Честный разговор с Рамзаном Кадыровым (фото)

Честный разговор с Рамзаном Кадыровым (фото)
Интервью

4 июня 2013, 15:25
Экс-главный редактор российской версии американского журнала GQ Николай Усков опубликовал на проекте "Сноб" большое интервью с главой Чеченской республики

ВЛАДИВОСТОК. 4 июня. ВОСТОК-МЕДИА - Аргун, Гудермес, Грозный, площадь Минутка — от этих названий мы еще долго будем вздрагивать. Под колесами — отличная дорога, за окном — лермонтовские пейзажи, добротные разноцветные дома, кирпичные усадьбы с узорчатыми литыми воротами, кругом розы, маргаритки, анютины глазки, современные бизнес-центры, мечети, скверы, фонтаны.

Мрачные мужчины в тренировочных костюмах или полувоенной форме пропали вовсе, словно и не было их никогда. Люди одеты с южным шиком, чувственно, но сдержанно. Так выглядят образцово-показательные города в Турции, Эмиратах или даже Израиле.

И как бы ни ужасалась фейсбучная лента по поводу Рамзана Кадырова, — а она ужасалась, только увидела пару моих снимков из Грозного, — мне с фейсбучной лентой обсуждать здесь нечего. Рамзан сказал, Рамзан сделал. В Чечне мир. Не худой и не половинчатый. Не спорю, этот мир достался дорогой ценой, но на халяву что-либо достается только в интернете.

Поговорить с Рамзаном — действительно большая журналистская удача. И в этих словах сегодня заключено значительно меньше иронии, чем в 2005 году. Эксцентричный глава Чеченской республики может похвастаться не только цветастым афоризмом, цветастой рубашкой или прикольной фотографией в инстаграме. Всего за несколько лет он построил новую Чечню, а цену правильнее обсуждать историкам.

ИТАР-ТАСС организовал встречу клуба главных редакторов центральных СМИ — есть такая профессиональная ассоциация — с Рамзаном Кадыровым прямо в его новой резиденции в центре Грозного. На огромной площади посреди идеальных газонов, напоминающих изумрудные волны гольф-полей, высился монументальный дворец в османском стиле, рядом с ним — копия священной Каабы, обрамленная минаретами. Правда, Рамзан Ахматович предпочел для разговора другие декорации: среди простирающихся левее живописных холмов и чеченских родовых башен прячется небольшая ферма. При ней живет медвежонок в клетке, по траве ходят куры, индюшки, покрикивают петухи, журчит ручей, ниспадающий в искусственный пруд. Мы сидим в шатре, его полог колышет легкий ветерок. «Клубника с моего огорода, — улыбается Рамзан, — в Москве такого не бывает, там химикаты такие-сякие, а у нас все чистое, экологический продукт». Надо сказать, что помимо клубники на столе имелось много других экологических продуктов: лепешки с сыром и зеленью, котлеты, шашлык, форель, традиционный хингалш — мелко нарезанные кусочки теста, то ли микропирожки, то ли макромакароны, нежнейший пломбир (Рамзан очень гордится, что недавно в Чечне открылся завод по производству мороженого). Не было только алкоголя. Глава Чеченской республики сообщает, что «не наливает». «Наливать» — это по мусульманским традициям тоже грех, поэтому главные редакторы центральных СМИ провели день, во всех смыслах не похожий на остальные. Последний раз я пил столько лимонада только в своем советском детстве.

Около четырех часов подряд Рамзан с азартом отвечал на вопросы десятков редакторов. На один, вызвавший минутное затруднение, он воскликнул: «Ай, как ответить?» — «Как всегда, — пояснила Ксения Соколова, — вежливо или честно». В целом ответы Рамзана Ахматовича действительно можно разделить между двумя этими полюсами. Где-то он был вежлив, где-то честен до такой степени, что я бы не рискнул передать его слова полностью.


 

Хватит кормить Кавказ?

Нам очень трудно, труднее, чем остальным. У нас сотни тысяч погибших, пять тысяч пропавших без вести. Разрушена была вся республика, и с этим народом я должен вести диалог и вести народ за собой, за федеральным центром. И даже элементарный вопрос по поводу компенсаций. У вас разрушена квартира в Москве, дом, и вам за него предлагают 350 тысяч рублей, и живи дальше как хочешь. Как вы на это смотрите? В других местах дают полтора-два миллиона, и люди строят. Нам 350 тысяч рублей. Найти общий язык с этим народом, у которого есть свои обычаи, традиции, не легко. Но народ относится с пониманием. Мы показываем, что власть — это не власть, это слуги народа. Самая обидная тема — порой умные пишут — за счет наших налогов вы строите республику. За исключением 11 регионов, у нас все находятся на дотации. Но именно выбирают нашу республику, о других не говорят. Вот возьмите федеральную целевую программу. Сто с чем-то миллиардов рублей. Один раз секвестрировали, другой раз, получился примерно один Большой театр. Никто не говорит, какая у нас территория, сколько мы театров построили, мостов, школ, больниц, дорог. Никто не говорит об этом. Куклы — сами никто, ничто — чего-то там говорят, а за ними в интернете повторяют. Я думал, там умные, образованные люди сидят, патриоты. Мы часть территории Российской Федерации. Россия использовала все и потратила большие средства для наведения конституционного порядка, чтобы мы не отделились от России. Мы сейчас говорим, что мы хотим жить с Россией, а эти говорят: нет, Кавказ, давай, отдельно живите. Наш народ определил свою судьбу в составе России.

Заставляют ли в Чечне носить паранджу?

Мы никого не заставляем надевать паранджи. Нас обвиняют в том, что мы заставляем. Когда моей старшей дочери исполнилось 12 лет, я ей говорю: по исламу ты взрослая. Наденешь платок, закроешься, как подобает мусульманке, Аллах тебя вознаградит, будешь в раю. Сама должна подумать и принять решение. Жена звонит вечером, говорит, что Айшат одела платок ради Аллаха и не снимет, даже если ее убьют за это. Я даже свою дочку не заставил. Просто сказал: вот плохое, вот хорошее. Я всем говорю, была бы моя воля, я бы всех одел как положено. Но я на это не имею права. Аллах мне говорит, надо проповедовать, призывать к этому, а не заставлять. Мы не заставляем, мы призываем.

Политика Америки

Кто против Америки, его всегда давят. Но я не боюсь этого, я боюсь Всевышнего. Я билет сдал свой, я не поеду в Америку, хотя и билета не было.


 

Отставка Суркова

Таких, как Владислав Юрьевич, мы называем не друзьями, а братьями, мы дружим семьями. По поводу отставки Суркова не нам решать. Решает президент страны, ему виднее. Но Сурков помогал нам всем, он сильный специалист, он необходимый человек для России. И это может подтвердить всякий. Я ничуть не огорчился, когда, так скажем, по его желанию подписали указ — да он этого и сам хотел, он еще написал 26 апреля заявление, — потому что, если меня спросить, это не его место было.

Почему бы не предложить Суркову работу в Чечне?

Я бы с удовольствием уступил ему место главы республики, и на выборах поддержал бы его, потому что такого сильного специалиста мы нигде никогда не найдем. Такие люди нам, России, нужны. Я думаю, Владимир Владимирович примет правильное решение, он останется в команде Путина. Путину нужны сильные люди, он сильный. Много там подхалимов бегает вокруг, которые стараются делать политику. У Владислава Юрьевича есть своя позиция, он не боится озвучивать свою позицию. Он всегда добивался того, чего не могли другие, — справедливости. Он доводил до президента страны истину, и президент всегда принимал правильное решение. Он нам сильно помогал, был всегда доступен, всегда отзывчив.

Не ослабит ли отставка Суркова позиции Кадырова?

Мои позиции не ослабит, мои позиции зависят от Всевышнего.

Не боитесь дружить с Сурковым теперь?

Я не определяю по политике друзей и братьев. Он мой названный брат. И что бы ни было, даже если его посадят, он мой брат. Иначе какой я тогда буду мужчина? В самые трудные годы нас объединило служение государству и народу. Он чистый чеченец, у нас не как у евреев, у нас по отцовской линии. Если отец чеченец, то он чеченец. Он не скрывает этого. Мы когда с ним ехали в Шатой, Тумкали мы проехал и его село Дубиюрт. Он говорит, я здесь играл, здесь, он помнит места. Это счастье — быть чеченцем.

Выборы глав регионов

У нас будет избираться, а что касается соседей… Если глава субъекта не может поставить свою кандидатуру на выборы, он должен написать заявление. Я если не уверен, что меня поддержит население, уйду в отставку. Я говорю про Евкурова, героя России, генерала. Ингушетия — не многонациональная республика. Там не идет военных действий, там налаженная жизнь. Если человек цепляется за кресло, он опасный человек.

Я эту должность не хочу, но я уверен, что если я пойду на выборы, больше 90 процентов свободно проголосуют за меня, потому что я свою жизнь посвятил служению народу... У нас, хвала Аллаху, получается изменить что-то к лучшему.

В Дагестане многонациональный народ, там много надо что сделать, есть много «но» там. Мы: Чеченская республика, Ингушетия, другие регионы на Кавказе — мы должны идти на выборы и не бояться этого. Те главы, которые этого боятся, в частности Юнус-бек Баматгиреевич Евкуров, хороший наш патриот, он неправильно это делает.

Игорь Каляпин (Комитет против пыток) и обвинения Кадырова в похищении людей

Если это правда все, что они пишут, мы должны все встать и уйти из республики. С Каляпиным я встречался. Говорил: давай совместно будем работать. Он меня целовал, обнимал. Я знал, что это ему нужно для его рекламы. Собрал всех, давай докажи. Он убежал. Болтологией занимался. Я ему говорил: не уходи, давай еще раз совместно поговорим… Я защищаю свой народ, не раз смотрел в глаза смерти, защищая свой народ. Каляпин кто такой? Пусть он своей семьей занимается сначала.

Инстаграм

Когда у нас были Владислав Юрьевич, Наташа, Света, они были у нас в гостях, они вот в этом месте фоткали и сказали, что мы поставим в инстаграм. Я тогда даже не знал, что такое инстаграм, они показали мне. Я говорю своему помощнику, Алихану: зарегистрируйся там как Алихан и дай мне, я буду смотреть, что там происходит. Ну, я начал свои фотографии выкладывать, будто бы я бывший сотрудник пресс-службы. Потом Тина — а мы хорошие друзья с Тиной Канделаки — мне говорит: почему бы вам не завести инстаграм под именем Рамзан Кадыров. Ну я и убрал Алихан 777 и завел Рамзан Кадыров.


 

Кто помогает Кадырову с пиаром?

Слава Аллаху, у меня нету пиарщика. Клянусь, ни один комментарий не написал, кроме того, что пришло в голову Кадырову. Я себя бы не уважал, если бы чужие мысли, советы ставил бы там. Хасбулатов меня спрашивает: а как ты принимаешь решения? Я когда лежу, кушаю, мысли приходят.

Конфликт с Ингушетией

Юнус-бек Евкуров, хороший наш патриот, он неправильно это делает, ну он хотел провоцировать, якобы Кадыров нападает на границу, на территории, он такой плохой, а я защитник ингушского народа, ингушской земли. Но он действует против закона Российской Федерации и против договоренностей. Законы все прописаны, когда мы отделялись, не говоря уже о том, что территория была наша. Я два раза договаривался. Один раз с Муратом Зязиковым в Кремле, там был Козак, Сурков, Володин, и нам сказали: пока не поднимаем вопрос. То же самое, когда пришел Евкуров, нам сказали: пока не поднимаем вопрос, все молчим. Но Евкуров, он что делает, нам ничего не говорит, хотя по закону границу мы должны определить совместно, Чеченская республика и Ингушетия. А они нам ничего не говорят и провели межевание. И мы это узнали в прошлом году случайно. Я что? Я сказал два слова. Я сказал: тех людей, которые пришли межевать наш госхоз, их надо в багажник и в МВД. Из-за этого они раздули, подняли шум, вот какой был момент для Евкурова, чтобы показать, какой он патриот. А у меня с ингушским народом очень хорошие отношения. Никогда Кадыров на войну, на разборку с ингушским народом не согласился бы. Я дал бы еще больше территории, чтобы такого не было, а Евкурову надо было поднять шум, он придумал такую фразу, вот скоро Олимпиада в Сочи, и как вам ингушско-чеченский конфликт, такую подлость придумал. Как мы можем, ингуши с чеченцами, воевать из-за земли? На самом деле, какая разница, территория Ингушетии или Чеченской республики, но факт в том, что Евкуров показал себя не по-вайнахски… Если мы хотим разговор, надо вернуться на исходную. Отменить межевание. Если этого не будет, я вам даю слово, я ни шагу не уступлю. Ни один человек не имеет права нарушать закон и мужские договоренности, иначе он быдло. Рейтинг хочет себе. Какой смелый Евкуров! Он такое про Кадырова сказал! Он знает, насколько я воспитанный. Пусть посмотрит свою историю, пусть посмотрит мою историю, потом он будет говорить про меня такие вещи. Я не переходил на личности. Мы вайнахский народ, братский. Но я ни шагу не уступлю, я лучше в отставку пойду.

Он говорил, мы нарушили там, перешли границу, и чуть ли там благодаря его бойцам не получилось перестрелки… Мы с 2009 года проводим там специальные мероприятия, мы привели Евкурова туда, лично я отправил Зелимхана, он был назначен командующим сектора, я его направил в Ингушетию, и мы первыми привели туда Евкурова, героя России, генерала, якобы на их территории, я там потерял десятки бойцов, мы уничтожили более ста бандитов там, забрали министра обороны, якобы Ичкерии, эмирата Кавказа. А где он тогда был? Где его братья-командиры? Я им покупал формы, я им наливал бензин, я там ночами, днями находился. А почему тогда нас не выгоняли? С 2009 года мы проводим там специальные мероприятия, почему-то в тот день ему надо было сказать, что мы границу нарушили и напали. Как это уважающий себя мужчина может так вести себя?

Как урегулировать ситуацию в Дагестане?

Там есть Абдулатипов Рамазан, он нам всем может лекции читать про экономику, политику. Когда мы все в трусах бегали, он был начальником большим. И если ему так трудно, то Кадыров никогда не справится. Он очень сильный специалист. Дай Аллах, чтобы народ понял его, чтобы они вместе нашли общий язык, чтобы они выиграли борьбу с терроризмом, с коррупцией. Он успешно это делает, он не стесняется меня спрашивать, когда ему там что-то непонятно бывает. Он патриот, он любит свой народ и он справится. Я бы не справился там даже на один день

Если вы спросите насчет Чеченской республики, я вам отвечу, кого надо уничтожить, кого надо поднять, кого надо посадить. Дагестан — не моя тема, мне не поручили. Если поручит руководство государства, в лице Путина Владимира Владимировича, мы будем заниматься… и Грузией будем заниматься. Не проблема.

Движение «Стопхам»

Вы зачем придумали «Стопхам», вы считаете это нормальным? Вот молодой человек подходит, оскорбляет женщину, старого, взрослого мужика, уважаемого человека. И его оскорбляют пацаны! «Стопхам» — сами хамы! Если мы не можем обеспечить стоянками, если правоохранительные структуры не могут обеспечить порядок, зачем придумывать все это? Я этого не позволю на территории Чеченской республики, за это у нас будут убивать друг друга.

Футболист Гогниев

Гогниев знаешь что сделал? Футболист имеет право болельщикам руками показывать грязно? У нас другой менталитет. Вот судья сказал «твою маму», а его избили, а его сняли за это. Правильно сделал, и правильно его сняли за это. Я мог его убить за это, меня могли бы посадить за это.

Арбитр — «продажный козел»

Я ему другое хотел сказать. Не могу я при женщинах озвучить это. Я хотел грязно ему сказать, но хорошо, что я остановился. У нас болельщики самые воспитанные, самый плохой — это я.

Частные инвестиции в Чечню

Деньги в Гудермесе, Аргуне, Грозном — это все инвестиционные деньги, чеченские, российские, и турки есть, и арабы, которые даже не хотят называться, казахи есть, корейцы есть, китайцы появились там. Наш министр финансов был сейчас в Японии, тоже думаю, что у нас будет взаимовыгодное соглашение.

Повсеместные портреты Рамзана Кадырова

Как приятно, когда портрет висит там, красивый, большой, тюнинг там, какой я там красивый, понимаешь. Вы не поверите, если я буду говорить другое. Неделю назад мэру сказал: убери все мои портреты. Вот у нас есть Путин Владимир Владимирович, есть Кадыров Ахмат Абдулхамидович. И хватит нам. Я там никто и ничто по сравнению с ними. Я вам даю слово, я уберу их все. Не уберут — сниму с должности… Мы восхваляем всех, кто у руля. У нас менталитет такой.

Реплика Муслима Магометовича Хучиева (бывшего мэра Грозного) Когда начали снимать в одном месте, люди подумали, что что-то случилось, война началась.

Депардье

Мы республика послевоенная. У нас много было иностранцев, но это, к сожалению, бандиты были. К нам редко кто приезжает. Нас обвиняют, почему мы приглашаем актеров, музыкантов, футболистов. Мы хотим поменять имидж республики. Я договорился с инвестором, который строил Грозный Сити, я говорю: и тебе будет реклама, и региону будет реклама. Депардье все равно не нужны здесь дом, квартира, но давай ему такое сделаем. Это не я, не из бюджета. Теперь Депардье снимает у нас в республике фильм. «Бирюза» называется.

Вы куда страну ведете, в Иран или в Турцию?

Не Иран, не Турция. Коран, обычаи и традиция наших предков, законы Российской Федерации, Конституция Российской Федерации. Мы светские. Мой отец был против, когда объявили шариатское государство Ичкерия. Мой отец выступил против паранджи. Мы боролись с этими шайтанами. У нас светское государство, мы живем в светском государстве Россия, мы и есть граждане России. Но мы имеем право, показывать, что хорошо, что плохо для человека, чтобы он мог сам определиться.

Путин и «Единая Россия»

Где Путин, там и Кадыров. Если Путин будет против «Единой России», я сразу уйду оттуда. Я Владимира Владимировича очень уважаю, он действительно патриот России, сильный человек, он своим волевым решением закончил войну и восстановил республику. Поэтому мне за честь, куда он, туда и я, если, конечно, он разрешит. У меня принцип: где бы этот человек ни находился, работает он, не работает, я всегда рядом. То, что он сделал для меня, для нашего народа, я никогда этого не забуду. Если бы не он, то мы бы здесь не сидели. Здесь были бы до сих пор военные действия, разруха.

Аллах деньги дает?

Рамзан Кадыров: Я знаю, все, что происходит в этой жизни, дает Всевышний. Без воли Всевышнего я не мог бы получить ни одной копейки. Почему кресты носите, это же не просто железо? Я верующий человек, и я знаю, что мне все дает Всевышний.

Один из журналистов: Но многие говорят, что у вас все обложены данью.

Р.К.: Если это так, то это тоже по воле Всевышнего, но за это мы получим наказание на том свете. А вы дайте нам факт. Когда без фактов говорят, мне не нравится. Где, что, когда?

Ксения Соколова: А где факты, что деньги вам дает Аллах?

Р.К.: Это уже не человеческий вопрос. Чтобы вам понять, нужно быть верующим, хотя бы христианкой или мусульманкой.

К.С.: А я верующая.

Р.К.: Если ты такой вопрос задаешь, ты уже не верующая. Ты обязательно попадешь в ад.

Марианна Максимовская: Со злорадством говорите.

Р.К.: Сидеть страшно с вами, если вы такие вопросы задаете.

К.С.: Это комплимент, если Кадырову страшно со мной сидеть.

Р.К.: Безбожником быть нехорошо. Я верующий человек, если бы я не был верующим человеком, я бы не служил. Я раб Всевышнего, я счастлив, что поклоняюсь Всевышнему. После этого я стал слугой народа. Я верю в Аллаха и знаю, что он создал нас, я знаю, что есть ад и что есть рай.

Один из журналистов: Но грешить приходится.

Р.К.: Я стараюсь не грешить. Я знаю, что запрещается в исламе. Я работаю над собой. Если даже были ошибки, то теперь таких ошибок у меня нету. Я думаю, что постараюсь, чтобы Аллах был доволен.


 

Автомобили и красивая жизнь

Больше всего мне нравится «мерседес», красивая, мягкая машина, не устаешь; мне все машины нравятся хорошие. Я молодой, я люблю красиво жить, красиво одеваться. У нас знаешь, плохо что? Мы чиновников заставляем показать, что они бедные, и этим заставляем совершать преступления. Представь: министр. Этот человек и днем и ночью служит, он практически не бывает дома, он не бывает с семьей, и он не может позволить себе купить машину или построить дом. Мы сразу: ах, он дом построил, ах, сел на машину, на мигалку. Начинаем этого человека убивать, сажать. Это очень плохо, мы сами себя обманываем, народ обманываем. Любой из вас хочет лучше жить, чтобы наши дети были счастливы, чтобы у нас были дома, машины, работа. А они тоже люди.

Источник: «Сноб»

Фото: Instagram, РИА Новости

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter