Андрей Калачинский
Олег Гуменюк и его место в истории ВладивостокаМнение
14 февраля, 13:53
Олег Гуменюк — почти год как наш мэр. Если точнее — год будет 28 марта. Но уже сейчас сделано так много, что есть о чем рассказать. Что Олег Владимирович и сделал в своей неподражаемой, но что-то напоминающей манере на встрече с приморскими журналистами.

«Неподражаемой», потому что видели и слышали мы разных мэров, начиная с Черепкова. И Гуменюк ни на кого не похож. Он «ничья» реинкарнация. Другая речь, иная мысль. А «напоминающей», потому что я сидел, слушал, спрашивал, уточнял и всё время меня не оставляло впечатление чего-то очень знакомого, но чего?

И вдруг понял: несмотря на некоторую народность в речах Олег Владимирович не так прост, как хочет казаться. Его пиджак уже не клетчат, рубашка слегка розовая, как лепесток рододендрона Шлиппенбаха, галстук солиден, и только часы на кожаном ремешке выдают человека, который верит в то, что статус зависит от марки часов. И этим он мне напомнил всех мэров нашего города, включая уж совсем кратковременного К. Б. Толстошеина.

«Он хочет войти в историю нашего города за один год» — понял я. Чтобы все говорили: «А вот при Гуменюке снег убирали быстрее!.. А вот Гуменюк — лично ловил тех, кто рисовал граффити! …. Да, Гуменюк — единственный, кто очистил русла городских речек!»

И я должен честно сказать, пока наш новый мэр работает из всех сил. «Но получается ли у него»? — спросите вы. «Многое — да», отвечу я несколько уклончиво.

Мне лично понравилось, что мэр не «отчитывался», а говорил страстно и раздумчиво, хотя порой его речь была полна таинственных слов. Например, он клеймил НТО. Минуты через три я понял, что речь шла о Незаконных Торговых Объектах! Ларьки и киоски, что незаконно живут и работают на муниципальной земле и самовольно подключены к сетям. И их надо убирать! Как они появились и почему беззаконно работают — Гуменюк деликатно не стал погружаться в историю. Ведь в корнях может оказаться кто-то из предшественников.

Что я узнал такого на этой встрече, что могло быть интересно широкой публике? А вот что.

Дорожные компании, что плохо положили асфальт в минувшем году, попали в список «недобросовестных». За дорожную разметку, нарисованную чуть ли не фломастерами и быстро растаявшую, мэрия не заплатила. А купила специальные машины, хорошую краску и сама будет рисовать дорожные переходы. Мэрия сделал ставку на асфальт, который «сам себя лечит»: выпал камушек и дырочка затягивается. Хоть асфальт подметали щётками и скребли снегоуборочными машинами, он — устоял! Сказав это, мэр выдержал паузу и гордо всех оглядел.

От вопроса о том, как будет праздноваться 160-летие Владивостока, Гуменюк отмахнулся. Не до 160-летия, когда в мае 75 лет Победе! Владивосток встретит её большими дощатыми столами и армейской кашей на 10 тысяч человек! Те, кому каша впрок не пойдет, смогут обратиться в большую медицинскую палатку и померить себе давление.

Мигрантов в городе нет, а есть советские люди хоть и с паспортами Узбекистана. Приехали работать — пусть работают!

Японцы, проектирующие новый облик исторического центра города, совершили революцию: теперь и я с подачи мэра знаю, что нам вместо тротуаров нужны пешеходные зоны! От железнодорожного вокзала до Набережной цесаревича рельсы будут закрыты настилом.

А те иностранные туристы, которые дома пишут о Владивостоке гадости, пусть у себя в Корее-Японии поищут недостатки. Гуменюк вот нашёл, что туалеты в Японии (ну, не в центре Токио), хуже, чем муниципальный туалет Владивостока в Адмиральском сквере!

Над трамваями, списанными в Москве и подаренными нам, — смеяться не надо. Ими можно гордиться, как и предприимчивостью нашего мэра, который потратил на них всего 6 миллионов рублей за доставку, ну, и немного на краску и починку кресел. Тогда как новые трамваи в лизинг ему предлагали по 35 миллионов рублей за штуку!

Новая объездная дорога не отрежет горожан от моря и не лишит их пляжей. Она пройдёт по старым дорогам нашего побережья от Спортивной набережной до самой Седанки. Фуры днём не будут мотаться по городу! И мэр в красках и с юмором описал, как он лично выловил забуксовавшую фуру на шефнеровском подъёме. Для тяжёлых грузовиков построят «накопительные площадки», а на городские дороги их пустят только после 8 вечера.

А Рудневский мост переделают в четыре полосы!

Что ж, если и вправду быстро реконструируют этот многострадальный мост над Снеговой, то я первым назову его «мостом Гуменюка», в честь нашего мэра, который слов на ветер не бросает!

Сюжеты: Приморский край