Андрей ОСТРОВСКИЙ: "С Днем российской печали"

Андрей ОСТРОВСКИЙ: "С Днем российской печали"

Андрей ОСТРОВСКИЙ: "С Днем российской печали"
Интервью

13 января 2012, 12:05
Главный редактор "Новой газеты во Владивостоке" - о прошлом и будущем российской прессы

ВЛАДИВОСТОК. 13 января. ВОСТОК-МЕДИА – Сегодня вся страна отмечает День российской печати. Праздник значимый: количество газет и журналов измеряется десятками тысяч, армия пишущих в стране измеряется сотнями тысяч блестящих журналистов, работы которых читает вся Россия. А это значит, сегодня не только наш профессиональный день, но и праздник все страны – многомиллионной аудитории читателей.
От первой газеты России – петровских «Ведомостей» до нынешнего качественного и количественного печатного многообразия прошло уже 309 лет. Насколько качественной была эволюция печатного слова за прошедшие три века - судить историкам. С какими настроениями и в каком виде пришли СМИ в XXI век – говорить современникам. Накануне профессионального праздника корреспондент РИА «Восток-Медиа» встретился с главным редактором одной из лучших газет Приморья - «Новой газеты во Владивостоке» Андреем Островским.


- Андрей Вадимович, помните, как говорил герой кинофильма «Москва слезам не верит»: «Через 20 лет не будет ни газет, ни книг, ни кино, ни театров, а будет одно сплошное телевидение». С тех пор прошло больше 30 лет, газеты по-прежнему читают. Пациент скорее жив?
- Пациент в реанимации и никто не знает, что с ним будет завтра-послезавтра. Тенденции очень разноречивые. Мировые тенденции развития печатных СМИ состоят в том, что в более продвинутых развитых государствах – США, скандинавских странах – периодически приходят сообщения о закрытии бумажной, твердой версии газет, переход на интернет-версии. А, к примеру, в бурно развивающейся Индии сегодня выходят новые газеты и растут тиражи. Где истина? А где мы находимся, как ты считаешь?
- Зависли в полушпагате, Андрей Вадимович – одной ногой в Азии, другой тщетно тянемся к Европе...
- Все верно. Поэтому очень трудно сегодня говорить о каких-то одновекторных тенденциях развития СМИ. Они разные, и зависят во многом от нас. Если мы будем делать интересные, качественные газеты, все будет нормально. Наши теоретики – российские и зарубежные – сходятся в одном: газеты переживают очень трудное время и если кто и выживет, так только качественная пресса. Будет делать качественный продукт – есть шанс еще какое-то время просуществовать.
- Переключимся от мировых процессов к приморским СМИ. Что происходит с ними сегодня?
- Мое глубокое убеждение: в отличие от других областей, в Приморье абсолютная свобода печати. Я очень этим доволен и горжусь. Можно это рассматривать как комплимент в адрес губернатора. Не очень понимаю, когда люди возмущаются, что им не дают выразить свое мнение. Если письмо читателя, желающего выразить свою позицию, не публикуют в газете «Владивосток» или «Новой газете», кто ему мешает пойти, к примеру, в «Арсеньевские вести» или «Народное вече»? У нас огромный диапазон СМИ. Можно выпускать любое издание, в рамках существующих федеральных законов.
- Может ли вообще в России быть свобода слова в печати? Не будем лукавить: сегодня каждое СМИ связано рекламными контрактами, которые во многом определяют политику издания. Другие куплены олигархами...
- Это проблемы СМИ. Конечно, проще и легче заключить контракт с властными структурами, выполнять их волю и получать деньги. Гораздо труднее самим бегать за рекламодателями из сферы недвижимости, банковских услуг, объяснять им, что ты делаешь независимую, авторитетную газету, пользующуюся спросом и уважением читателя. Конечно, очень трудно финансово выживать тем, кто не обслуживает власть. Самим платить зарплату сотрудникам, делать апгрейд техники – все требует денег. Тут надо искать золотую середину.
- Андрей Вадимович, но даже «независимые» и уважаемые федеральные СМИ зачастую рано или поздно становятся официальным печатным органом властных структур...
- Нельзя за 20 лет свободы слова пройти тот путь, которым цивилизованное западное общество идет несколько веков. Естественно, газеты принадлежат или олигархам, или властным госструктурам. Должно вырасти несколько поколений, утвердиться новый менталитет в обществе. Не надо во всем сравнивать себя с Европой: в России и производительность труда в 2-3 раза ниже. Построим другую страну – и будем говорить о принципиально других СМИ.
- Надо походить по пустыне 40 лет?
- Конечно, должны смениться поколения. К примеру, владельцы газеты «Нью-Йорк Таймс» - семья миллионеров Вандербильтов обращается с газетой крайне тактично. Глава клана, старый Вандербильт настолько боялся вмешиваться в дела газеты, что писал туда письма как читатель, прося обратить внимание на ту или иную проблему. Но! Это США, там свободе печати уже 250 лет. А у нас в России у свободы слова цыплячий возраст, у нас еще не выросло поколение олигархов, богатых людей, которые не будут с помощью газеты «мочить» конкурентов... Правильно делаем, конечно, что сравниваем Россию с другими странами, но нам еще до них тянуться и тянуться. Я очень надеюсь, что доживу до изменений, но должно пройти время.
- Не секрет, что современная аудитория ленива: ей проще прочитать новости в Интернете, чем купить бумажную газету.
- Я думал над этим, каковы наши шансы на выживаемость по сравнению с электронными СМИ. Думаю, выживет в основном качественная пресса. С другой стороны исследователь Андрей Мирошниченко даже выпустил книгу с пессимистичным названием «Когда умрут газеты», где датой смерти газет называет конец 2030-х годов. Что касается сетевых СМИ – прекрасно, что они есть. Газету «Ведомости» читают в Москве в пределах Садового кольца, в основном чиновники, принимающие судьбоносные решения в стране, представители госкорпораций. Степень доверия к газете высока: в ней дается абсолютно точная, достоверная информация. Второе место по цитируемости – газета «Коммерсант». А то, что мы читаем в сети, не всегда достоверно. Чему удивляться? Все совершено адекватно.
- В России, к сожалению, всегда считалось, что потребители качественной прессы – немногочисленный интеллектуальный сегмент общества. А желтые и массовые издания всегда будут продаваться как жареные пирожки...
- Я в этом ни секунды не сомневаюсь. У каждого издания своя аудитория, это справедливо. Каждый выбирает для себя как газету, так и телевидение. Кто-то готов круглые сутки смотреть СТС и ТНТ. Кто-то будет смотреть «Культуру», «Дождь» и другие разумные каналы – информационно насыщенные, интеллектуальные. Тираж «КП-толстушки», кстати, 2 миллиона 700 тысяч экземпляров. Но тираж, на мой взгляд, самой лучшей газеты в стране, «Ведомости», всего 70 тысяч. У человека всегда есть выбор, что читать.
- Вы преподаете на журфаке уже четверть века. Можем ли мы рассчитывать, что у приморской журналистики есть будущее?
- Конечно, есть. Они такие же, как мы. Конечно, не все студенты станут хорошими журналистами, да что там – не все вообще в будущем останутся в профессии. Я поступал в 1976 году, на первом курсе нас было 51 человек на дневном факультете. Закончило обучение к пятому курсу 24 человека. Среди них работают по специальности менее десяти... Так и сегодня – если даже треть наших выпускников будет трудиться по специальности, значит, мы, преподаватели, отлично сработали.
- Можно ли научить профессии? Все же познается «в полях»...
- Есть версия, что высшее журналистское образование – идеологическая задумка большевиков, которые перо приравняли к штыку. За границей журналистов учат истории, политологии, а журналистику читают спецкурсом, часами. Думаю, это правильно. Журналисту сегодня нужно базовое образование - политология, юриспруденция, экономика или филология.
- Популярная телеведущая Марианна Максимовская утверждает, что сегодня аналитические жанры уходят с экрана, страниц газет. Миром правит сухая информация. Вы согласны?
- Это позиция Максимовской. Конечно, с конца 90-х у нас изменилась страна, стали другие правила игры на федеральных телевизионных каналах – больше развлечений, чем проблематики, подача информации под определенным углом...
- Зритель, читатель подсел на информационный фаст-фуд, духовно обленился?
- Если бы было так, народ не вышел бы на Болотную площадь, проспект Сахарова. Притом СМИ его к этому не призывали... На примере «Ведомостей», «Новой газеты», «Коммерсанта» я готов утверждать: аналитика жива и востребована. Главное сегодня - журналисту нужно быть равноудаленным от всех политических партий, не прогибаться, делать свое имя, писать нужные тексты. Журналист должен быть личностью, пусть со спорной позицией, но уважаемой. Таких профессионалов, достигших вершин журналистской карьеры, сегодня в России хватает: это и Юлия Латынина, и Павел Каныгин, и Ирина Петровская. Их позиция всегда интересна. Главное помнить: мы не являемся носителями истины в последней инстанции.
- Андрей Вадимович, что пожелаете сегодня коллегам?
- В "День печали" желаю всем редакторам добрых журналистов, всем журналистам - добрых редакторов. Потому что в мире и так очень много зла, не надо его множить. Если мы будем толерантны к друг к другу, информационный продукт только выиграет в качестве, и в итоге выиграет читатель.

Беседовала Мария Ясенкова
 

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter