Виктория Костюкевич: надо доверять людям, даже если обман очевиден
Интервью

Виктория Костюкевич: надо доверять людям, даже если обман очевиден

20 февраля 2020, 13:27Photo: Светлана Чехлатая / предоставлено Викторией КостюкевичВиктория Костюкевич
Имя Виктории Костюкевич стало известно в культурной среде Приморья в связи с бешеным успехом фестиваля «Метадрама», прописавшегося в краевом Театре молодёжи с 2018 года. Но ещё ранее автор пьес «Протуберанцы», «Рашен лалабай», «Возлюбить ближнего?» получила признание на авторитетных конкурсах драматургии.

Практически каждая работа Виктории приносит ей благодарные отклики — и от профессионалов театра, и от обычных зрителей, и от участников её событийных проектов. Именно с лёгкой руки Костюкевич владивостокцы приучились к зрелищной аскезе — и стали ходить на читки пьес едва ли не активнее, чем на спектакли с декорациями. В январе в такой читке с удовольствием поучаствовали медийные лица и вип-персоны, включая вице-губернатора Приморья Константина Шестакова, а в марте Виктория планирует очередную читку — это будет пьеса Ольги Шиляевой «28 дней». Параллельно созревает программа третьего фестиваля «Метадрама», назначенного на июнь. В преддверии всех этих любопытных культурных событий Виктория ответила на вопросы «Восток-Медиа» о творчестве и жизни.

— До вас, похоже, никто не называл себя в Приморье драматургом. И сейчас это определение выглядит диковинным и громким. Вам комфортно с этим титулом?

— Диковинно было бы меня называть раввином или сталеваром, или умпа-лумпой. А драматургом быть — вполне частое явление. Особенно в том контексте, в котором я существую. Мир, где одни только драматурги и роятся. Это Миша Дурненков, Катя Августеняк, Ксения Савельева, Серафима Орлова, Ксения Драгунская, Женя Сташков, Игорь Яковлев, Оксана Розум, Катя Тимофеева, Люба Страхова, Лёша Житковский, Артем Головнин, Рома Дымшаков, Олег Михайлов, Костя Стешик, Артём Материнский, Олег Богаев, Мария Огнева, Павел Пряжко, Олжас Жанайдаров, Гульнара Гарипова, Ринат Ташимов, Ярослава Пулинович, Андрей Жиганов, Семён Вяткин, Юрий Клавдиев, Саша Середин, Валера Шергин, Настя Букреева, Света Баженова, Юля Крупянко, Катя Васьковская, Полина Бородина, Аня Кизикова, Лёша Еньшин, Марина Крапивина, Юля Тупикина, Оля Шиляева, Наташа Мошина, Серёжа Давыдов, Женя Скирда, Рома Козырчиков, Лёша Синяев и это только за пять секунд я вспомнила. Ещё сто тысяч драматургов я не вспомнила, и ещё сто тысяч я не знаю лично. А вы говорите — диковинно. Хотя если говорить конкретно о Приморье, то да. Получается, что здесь я единственный пока драматург.

— Вы только пишете пьесы, или доводилось в них играть?

— Я сама не играла нигде. Но в Москве год училась в лаборатории «Постдраматургия» театра «Практика», делали перформансы, там я участвовала.

— А ещё где вы получали образование?

— Я училась в ДВФУ, «связи с общественностью», а затем окончила там же магистратуру по философии.

— Расскажите о пьесах, которые вы написали, и которые уже были поставлены на приморской сцене, либо ждут своего часа. Конкретно интересует судьба замысла пьесы «Бриннер». Что это будет?

— Про свои пьесы я рассказывать не умею, но их можно прочитать, все они есть в открытом доступе в сети. А про «Бриннера» расскажет подробно режиссёр Талгат Баталов, когда летом приедет создавать этот спектакль. Сейчас мы только-только узнали, что на «Бриннера» выделен грант, порадовались несколько минут и приступили к работе над текстом. Я видела несколько спектаклей Талгата, а Владивосток познакомился с ним на «Метадраме» в прошлом году, когда он делал эскиз по тексту Дмитрия Данилова «Человек из Подольска». Актёрам Театра молодёжи очень понравилось работать с Талгатом. Уверена, что всё получится.

— С вашим именем связаны новаторские тенденции Театра молодёжи — фестиваль «Метадрама», читки. Как вы решились затеять такой масштабный проект, как фестиваль? Кто вдохновил, кто поддержал идею на старте?

— Идея пришла не сразу. Вернее уверенность, что я смогу. Меня очень сложно назвать человеком-организатором, мне на сбор самой себя иногда требуется год. До этого я участвовала в драматургических фестивалях-конкурсах «Любимовка» (Москва), «Волошинский сентябрь» (Коктебель), «Ремарка» (Уфа), «New Europe stage» (Потсдам). Самое главное на этих мероприятиях — люди. Сложно сказать, что подумал на самом деле директор Театра молодёжи Игорь Леонидович Селезнёв, когда я пришла три года назад и предложила сделать фестиваль. Этого бы не случилось без Антона Шефатова — администратора Театра молодёжи, сейчас он студент ГИТИСа. Я понимала, что мы с Антоном справимся. Наверное, чтобы что-то сделать по-настоящему хорошее и доброе, нужна команда людей, желающих одного и того же. Антон был человеком, которому я могла доверять, многие в Приморье почему-то задирают нос. В прошлом году уже подключились все службы Театра молодёжи, это было приятно. Спасибо им.

— Вы уже занимаетесь подготовкой третьего фестиваля? Что на нём будет интересного?

— Занимаемся подготовкой, ждём подтверждение финансирования. Если всё получится, то приезжие режиссёры будут работать с актёрами Театра молодёжи в рамках лаборатории, по итогам покажут эскиз. Будет драматург из Германии, благодаря Гёте-институту, с которым нас познакомила Яна Гапоненко. Будут драматурги, пьесы, эскизы, спектакли, перформансы. Будет много читок и людей, которых вдохновляет сегодняшний день, вдохновляет то, что происходит прямо сейчас в нашей с вами жизни.

— Какие у вас ориентиры в мире театра? Чего бы вы хотели достичь — и в плане личных амбиций, и в плане влияния на театральную культуру Приморья?

— Ориентиры на честный театр, честное существование. Я не из тех, кто будет говорить вслух про планы и личные амбиции. Это не значит, что их нет, но говорить не люблю про это. Мне бы хотелось сблизить театр и современное искусство, зрителей и современную драматургию, актёров и художников. Художников в широком смысле этого слова, не только тех, кто рисует. Фестиваль современного театра «Метадрама» может это сделать. Художники знакомятся, узнают о существовании друг друга и могут создавать что-то масштабное для города, в том числе. Я фанат художников, в широком смысле этого слова. Люди, которые создают что-то для других людей — это моя вера и моя религия. Меня вдохновляют такие художники, как поэт Спартак Голиков, «Дальневосточные разлучницы», Павел Шугуров, Андрей Чугунов, из не местных — Ира Корина, Ксения Перетрухина, Алина Гуткина, проект «Нонсенс», Миша Левин и другие.

— Хотите ли вы попробовать работать в кино?

— Мне много хороших людей советуют снимать фильмы по своим текстам, но я об этом пока не думала.

— Если можно, расскажите о своей семье.

— У меня очень верующая семья. Муж и сын верят в меня как в драматурга-художника. Я верю, что сын будет лучше меня во всём. Втайне от всех я поклоняюсь своему сыну. Человек для меня — это сакральная штука. Люди в принципе вызывают у меня уважение и интерес. Я не перестаю им удивляться. Иногда мне всё ещё встречаются люди, которые не отвечают добром на добро. Но это не поколеблет мою веру в человека. Даже если перед тобой стоит человек, говорит что-то, а вы знаете, что это неправда, — надо всё равно поверить. Сейчас. Надо доверять людям. Мне близко состояние «дурака». Когда тебя обманывают, а ты всё равно веришь. Не потому что не знаешь, что тебя обманывают, а потому что доверие — это круто. Всё самое хорошее создано в мире человеком. К сожалению, и всё самое плохое тоже.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter