Евгений Николаевич Вейс, полковник милиции, начальник ОРЧ-5 Уголовного розыска УВД по Приморскому краю

Евгений Николаевич Вейс, полковник милиции, начальник ОРЧ-5 Уголовного розыска УВД по Приморскому краю
Интервью

1 октября 2008, 10:16
Редкий юбилей накануне 90-летия уголовного розыска отмечает «Дед» приморского сыска

Жизнь профессионалов сыска легче не становится

Евгений Николаевич Вейс, полковник милиции, начальник ОРЧ-5 Уголовного розыска УВД по Приморскому краю

ВЛАДИВОСТОК. 1 октября. ВОСТОК-МЕДИА – Во Владивостоке накануне юбилея уголовного розыска корреспондент «Восток-Медиа» встретился с юбиляром – начальником оперативно-розыскного подразделения Уголовного розыска УВД по Приморскому краю Евгением Вейсом.
Признаться, не часто в нынешнее время к юбилеям начальников так трепетно относятся коллеги по работе и подчиненные. Во всем отношении соратников к этому седому полковнику проявляется уважение и особая приязнь. Со своей стороны тоже интересно повидать персонаж достойный Книги Рекордов Гинесса. Не смогу уточнить, сколько лет отдали службе комиссар Мегрэ и Жеглов, но мой собеседник прослужил в уголовном розыске Приморья целых сорок лет. Так и приходит на память «а сроку было сорок сороков….». Согласитесь – такое впечатляет.
Закончив в Хабаровске среднюю школу милиции, лейтенант Вейс пришел служить в отдел милиции порта Владивосток (нынче ПЛУВДТ, а проще водная или транспортная милиция) ровно сорок лет назад. Учебе предшествовала срочная служба в Ракетных войсках стратегического назначения. Часть базировалась в Амурской области, где позднее появился известный космодром. А еще были 75-я школа, и первая работа – 178-й завод во Владивостоке…
За первые четыре года службы Евгений Николаевич прошел путь от рядового опера до начальника уголовного розыска. Те времена вспоминает с мудрой ухмылкой. Простоватой была та преступность – докеры не могли удержаться от воровства «импорта», который валом шел через порт. «Бывало так, что первый день работы и первая кража у человека отмечались одной датой» - вспоминает Вейс. «Работало в отделе всего семь человек, но на нашу раскрываемость руководство не жаловалось. Кроме наивных воришек на счету оперов было еще и 15 бригад, которые шерстили японские грузы регулярно и системно. А ведь работали в то время в ДВМП одни комсомольцы, да коммунисты…».
Сотрудники со стажем вспоминают, что в те времена была у коллег Жени Вейса одна уловка. Чтобы не стрелять по воришке умудрялись опера ловко пользоваться обычной пацанячьей рогаткой – один палит в воздух, а другой из рогатки по спине беглецу! Срабатывало без осечки!
В свою очередь и портовские ловкачи любили подшутить над ментами. Бывало, укутают коровью тушу в бушлат, и тащат через проходную под видом подвыпившего товарища… Но не зря опер в порту был фигурой уважаемой. До сих пор вспоминает Евгений Николаевич своего коллегу Николая Карася, которого за житейскую мудрость, рассудительность и строгость все называли «хозяином порта»…
В нынешней своей работе сыщика Вейс не раз обращается к тому первому опыту розыскной работы и принципам, которые стали основой на всю жизнь.
«Настоящие дельные люди все решают. И поверьте, что нет нераскрываемых преступлений, если ты кропотливо и добросовестно сработал до конца. А вот стержень человека и его мораль рождаются в семье, с молоком матери».
А вот и другой его профессиональный принцип: «Не важно отыскал ты «Жигуль» для колхозника, или «Круизер» для богача»… Согласитесь, что тоже крепко! Одно слово – настоящий сыщик!
Сейчас даже трудно припомнить все, что свалилось на плечи людей в погонах в безумные 90-е… Хотя, для Евгения Вейса и его коллег отчасти просто. Они могут мерить эти годы своими «вехами». Восемь банд матерых уголовников изобличены и сели на скамью подсудимых. Это тогда Вейс во Владивостоке «крутил» дело Ларионовых, а работники ОСУ в Находке брали преступную группу «Вепса». Самые громкие дела по бандитизму от Дальнего Востока до Урала, несколько десятков убийств на счету каждой банды…
Какой бы сумасшедшей порой не казалась работа, наш настоящий полковник никогда не стремился уйти в уютный чиновный кабинет или на кафедру. Хотя коллеги Евгения Николаевича утверждают, что таких предложений было достаточно. Только в академии Вейс взялся за новую тогда тему противодействия наркотторговле, удачно защитил свою научную работу и после этого вообще мог не возвращаться к будням уголовного розыска. Да вот, поди ж ты…
В сегодняшних реалиях рекордсмен сыскной работы утверждает, что жизнь опера легче не становится и все растет бумагооборот. Да и новый срок задержания всего в 48 часов никак делу не способствует. Время для сбора доказательств или наоборот доказательств невиновности, просто нет. А вот из-за формальной запятой дело вернут на доследование.
Преступность, как и все остальные общественные явления, со временем стала более изощренной и жестокой. «Никогда еще не было такого количества тяжких насильственных и корыстных преступлений» - отмечает Евгений Николаевич.
В пылу новых веяний последних дней, очевидно, что сыщик старой школы не одобряет чиновничьих реформаций, которые зачастую не расчетливы и суетливы. На деле выходит просто изображение бурной деятельности… Такие «оргвыводы», по мнению Вейса, ломают действующий механизм и надолго выбивают слаженный коллектив профессионалов из рабочей колеи, зачастую откровенно вредя делу. Он не раз страдал из-за своей принципиальной позиции, но уверен, что здесь тот самый случай, когда бояться нечего, и за своих подчиненных привык вступаться открыто.
С обвинениями в полной коррумпированности органов никак не согласен, и легко приводит свой аргумент. «Вот когда наша Спецрота встала на Хасанском направлении, то в Китае образовались пробки на дорогах с машинами контрабандистов. Не знали как свой левый товар везти… А ведь это, согласитесь, объективный показатель?!».
Трудно заподозрить такого человека в каких-то житейских слабостях. Но он сам в них легко сознается. «Люблю «Улицы разбитых фонарей» - сценарий, который написал настоящий опер, не может не «цеплять» - улыбаясь, лукаво выдает Евгений Николаевич. Хотя самыми большими его слабостями являются дочь, сын и два внука, которым он посвящает свободное время. И конечно же любимая супруга Надежда, с которой прожил в любви и согласии почти 40 лет. И тут скорый юбилей!
Кстати, когда речь идет о сыне, нам предстоит понимать, что речь идет о династии мужчин в погонах. Пожелаем удачи новому поколению российских милиционеров, и пусть они попробуют замахнуться на рекорды отцов.
А. Сердюк

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter