Юрий Матвеев: поправки в Лесной кодекс могут быть приняты весной

Юрий Матвеев: поправки в Лесной кодекс могут быть приняты весной
Интервью

18 ноября 2015, 10:58
Фото: РИА "Восток-Медиа"
Интервью заместителя председателя Закдумы Хабаровского края

В Государственной Думе Российской Федерации активно обсуждаются изменения в Лесной кодекс страны, которые бы кардинально изменили подход к сбору дикоросов в лесных массивах. Об актуальности этого законопроекта в интервью РИА «Восток-Медиа» рассказал заместитель председателя Законодательной Думы Хабаровского края Юрий Матвеев.

Юрий Фёдорович, почти год Дума шестого созыва занимается продвижением изменений в Лесной кодекс. Как один из авторов законопроекта, весной вы говорили о нём с представителями ОНФ и на коллегии министерства сельского хозяйства и продовольствия края с участием губернатора. Расскажите, почему нашему региону так нужны эти изменения?

Хабаровский край на Дальнем Востоке занимает довольно большую территорию: примерно, 780 тысяч квадратных километров. На площади порядка 90 миллионов гектаров произрастают всевозможные полезные растения. Это и лечебные травы, и дикоросы, которые употребляют в пищу.

В своё время Хабаровский край через потребкооперацию собирал и заготавливал до 2 с половиной тысяч тонн дикоросов. Среди этого объёма преобладали папоротник, берёзовый сок, кедровый орех, черемша, всевозможные ягоды. Наибольшую популярность имела жимолость, которая далеко не на всех территориях произрастает, но имеет высокую ценность по витаминно-минеральному комплексу. Также был спрос на бруснику и клюкву. В соседнем Китае больше всего интересовались, конечно, кедровым орехом, покупая его у нас за большие деньги.

Все эти дикоросы природа нам просто дарит: не нужно пахать, окучивать или поливать, природа говорит — берите и пользуйтесь. И на этих 90 миллионах гектаров даров природы сотни тысяч тонн. Не 2,5 тысячи, которые раньше собирали, а в сотни раз больше. Однако в 2014 году заготовители края собрали всего 14 тонн дикоросов. После того, как власти стали взаимодействовать с правоохранительными органами, вовлекать потребкооперацию, в 2015 году цифра выросла до 70 тонн. Но официальный документ на сбор и заготовку дикоросов, который бы позволял бригадам, физическим лицам идти в лес и собирать их массово, сейчас действует однобоко.

Вы говорите о действующем Лесном кодексе?

Да, в Лесном кодексе России сейчас прописано, что люди, желающие собирать дикоросы, должны взять в аренду лесной участок и на нём работать. Здесь есть два серьёзных недостатка. Во-первых, лесной участок необходимо надлежащим образом оформить. Это значит, что нужно провести его межевание, составить обязательный план освоения леса, план пожарной безопасности, проработать мероприятия по восстановлению лесов, собрать ещё целый ряд документов. Это занимает как минимум три-четыре месяца, кроме того, нужно заплатить за использование участка около 300 тысяч рублей.

Второй недостаток заключается в том, что человек не может предугадать, как поведёт себя природа. В один год она даёт урожай брусники, к примеру, на одной стороне сопки, а потом он попал под ветер, и вся ягода вымерзла. И на следующий год она растёт на другом склоне, за пределами участка, куда человек уже пойти не может. А чтобы оформить аренду на новый участок, нужно опять три месяца бегать по кабинетам и заплатить крупную сумму. При том, что собирательство дикоросов — не самая прибыльная отрасль.

Вот ещё одна цифра по Хабаровскому краю: из 90 миллионов гектаров в регионе арендовано всего 0,3 % земли под сбор дикоросов. Всего 8 участков оформлено. Остальная потенциальная территория не при деле.

Поэтому сегодня стоит вопрос: как сделать, чтобы огромные достояния природных ресурсов стали доступны для тех, кто желает работать — собирать и перерабатывать их. Фактически нужно, чтобы эта доступность была прописана в законодательной базе.

Можете уточнить, что именно предлагают изменить в Лесном кодексе депутаты Законодательной Думы края, и на какой стадии находятся сейчас ваши предложения?

Сегодня Лесной кодекс России, который был принят в 2006 году, для промышленного сбора предлагает исключительно аренду лесных участков. Другого подхода не существует. Физические лица для собственных нужд могут осуществлять сбор дикоросов беспрепятственно. Депутаты краевой Законодательной Думы шестого созыва достаточно долго изучали этот вопрос. Мы встречались с представителями власти и населением Нанайского, Комсомольского районов, района имени Лазо — тех территорий, которые традиционно занимались сбором дикоросов. Везде люди говорили, что готовы создавать базу для сбора и переработки природных даров, но их беспокоило то, что для этого нет законных оснований. Любая проверка со стороны правоохранительных органов и следующий за этим крупный штраф ставили бы крест на любом небольшом предприятии. Соответственно, этой работой никто массово не занимается, хотя в недавнем прошлом речь шла об экспортных поставках. И не только орехов в Китай, но также папоротника в Японию.

После этого по инициативе нашего постоянного комитета мы стали разрабатывать поправки в Лесной кодекс. Подготовили проект закона, обсудили его с депутатами Государственной Думы, которые в российском парламенте представляют Хабаровский край. Все они сошлись в позиции, что такой законопроект надо принимать на федеральном уровне. После этого документ прошёл экспертный совет и попал в повестку комитета по природным ресурсам.

Перед тем, как его там обсуждать, комитет разослал его в 17 ведомств на согласование — это обязательная процедура. На этой стадии к законопроекту появились вопросы, которые помешали его дальнейшему рассмотрению. В частности, представители Минприроды стали сомневаться в сохранности лесных массивов. Высказывались мнения, что возможен конфликт интересов лесозаготовителей и сборщиков дикоросов, работающих на одних и тех же участках.

Вопросы возникли и у Главного правового управления президента России. В основе нашего законопроекта устанавливалось, что сбор дикоросов происходит на основании купли-продажи не самого лесного участка, а разрешения на его использование. Представителей правового управления интересовал вариант развития событий, когда, например, заготовитель заплатил за сбор 100 килограммов брусники, но не смог собрать весь этот объём. По мнению управления, это будет рождать бесконечные конфликты из-за недобора с требованием вернуть денежную разницу оплаты и последующие судебные разбирательства. В результате документ отправили на доработку.

Юрий Фёдорович, есть мнение, что лучшим временем для сбора дикоросов были советские годы, когда не было таких препон для заготовителей. По Вашему мнению, нужно возвращаться к действовавшей тогда форме доступа к лесным участкам?

В 70-80-е годы была такая практика: человек шёл в местное лесничество, покупал лесной билет и на основании него работал. Шкалу платежей за билет утверждал крайисполком. Все нормы сбора были оговорены. Примерно такую практику предложили вспомнить и мы, разработчики закона.

В конце сентября этого года в Государственной Думе прошёл круглый стол, посвящённый, в частности, комплексному использованию лесов. В обсуждении участвовали делегаты от 56 субъектов, представители науки и российского правительства. Нашей проблемной темы тоже коснулись. Выступая там, я напомнил, что предлагаемые Законодательной Думой Хабаровского края поправки актуальны для многих регионов России: для Архангельской, Иркутской областей, Красноярского края, для Республик Коми и Саха. Все согласились, что законопроект нужный, но так и не нашли ответ на вопрос, на каких условиях должно выдаваться разрешение на сбор дикоросов. Должно ли оно быть платным, а если да, то, какие это должны быть суммы и объёмы, чтобы не возникали конфликты, о которых я уже говорил.

Тогда же я предложил создать при Государственной Думе рабочую группу, которая бы занялась доработкой проекта, чтобы не осталось шероховатостей. Заседание этой группы состоялось 2 недели назад. В итоге в ближайшие дни юристы и экономисты, входящие в состав группы, должны передать нам — в краевую Думу — свои заключения по документу.

И когда, по вашему мнению, поправки в Лесной кодекс будут приняты? И будут ли приняты вообще?

В том, что они будут приняты, я уверен. Нам нужно в феврале, максимум — в марте, уже иметь этот закон, чтобы мы сказали всем заинтересованным людям — не бойтесь, поправки действуют, получайте разрешение и идите заготавливать дикоросы. За один год, конечно, большую базу переработки не сделать, но её надо нарабатывать с перспективой развития. Закон нужен весной, чтобы у нас ближайший сезон урожая прошёл без особых опасений со стороны заготовителей.

Этот закон даст рабочие места и доход населению отдалённых сёл, которые живут в окружении тайги. Будет развиваться потребкооперация. Это будет организованная, юридически оформленная деятельность. Последовательно и вопрос импортозамещения будет решаться.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter