсталляции Рыжова среди иероглифов, тараканов и различных текстов вдруг натыкаешься на записку «Папа, вернись!» и уже готов зарыдать над останками таракана, как поэт-обэриут Николай Олейников: «Его косточки сухие /Будет дождик поливать, / Его глазки голубые / Будет курица клевать».

Но такое исключительно социальное восприятие все-таки сильно обедняет эстетические послания выставки, как можно лишать себя наслаждения полюбоваться экспрессивной графикой Ольги Игнатенко, изысканными эмалями Милославы Снигарь, фактурной живописью Ольги Асаевич и Евгении Ефремовой… И может быть одно из главных посланий арт-проекта – его насыщенность культурными отсылками и ассоциациями. Это ведь только на первый взгляд сама тема выставки представляется довольно неожиданной и эксцентричной. Насекомые в человеческой культуре, в искусстве поселились давным-давно и стали ее символами - волшебными, магическими - начиная с древнеегипетских скарабеев до бабочек и стрекоз на полотнах художников Возрождения, и так вплоть до недавней скандальной выставки Яна Фабра, внука легендарного энтомолога, в Эрмитаже, где среди прочих экспонатов он представил мозаики из крыльев жуков-златок.

Ну а в культуре наших соседей, например, в Китае и Японии, цикады, бабочки, стрекозы, жуки, пауки, несть им числа, всегда были любимыми персонажами поэзии и живописи. В конце 18 века знаменитый мастер гравюры Китагава Утамаро издал «Книгу насекомых», которая в японском искусстве стала образцом художественного вкуса и поэтичности. А его учитель Торияма Сэкиэн написал к ней предисловие, где были и такие строки: «Теперь он заимствует у блестящего жука его сверкание и затмевает старую живопись, берет оружие у кузнечика, чтобы с ней сражаться, и, как дождевой червь, подкапывается под цоколь старого здания. Он старается проникнуть в тайны природы с чуткостью личинки, причем светлячки освещают ему путь, и не успокаивается до тех пор, пока не дойдет до конца паутины…»

Об авторе

Александр Михайлович Лобычев (1958) – научный сотрудник Приморской государственной картинной галереи, литературный критик, эссеист. Родился в Бурятии, окончил филологический факультет Дальневосточного университета. Автор книг «На краю русской речи», «Отплытие на остров Русский», «Автопортрет с гнездом на голове», многочисленных публикаций в альманахе «Рубеж», отечественных и зарубежных журналах. Живёт во Владивостоке.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter