Балетный Восток на Приморской сцене

Балетный Восток на Приморской сцене
Мнение

2 сентября , 11:04
Сергей Лалетин
Балетовед, балетный критик, старший научный сотрудник Санкт-Петербургского Театрального музея
Четыре года прошло с тех пор, как владивостокский театр оперы и балета стал приморской сценой Мариинского театра. Что удалось достичь за это время и получилось ли создать культурное пространство от Лиссабона до Владивостока? — рассказывает колумнист «Восток-Медиа» Сергей Лалетин.

Когда в 2016 году во Владивостоке театр оперы и балета вдруг стал Приморской сценой Мариинского, в культурной сфере двух российских столиц встретили это событие, мягко говоря, прохладно. «Зачем вообще на Дальнем Востоке музыкальный театр такого масштаба?», — недоумевали скептики, невольно возвращая к жизни знаменитый «амурский вопрос» полуторавековой давности. К счастью, современные невельские и муравьевы смело пошли по стопам своих славных предков и невзирая на трудности всего за семь лет сумели создать крепкий форпост русского оперного и балетного искусства. В выигрыше остались все. Жители края получили уникальную возможность стать частью единого культурного пространства «от Лиссабона до Владивостока». Местные власти повысили престиж региона, а Россия усилила культурную экспансию на своих восточных рубежах. Творческий, просветительский и экономический потенциал Приморской сцены огромен, нужно лишь грамотно выстраивать стратегии развития, и здесь уже есть ощутимые результаты.

Наглядным подтверждением успешного роста молодого коллектива стала премьера балета «Тысяча и одна ночь» композитора Фикрета Амирова в хореографии главного балетмейстера театра Эльдара Алиева. На все три спектакля, открывавшие V Международный Дальневосточный фестиваль «Мариинский» 14, 15 и 16 августа, билетов было не достать. Если, перефразируя поговорку, в зале и было куда упасть яблоку, то только из-за «шахматной» рассадки публики, в полном соответствии со всеми предписаниями Роспотребнадзора. Засидевшихся в самоизоляции зрителей не смутили ни очереди на входе с измерением температуры, ни масочно-перчаточный режим, ни социальная дистанция. А артисты, изголодавшись по работе и выступлениям, рвались на сцену. В итоге общая эмоционально-деятельная жажда была утолена с избытком — во Владивостоке прошла первая масштабная балетная премьера с начала пандемии.

Руководство любого театра заинтересовано в том, чтобы видеть в зале «своего» зрителя, способного в полной мере насладиться сценическим искусством. Неискушенную публику бережно «взращивают» и последовательно «воспитывают» переходя от простого к сложному. В этом смысле для репертуара Приморской сцены «Тысяча и одна ночь» — идеальный вариант. В балете есть все, что нужно для приобщения к балету неофитов — в причудливую вязь арабского Востока сплетены колоритная музыка, ясный сюжет, красочное декорационное оформление и хореография с обилием танцев и ярких пластических образов. Здесь нет постмодернистских экспериментов с движением и претензий на псевдопсихологию. Это, слава богу, оставлено до лучших времен, когда в крае появятся свои, жадные до всего новомодного записные балетоманы. Нынешних же ценителей и знатоков балета спектакль порадует гармоничным союзом сложной ритмо-мелодической музыкальной партитуры и виртуозной хореографической техники. Словом, каждый покинет театр на волне положительных эмоций!

«Тысяча и одна ночь» — балет-сказка, и чудеса начинаются с первыми тактами увертюры, когда видео-проекция на занавесе раскрывает перед нами страницы книги, украшенные изящными персидскими миниатюрами. Сценография художника-постановщика Петра Окунева удачно сочетает современные технологии с традиционным оформлением. К роскошным декорациям в духе сюжетных балетных «блокбастеров», с расписными задниками и обилием красочных костюмов, добавлены нестандартные решения — например, движущиеся кулисы, пиротехника, летящий ковер-самолет. Эти эффекты наполнили спектакль настоящим театральным волшебством.

За пультом все дни стоял Эйюб Кулиев — главный дирижёр Государственного театра оперы и балета Азербайджана, буквально контрабандой вывезенный из Баку специально для премьеры. Благодаря стараниям маэстро приморский оркестр добавил подлинно восточные краски в палитру своего звучания. Особого шарма музыке придал тар — национальный азербайджанский инструмент (солист Рамин Азимов). Его характерный тембр, заставляющий вибрировать душевные струны, сопровождал все лирические сцены спектакля. Хочется надеяться, что с отъездом Э. Кулиева оркестр сохранит заданный стандарт аутентичного исполнения.

Действие балета развивается по-восточному неторопливо, но без длиннот и лишних сцен. Царь Шахрияр застает красавицу-жену Нуриду в объятиях раба, после чего казнит ее, а заодно решает предать смерти всех женщин страны. Но прекрасная Шехеразада мудрыми речами и нежной любовью смягчает сердце царя, и они соединяются в счастливом браке. Эльдар Алиев не стал отступать от либретто первой постановки 1979 года, сохранив драматургию Н. Назировой и братьев Р. и М. Ибрагимбековых. Поэтому первый акт балета — своего рода расширенный ремейк фокинской «Шехеразады», а второй — хореографическое ревю на тему трех самых популярных сказок «Тысяча и одной ночи», с пышной танцевальной кодой счастливых героев. Общая канва сюжета отвечает принципам защиты традиционных семейных ценностей и выводит, как и положено сказке, простую мораль: в страсти нет счастья; измена непростительна, а чрезмерный гнев ожесточает душу; только сила истинной любви способна принести очищение и свет. Присвоенный спектаклю возрастной ценз 12+ вполне может быть снижен: эстетический вкус постановщика нивелирует чувственный эротизм отдельных сцен, возводя любовные утехи в ранг подлинного искусства, а на первый план выводятся перипетии волшебной сказки.

Прозрачный сюжет позволил Алиеву создать собственную, совершенно оригинальную, не отягощенную излишним подтекстом хореографию. Танец, льющийся широко и свободно, неоклассичен, стилизован ориентальными мотивами в позировках, подчеркнутой графикой положений рук, гибким корпусом. Томные дуэты и выразительные монологи, раскрывающие характеры главных героев, соседствуют с динамичными танцами и экстатическими плясками кордебалета.

В балетной труппе театра 90 человек, и в премьере оказались заняты буквально все. На большой сценической площадке мощное впечатление производят массовые сцены: выход двенадцати пар суровых воинов, сладострастная оргия золотых рабов, надрывный плач обреченных на смерть белых дев, пестрая картина восточного базара с соблазнительными невольницами, разудалая скачка лихих разбойников. За всем этим стоит кропотливый труд педагогов-репетиторов, особенно работавших с мужским составом.

Кроме трех главных действующих лиц — Шахрияра, Шехеразады и Нуриды в балете еще десять афишных партий и каждая роль требует от исполнителей танцевального совершенства и актерского мастерства. В театре удалось собрать сильный костяк солистов — все владеют техникой сложных прыжков и вращений, выполняют головокружительные верховые поддержки в дуэтах.

В труппе, помимо россиян, много иностранцев из ближнего зарубежья, есть бразильцы, итальянцы, японцы. Воздушными прыжками, четкостью содебасков и туров запомнился Шизуру Като в партиях Птицы Рухх и Аладдина. Гилерме Джунио был хоть и субтильным, но темпераментным Рабом, полностью поглощенным стихией пляски. Обворожительная Марджана Натальи Демьяновой страстным танцем поочередно свела с ума двух уморительно смешных разбойничьих Атаманов — Сергея Аманбаева и Владислава Ржевского, каждый раз заставляя волноваться всю сильную половину зрительного зала. В убедительно-зловещем образе Колдуна-визиря бессменно выступал выразительный Денис Голов.

Главные партии в один из премьерных дней исполнили представители «головного офиса» Мариинского театра — Рената Шакирова, Екатерина Чебыкина и Роман Беляков. Необходимо отметить, что солисты Приморской сцены Анна Самострелова, Сергей Уманец, Канат Надырбек, Лилия Бережнова и Катерина Флория отнюдь не уступали приглашенным петербуржцам — ни в танцевальной технике, ни в актерской игре. Из всех ведущих исполнителей особо выделим, пожалуй, Ренату Шакирову, которая продемонстрировала легкость, отточенное мастерство и осмысленность в танце. Она блестяще воплотила образ Шехеразады, подтвердив традиционно высокий статус петербургской балетной школы. Для творческого роста приморских артистов необычайно полезна работа на одной сцене с коллегами из лучших театров страны и мира. Благо, бренд «Мариинский» предоставляет такую возможность.

Премьера состоялась! Гром оваций помог забыть, что театр заполнен лишь наполовину. Вполне вероятно, будь в зале аншлаг, шквал аплодисментов обрушил бы стены. Спектакль, как цельное художественное полотно, получился зрелищным, живым и достойным долгой сценической жизни в репертуаре. Создание столь качественного театрального продукта — огромная заслуга главного балетмейстера Эльдара Алиева. Он сумел вдохновить творческий коллектив и организовать общую слаженную работу, благодаря колоссальному практическому опыту артиста, хореографа, художественного руководителя. Но главное — Алиев на наших глазах практически с нуля и весьма успешно создает новую, современную труппу на основе трехсотлетних традиций петербургской академической балетной сцены. Эти традиции, что сто лет назад вывели русский балет на мировой уровень, сегодня способны объединить представителей разных школ, стран, национальностей в рамках одного театра — как на сцене, так и в зрительном зале. Остается пожелать Приморской сцене Мариинского театра, по флотскому обычаю, семь футов под килем, а публике — почаще приходить на спектакли!

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter