Моем член хлоркой и вызываем рвоту: будни приморских девушек по вызову

Интервью
Моем член хлоркой и вызываем рвоту: будни приморских девушек по вызову
Моем член хлоркой и вызываем рвоту: будни приморских девушек по вызову
20 октября, 18:19Фото: Восток-Медиа
Около 85% мужчин во Владивостоке заказывают девочек. О том, как они живут и на какой кухне готовят "запретный плод" на час, нам рассказала Виолетта. Она просила представить её просто - диспетчер.

Также диспетчер поведала о том, что среди нас, наших коллег по работе, родственников и близких друзей есть мужчины-копрофилы, мужчины, которым нравится есть чужую рвоту и пить мочу.

Она очень просила донести до читателей агентства, что «проститутки — не конченые люди». Публикуем интервью «без купюр».

Фото:Восток-Медиа

— Многие считают, что если у девушки настали сложные времена, то она с легкостью может заработать своим телом. Так ли это?

— Попасть в эту сферу совсем непросто. Сложности начинаются с того, что нужно найти хорошие контакты, к кому можно обратиться, созвониться, договориться о встрече, понравиться. К нам попасть может не каждая.

Например, были такие ситуации, когда я общалась с девчонками, которые хотели начать зарабатывать своим телом, но видела, что они не готовы к такой работе. Девушка из хорошей семьи, но какая-то стрессовая ситуация произошла: поругалась с мужем, с родителями. Тогда я с ней иду в ресторан и долго разговариваю. Случалось даже, что я вызывала таким такси, отправляла домой и просила забыть мой номер.

В основном, вы правы, сюда приходят за деньгами. В среднем девушка зарабатывает от 150 до 200 тысяч рублей в месяц. Но если она поставила себе какую-то цель, то может заработать и больше.

Фото:Восток-Медиа

— На что обращаете внимание при приеме девушки «на работу»?

— Лично я придерживаюсь принципа, что с зависимыми людьми не имею никаких дел. И работаю я с самыми обычными, хорошими и здоровыми девчонками, которые, ко всему прочему, адекватны. Почти все девочки у меня с одним, а то и двумя высшими образованиями. Они могут поддержать беседу на любую тему.

— А как обстоят дела с венерическими болезнями? Каким образом контролируется этот вопрос?

— На болезни они проверяются сами каждые три месяца. Девочки ходят в больницу и сдают анализы. Это делать необходимо, так как они живут вместе, могут работать с одним клиентом. А у некоторых даже есть семьи.

Я сама лично покупаю девчонкам презервативы. Они в этом не нуждаются. И они не будут работать без презерватива. Если закончились или забыли, то всегда есть у водителя. Они должны себя оберегать и защищать. Работа — работой, а здоровье — здоровьем.

— Семьи? Я не ослышалась?

— Всё верно. Есть мужья, которые знают и не против. Есть те, которые не знают и просто думают, что супруга выходит на работу «в сутки» или работает с 8 до 18 как обычно в офисе.

— Какой комплекции девочки? Каких чаще всего выбирают мужчины?

— Девчонки есть худенькие, есть стройненькие, есть полненькие и спортивненькие. На любой товар найдётся свой купец. Поэтому девчонки абсолютно разные и разного возраста. У меня есть девочки от 23 до 44 лет.

Не бывает такого, что девочка «не формат». Это вы вообще нереальные вещи говорите.

— Опишите портрет своего среднего клиента? Какой он?

— Мужчина 35-50 лет. Это средний возраст. Его вполне любит жена, но может она ему что-то недодаёт. А может, он сейчас пьян и просто хочется ему куража. Хотя дома он приличный семьянин. Вот в данный момент он подпил и ему хочется танцев, чего-то зажигательного, весёлых песен. И для этого он зовет девчонку и куражится с ней. Поёт, танцует, играет в карты на раздевание, слушает какой он красивый и классный.

Очень много клиентов, которые хотят просто пообщаться. Примерно 40% таких, кто просто хочет поговорить. Потому что они бухают второй или третий день и у них уже с потенцией проблемы. И они хотят, но не могут. Поэтому просто общаются.

— Все ли мужчины, по вашему мнению, обращаются к услугам проституток?

— Около 85% мужчин во Владивостоке заказывают девочек. А мужчины, которые никогда не вызывают девчонок — это не «задроты». Просто им всё это претит. Они не умеют любить без ухаживаний, не умеют секс на один час. Им хочется отношений и романтики. Но их крайне мало.

Сами поймите, мы работаем в сфере услуг. Мы работаем с людскими пороками. С мужскими пороками. Мы на всех наших клиентов смотрим крайне цинично, и уже не верится ни во что хорошее, ни во что честное и чистое. Мы понимаем, что все мужчины таковы.

У нас клиенты разные. Есть обычные семейные мужчины, на которых просто смотришь на улице и по нему прям видно, что он заказывает девочек.

— Что может делать клиент с девушкой, которая к нему приехала? Как вообще проходит их первая встреча?

— Мои девчонки приходят, когда их позовут. Если клиент хочет приехать сам, то это не ко мне, я такие услуги не предоставляю, так как это уже бордель и уголовно наказуемые деяния, а я с законами дружу. Все мы дружим с законами.

Встреча происходит так: девушки приезжают, куда позовут: сауна, апартаменты, гостиница. Они выстраиваются в ряд и их начинают выбирать. Ту, на которую указал клиент, уходит с ним, а другие уезжают. Как строится дальнейшее общение — не знаю. Я не была на их месте. Но они, скорее всего, сидят, выпивают, общаются, знакомятся. А потом между ними происходит что-то сокровенное.

Клиент не может позволить себе того, чего девочка не может позволить. Через «не могу» они не работают.

С бомжами и наркоманами я запрещаю девочкам своим работать.

— А если клиент неприятен? Выглядит неопрятно или просто плохо пахнет?

— Я не знаю, как в других местах, но если у меня девушка не захотела с клиентом общаться, то значит, что она не будет с ним общаться. Найдётся другая девушка, которая захочет с ним работать.

Если, конечно, они входят в раж и начинают выбирать: тот некрасивый, а с этим я не хочу, то тогда я с ними разговариваю. А то впечатление складывается, будто мужа себе выбирают. Тогда ведётся серьёзная беседа, чтобы они не садились на голову.

Кстати, целовать девушек можно, но только по согласию. И не с каждым она будет целоваться.

— А какие услуги просят мужчины, ну, кроме классического секса? Есть ли какие-то странные предпочтения? Что-то прям из ряда вон выходящее?

—Многие клиенты, как ни странно, просят золотой дождь, копрофагов много. Есть те, которым нравится, когда девушка на них вызывает рвоту. Некоторые пьют мочу. Извращенцев много. Они, в основном, милые безобидные люди.

Есть у нас секс-игрушки. С ними мы работаем за дополнительную плату, но, несмотря на это, такие дополнения пользуются популярностью. Интересно, что мужчины любят игрушки, чтобы их, а не они. Бывает, что вызывают трёх девочек на, так сказать «тройничок», но не все готовы так работать.

Фистинг никто не делает, шибари тоже нет — нас никто не завязывает. Девчонки этого почему-то боятся. В БДСМ они могут быть госпожой. Рабыня у меня одна и то, которая без боли. Она просто любит подчиняться. В основном берут классический секс, потому что за него доплачивать не надо.

— Чем дезинфицируете игрушки?

— Дезинфекция самая обычная и моем их «Доместосом». Если это страпон, искусственный член, то это всё в презервативе. «Хлоргексидин» и «Мирамистин» никто не отменял. Этого всего у нас в достатке.

— Были ли у вас сотрудники-мальчики или бисексуалы?

— У меня работал один мальчик би. В основном его вызывали геи и семейные пары. Он был трансом. К него полностью психика была поломана, но при этом он был красивым и манерным. Я с ним рассталась, потому что он любил выпить.

— Случается ли такое, что кого-то слишком долго уже не выбирал клиент? Что делаете в таких ситуациях?

— Если девушку долго не выбирают, то я с ней разговариваю и предлагаю что-то изменить в себе. Переодеться, сменить имидж, волосы нарастить или наоборот подрезать, реснички сделать, на маникюр сходить. И когда она меняется, то всё начинает идти по-новому.

У нас есть свой хороший косметолог, свой мастер маникюра, педикюра, ресничек. Всё это есть. И это делают свои люди, которые помогают ухаживать девчонкам за собой. Я им как мама.

Какого-то чёткого дресс-кода у девочек нет. Бельё покупают сами. Конечно, есть те, кто спрашивает моего совета, и я иду с ними в магазин, делаем покупки. Что-то за свой счёт могу купить. Если девочка хочет сменить имидж, но нет денег, то я помогаю это сделать. Иногда дарю подарки, вывожу куда-то в ресторан. Они у меня хорошие, почему бы и нет.

— Часто ли попадаются мужчины, которые не хотят с презервативом, потому что «ощущения не те»?

— Да, есть такие клиенты, которые просят без защиты, но я своих девчонок учу им вежливо отказывать, и рассказывать, чем ему грозит секс с девушкой по вызову без защиты. Тогда она расписывает ему все ужасы, которые он может пережить.

— Случалось ли такое, что ваши девушки влюблялись в клиентов и уходили из профессии, может, выходили замуж за бывших клиентов?

— Да, такое бывает часто, через одну. Но практически всегда возвращаются. Ни один уважающий себя мужчина не сможет это понять и простить. Со временем мужья-клиенты начинают пить, бить, упрекать. А итог - пара расходится, а девочка возвращается ко мне.

Случается и такое, что мужья-клиенты преследуют своих жён на работе. Но после того, как я с ними лично общалась, они переставали это делать. Я девчонок своих в обиду не дам. Знаете, как дети. Каждой звоню, если не на связи, начинаю разыскивать, чтобы с ней ничего не произошло. Если какие-то проблемы, то помогаю решать. Иногда вожу сама в больницу.

— А есть у вас охрана?

— Да, у нас есть охрана и она очень хорошая. Девчонки мои чувствуют себя в безопасности. Но бывало и такое, что я сама приезжала к клиенту и разговаривала с ним, чтобы он глупости не делал. Были неприятные моменты, но их мало. Основная масса людей не быдло и воспитанные. Мы работаем в основном с такими.

— А бывало ли такое, что клиент начинал на что-то жаловаться? Что ему не нравилось?

— Девчонки у меня бревнами не бывают. И в нашей сфере, как и в любой сфере услуг, есть недовольные клиенты.

Девочки мои с клиентом стараются. Иногда даже вместе смотрим как что-то правильно сделать, получше. Они учатся техникам массажа, лингам, почти все умеют делать ветку сакуры. Эротический расслабляющий. Есть те, которые умеют спортивный массаж. Мужчина при массаже даже может получить большее удовольствие, чем при сексе.

И если вдруг кончить получилось раньше, чем прошёл час, то клиент может её отпустить, а может продолжить общаться. Вообще мужчины платят не за секс, а за время. Девочка тратит на него час или несколько часов своей жизни, своего времени.

— Есть ли что-то, что мешает вам работать?

— Да. Многие девушки сейчас отдаются за пару коктейлей в баре. Бывают и те, которые готовы заняться сексом бесплатно. Появилось много «индивидуалок», которые, конечно, мешают работе и сбивают цену. Но я знаю, что мои девочки чисты, а значит, нам доверяют, нас выбирают, любят и вызывают. Услуги я не буду рекламировать и сарафанного радио не надо.

— В начале интервью вы говорили, что попасть в профессию сложно. А сложно ли из неё выбраться?

— Из этой сферы уйти очень легко: захотела и ушла. Только мало кто уходит. Это же легкие деньги, кураж, внимание мужчин.

Были случаи, когда девочки уходили в другую профессию, уезжали. И мы до сих пор продолжаем созваниваться, общаться, я им помогаю. Мы как семья. Могу и деньгами помочь, чтобы она в эту сферу не возвращалась. Я же не зверь и все понимаю.

Человечность и человеческий фактор никто не отменял. И каждая девушка должна себя реализовать как мать, как жена.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter