Игорь АГАФОНОВ, советник МИД России во Владивостоке : Интервью

17 февраля 2011, 11:11
"Дипломат — как лекарь, должен помогать людям!"

ВЛАДИВОСТОК. 17 февраля. ВОСТОК-МЕДИА - На днях Россия отмечала профессиональный праздник — день дипломатического работника. Редактор РИА «Восток-Медиа» встретилась с советником МИД РФ во Владивостоке Игорем АГАФОНОВЫМ. Разговор шел как о служебной деятельности, так и творчестве, ведь Игоря Владимировича в городе знают не только как профессионала, но и как писателя и музыканта.


- Как вы пришли к тому, чтобы стать дипломатом?

- О пути дипломата я особенно не думал. Когда учился в школе, было стремление связать себя с военным направлением и языками - многие мои родственники были офицерами. Был у меня опыт поступления в Суворовское училище, но, практически уже занеся ногу «в сапоге», чтобы шагнуть в мир армии, я подумал о своем творчестве. Переговорив с замполитом, я понял, что в училище заниматься музыкой мне особенно не дадут, и поступление свое отложил. Забегая вперед скажу, что позже, находясь на срочной службе в рядах Советской Армии, увлечение рок-музыкой удавалось, пусть и «сегментами», реализовывать – в двух воинских частях у меня был опыт создания «армейских ВИА», которые официально исполняли песни «о Родине, армии и Партии», а в свободное от официоза и непосредственно от службы время творили нормальный рокерский продукт.
По окончании десятого класса, я остановил свой выбор на восточном факультете. Это было элитное подразделение в составе университета. После окончания вуза от своих наставников Анны Александровны Хаматовой и Вадима Михайловича Серова получил предложение остаться преподавать. Читал лекции по корейскому языку, экономике и истории Кореи. Позже поступило предложение перейти на работу в МИД, нужен был кореевед. Как раз тогда, в 1994 году, было принято решение о переезде представительства МИД из Находки во Владивосток, и штат работников расширялся.
Так получилось, что я стал заниматься работой аналитической. Нужно было систематизировать информацию, делать выводы и вносить предложения для руководства. страны. Через два года работы поступило первое предложение о выезде в командировку в Пусан, позже я отправился в Пхеньян, и сейчас, живя и работая во Владивостоке, не исключаю, что, в зависимости от указаний Центра, снова могу уехать.

- Почему выбрали в качестве специализации именно Корею?

- Когда поступал, ориентировался на Японию, на страноведение. Но в тот год набора на это направление не было. Вот и выбрал Корею. Мало кто знал корейский. Связи развивались преимущественно с КНДР, с Южной Кореей у нас тогда не было дипломатических отношений, и сам факт причастности к непростой проблематике Корейского полуострова придавал некой романтичности специализации в качестве «корееведа».
Позже я вспоминал, и оказалось, что корейцы со мной были рядом всю жизнь. Я родом из Казахстана, а там жили немцы, чеченцы, ингуши, корейцы — интернационал. В школе мы дружили с корейцами семьями.

- Дипломатическая служба, какая она?

- В дипломатической работе есть ряд обязательных моментов, без которых невозможно ни повышение в ранге, ни выезд в командировку, особенно долгосрочную: нужно не просто знать два языка, но и с периодичностью в год-два подтверждать их знание на Высших курсах иностранных языков МИД России, постоянно повышать профессиональный уровень на базе Дипакадемии.
Сотрудников Владивостокского представительства МИД мы постоянно отправляем в загранкомандировки. Чаще, конечно, в Корею, Китай, Японию. Но наши ребята очень хорошо зарекомендовали себя, работая и в США, и в Европе, и даже в Африке. В 2006 году наш «африканский первопроходец» Максим Матасов поехал в Зимбабве и трудится там до сих пор. А полтора года назад мы впервые отправили человека в Латинскую Америку. Сергей Пархоменко успешно служит в Аргентине, в Буэнос-Айресе. Стандартный срок командировки — три года — не характерен для «выходцев» из нашего Представительства. Как правило, дипломатам-владивостокцам руководство наших загранучреждений пролонгирует контракты до четырех, пяти и более лет.
Не вся карьера состоит из командировок, хотя дипломат — это человек, который априори должен представлять интересы России за рубежом и, по определению, должен большую часть своей службы находится за границей. Отсюда и традиционный принцип ротации в МИДе — человек, как правило, на месте не сидит.
В МИДе, как и в любой ведомственной системе, ничего человеку «на блюдце» не преподносится — многое зависит от активности, личной инициативы работника. Во Владивостокском представительстве сейчас очень много возможностей для молодых дипломатов, чтобы проявить себя.

- Наверняка, это связано с предстоящим саммитом АТЭС?

- Напряженная работа началась еще в 2007 году, когда была одобрена кандидатура России, как хозяйки одного из саммитов, и пошли разговоры о Владивостоке. В Приморье стало приезжать всё больше иностранных делегаций, и интерес зарубежных партнеров к городу и краю не ослабевает. В связи с приближением саммита мы ждем новую волну гостей. Запланирована масса визитов, проведение международных конференций, выставочных мероприятий. Количество культурных событий, акций с азиатским партнерами из Японии, Китая, Кореи и Вьетнама, растет, как минимум, вдвое с каждым годом. В сфере науки Приморье традиционно взаимодействует с зарубежными партнерами. Все это направлено на выполнение задачи, поставленной федеральным центром - превращение Владивостока в площадку обеспечения российских интересов в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

- И есть ли у города шанс стать именно таким азиатским центром?

- Если говорить об экономическом аспекте, то тут еще предстоит большая работа. Необходимо многое создать, выстроить стратегию позиционирования города и края, не зацикливаясь исключительно на топливной и транспортной составляющих.
Интерес иностранных партнеров имеется, в том числе и к экономике. Здесь большую роль играет ДВФУ. Роль университета — не только обеспечение своей образовательной, и научно-практической составляющей, но и вклад в экономику страны, Приморья, в том числе, подготовка профессионалов для разных сфер деятельности. Надеюсь, что должное внимание будет уделено и такому сильнейшему направлению владивостокского образования и науки, как востоковедение. Владивосток не только исторически имеет такую свою специфику – вы помните, что в целом образование на Дальнем Востоке началось с создания у нас в 19-м веке именно Восточного института, - но и, как признаётся широко в мире и регионе, является, по сути, мощнейшей базой ориенталистики, востоковедения. Такой уникальной школы, сочетающей в себе универсализм, комплексный и, главное, практический профессионализм, по подготовке японоведов, корееведов, китаеведов, нет, пожалуй, нигде. Именно, благодаря наличию такой школы со своими мощнейшими традициями, наши выпускники-востоковеды востребованы в любых сферах от экономики и культуры до политики и дипломатии. В частности, ежегодно в наше Представительство с целевыми просьбами обращаются руководители наших загранучреждений в странах АТР с просьбой подобрать и направить к ним на работу выпускников ранее ДВГУ, теперь ДВФУ. Кто-то, возвращаясь, оседает в Москве, центральном аппарате Министерства, кто-то остается здесь в Тихоокеанской России. И интерес связан не только с уровнем владения наших «восточников» языковыми навыками, но и, во многом, с тем, что они, действительно, профессионалы-страноведы с широчайшим функциональным потенциалом использования.

- В АТР есть регионы, живущие в основном за счет туризма. Каковы перспективы у нашего края в этой отрасли, на ваш взгляд?

- Мы занимаемся информационным и аналитическим отслеживанием процессов, происходящих в сфере туризма. Наши сотрудники всегда входят в специализированные межведомственные комиссии, работающие в крае. Но наш статус — не контролирующий или надзорный, а экспертно-консультационный.
Как житель края, я могу сказать, что мне больно: у нас сумасшедший потенциал, но он не используется даже минимально. Владивосток, пожалуй, единственный город в России, где негде погулять в прямом смысле этого слова, конечно. Нет ни одного парка, ни одного сквера.
Это претензии не к хозяйствующим субъектам, но, тем не менее, проблему эту нужно решать. Горожанам остается только ездить на Шамору, а это место далеко от звания туристической Мекки.
Сейчас в крае идет снижение числа иностранных туристов. В 2007—2008 году была активизация, а теперь снова спад.

- Закрытие казино сыграло свою роль?

- Делать исключительно ставку на эту сферу я бы не стал. У Приморья большой рекреационный ресурс, и нужно все это совмещать. В этой отрасли есть свои энтузиасты – и среди руководителей компаний, и в административной среде. Главное, что имеется озабоченность и понимание ситуации со стороны городских и краевых властей, и это уже хорошо.

- Давайте поговорим о вашем творчестве. Готовите на суд читателей и слушателей что-то новое?

- На презентации последнего на данный момент сборника, материал для новой книги был уже готов. Писать и прозу, и стихи, и песни я продолжаю. Однако работу по выпуску новой книги я, если честно, подзадержал; просто наступил период, традиционный для русского человека — период углубленного самокопания, самооценки, самокритики.
А потом с друзьями выехали на природу на Рождество. Там, в узком кругу, я представил песню, навеянную индийским коллективом «Лавани», музыка к ней родилась спонтанно. Подвергнутый осуждению со стороны друзей за то, что в некотором смысле обделяю читателей и слушателей, получивший жесткое требование от них выпустить не только книгу, но и диск с песнями, за несколько дней я свел весь печатный материал для книги, сдал его в издательство. То будет мой шестой по счету авторский сборник. Надеюсь, что он увидит свет в мае. Название сборника вылилось из песни: «Танцуй мне свой Лавани».
К маю же хотелось бы успеть записать и диск, но я не уверен, хватит ли времени для работы в студии. Плюс в этом году часть моих произведений по военной тематике включена в номер «Московского перманентного журнала» и есть предложение посотрудничать со столичным издательством «Покровский и братья» в подготовке сборника армейского юмора.

- Вы человек творческий. Как-то применяете это качество на службе?

- Наша работа в целом, по сути, творческая, если человек себя сам не загнал «в футляр», не сосредоточился только на бумажной, бюрократической составляющей работы.
Дипломат, на мой взгляд, должен обладать такими качествами, как просвещенный патриотизм, профессиональная культура, глубокое знание и чувствование настоящих российских интересов. Он должен не просто выполнять указания сверху, но и, объективно оценивая ту или иную политико-экономическую составляющую, сам предлагать что-то руководству страны. Нужно уметь соизмерять активную внешнюю политику и реальные ресурсы и возможности страны.
На консульских участках общаться приходится с разными людьми от президентов до преступников и женщин, как говорится, тяжелой судьбы и легкого поведения. Нужно быть готовым контактировать с любым собеседником в любой ситуации. Люди за границей попадают в беду. Часто это связано с трагическими событиями. Человек под влиянием стресса, психологического аффекта может действительно бросаться на дипломата, консула, но нужно помнить, что, кроме тебя, ему не поможет никто и нельзя переходить на ответную грубость или агрессию. Приходится входить в шкуру этого человека, пропускать его боль через себя и находить в себе силы ему помочь и физически, и духовно. Консульский работник зачастую должен выступать таким вот «лекарем».

Сюжеты: Приморский край