Не спешите закапывать прессу: запоздалое ко дню Печати

Не спешите закапывать прессу: запоздалое ко дню Печати
Мнение

6 мая , 18:12
Андрей Голубь
Специальный корреспондент
Представим: прихожане сняли шапки и устремили взор на воткнутый в землю и чадящий дымом крест деревенской церкви. Мимо толпы участковый ведёт в наручниках попа-поджигателя.

В этот Всемирный день свободы Печати, традиционно отмечающийся 2 мая, многие выдающиеся, без сарказма, представители российской прессы выразили свою обеспокоенность скорой гибелью печатного слова. Право бросить первую горсть земли в могилу отечественной текстовой журналистики было предоставлено читателю, который как библейский Каин оказался для неё одновременно и братом и палачом.

Это абсолютно правильная точка зрения — читатель действительно стал менее разборчив и оттого косвенно повинен в гибели печатной прессы, но и здесь Дьявол смотрит на нас своими крысиными глазками, скрывшись под покровом мелочей.

Вы спросите, Андрей, а что это за мелочи и к чему был этот рисковый абзац в начале, который скорее всего оскорбит чьи-нибудь чувства? А я вам так скажу — вопрос гибели печатной журналистики нужно рассматривать под несколько другим углом — приведёт ли сожжение церкви к смерти Бога? Значит ли гибель печати смерть для всей журналистики?

Конечно нет. Журналистика это рукотворная природа, живущая собственными законами и постулатами. И один из доступных ей природных инструментов — пожар, дочиста стирающий старые, иссушенные леса. Я думаю, что в момент когда Гутенберг запустил свой станок, где-то неподалёку в пабе напивался немец, который предрекал смерть рукописного текста.

Могу поставить сотню в любой валюте, что журналистика изменится уже в самое ближайшее время. Какой она будет? Ответ кроется в цикличности всего и вся. Например, на западе, который весь 21 век уверенно шагает впереди нас на несколько шагов, сегодняшние журналисты больше обращаются к писательскому опыту, потому что «журналистика чувств» вытесняет «журналисту фактов». Таково желание его величества Рынка. И таким же было желание Рынка несколько веков назад, когда известные сегодня классики литературы несли свои первые произведения в газетные издания вроде сегодняшних «Аргументов Недели».

Полностью возлагать вину на читателя нельзя, наш журналистский огород тоже полон камней. Старая гвардия, державшая печатную прессу на своих могучих плечах, уже не может сама нести эту ношу, а «фрешмены» выбирают альтернативные форматы диалога с читателем. Более простые и примитивные. Читатель не хочет думать, он хочет чтобы за него подумали и дали ему простой и точный результат как в той сказке: «А вы и есть за меня будете? Ага».

Свою лепту вносит и технический прогресс, теперь можно научить бота писать небольшие новостные колонки и заметки, но аналитические материалы искусственный интеллект пока не осилил, к нашей великой радости.

Сейчас уже не встретишь читателя, который предпочитает изучать не статьи издания, а материалы отдельных журналистов. Если мне когда-нибудь доведётся встретить человека, следящего за моей журналисткой деятельностью, я честно отведу его в бар и угощу хорошим хмельным напитком, потому что своего читателя нужно любить.

Лесные пожары, как принято считать, это важный природный инструмент, который позволяет лесу очиститься и начать с чистого листа. Возможно тоже самое ждёт и печать. Не стоит оплакивать сожжённый лес, не увидев первых побегов. Не нужно хоронить Бога, если сгорела церковь.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter