«Есть чистое актёрское сияние»: критик Алёна Карась о театральной жизни Приморья

Интервью
«Есть чистое актёрское сияние»: критик Алёна Карась о театральной жизни Приморья
«Есть чистое актёрское сияние»: критик Алёна Карась о театральной жизни Приморья
21 ноября, 19:17
На днях во Владивостоке прошло знаменательное театральное событие — вручение премии «Серебряный медальон» имени народного артиста СССР Андрея Присяжнюка. «Театральным „Оскаром“ Приморья» его ещё называют.

В этом году в составе жюри премии был специально приглашённый эксперт — Алёна Карась, доцент кафедры истории театров России ГИТИСа, эксперт «Золотой маски» и Международного театрального фестиваля им. Чехова.

Алёна Карась
Фото:Предоставлено Приморским отделением СТД

Её приезд в край и участие в работе жюри стало возможным благодаря гранту, полученному усилиями Приморского отделения СТД.

Алёна Карась провела с представителями театров края творческую лабораторию, где не только призналась, что всегда мечтала о поездке на Дальний Восток, о знакомстве с театральной жизнью вашего региона, но и рассказала о новых формах современного театра и ответила на вопросы собравшихся.

Также она отметила, что с большим интересом смотрела спектакли-номинанты.

— Отмечу, что существование такой премии, как «Серебряный медальон» — это просто замечательно, тем более что у нее глубокие традиции, — сказала Алёна Карась.

— Как вы оцениваете в целом общий уровень театральной жизни Приморского края?

— По набору тех спектаклей, что мне удалось посмотреть, могу сказать, что часть спектаклей принадлежит такому вполне имеющему право на существование, скажем так, привычному театру. Это не плохо и не хорошо, это просто так есть.

Часть таких спектаклей «датская», и это понятно, особенно если речь идет о военных театрах, которые существуют по своим правилам.

Часть — созданные для привлечения публики, массовые, коммерческие спектакли, и в этом тоже нет ничего плохого, театры живут сложно и должны зарабатывать деньги.

При этом есть и очень интересные, содержательные работы в жанрах современного театра. Современный театр не обязательно должен быть связан с экстремальными, новейшими формами или с модными трендами, замечу. Вот спектакль Уссурийского театра имени Комиссаржевской «Каренин» (16+). Он связан с модными трендами — это перестройка всего сюжета, например. Это отчасти постдраматический спектакль, потому что он так перекроен под ракурс одного персонажа, под линию Каренина. В каком-то смысле совершено насилие над текстом, потому что это ракурс режиссёра и он имеет на него безусловное право, но он, конечно же, делая акцент на сострадании к Каренину, сильно перетягивает сюжет в эту сторону. При этом режиссёр делает это очень современно. С точки зрения сценографии это вообще блестяще придуманная работа: три станка — рельсы, которые в финале становится железной дорогой… И когда в финале по ним перекатывают Анну, мы, зрители, вдруг получаем опыт сострадания к ней. И это средство современного театра, с помощью которого мы получаем сильный эмоциональный отклик. И работа, которая, казалось бы, направлена на Каренина и на сострадание к нему, неожиданно получает баланс и равновесие.

Этот спектакль меня очень порадовал, так же, как и, например, спектакль, который, с одной стороны, сделан как бы вне современных форм, но при этом отнюдь не выглядит замшелым. Очень тронула меня постановка «Снежной королевы» в Приморском краевом театре молодежи. Драматически — это работа с предметом с одной стороны, с другой — со своим телом как с предметом, как с марионеткой. Это очень изощрённая театральная работа, то есть скорее традиция комедии дедь-арте, театра марионеток, работа, требующая большой тонкости. При этом сохраняется психологический рисунок и все прочие приметы русского психологического театра. Я была очень тронута.

Есть спектакли, которые нельзя расположить ни в одной из категорий. Они не замшелые, не рутинные, не бегут за трендами, но тонко и честно ищут свой язык. Виден и хороший уровень актерских работ.

Вот, например, спектакль «Любовь и голуби» Уссурийского театра имени Комиссаржевской. Сначала он мне откровенно не понравился. На протяжении первого действия мне казалось, что это более или менее попсовая вещь, все помнят знаменитый фильм… Но во втором акте вдруг происходит какое-то актёрское освобождение и ты видишь вот чистое сияние… Да, это сложно и неопределимо, что такое сияние актёра, но если актриса или актёр его выдают, то это сразу видно.

Яна Мялк и Алёна Карась вручают "Серебряный медальон" Борису Бехарскому
Фото:Предоставлено Приморским отделением ВОС

— Скажите, почему во многих регионах России в театрах не очень любят критиков и не доверяют их мнению?

— Очевидно то, что в какой-то момент случилось вот что: в России театры перестали любить критиков и ориентироваться на их мнение. Почему? Может быть, изменились условия взаимоотношений театра и критики. Критика связана с институтом экспертизы, который вызывает некоторое недоверие своей ангажированностью. Чем ангажированы критики? Не деньгами, а интересом к новым трендам, к сиюминутной театральной моде, к какому-то типу театра… И это в каком-то плане вызывает отторжение. И об этом говорят и в столице.

Думаю, что нарушена — поскольку не было долгое время театральных журналов, где публиковались критики (или эти журналы стали недоступны или слишком элитарны, как журнал «Театр», который, при всей моей любви и искреннем уважении к его авторам, перестал быть журналом для страны) — связь театра и критиков, подорвано взаимное доверие.

Есть Петербургский театральный журнал, они стараются налаживать связь со страной, вести диалог, надеюсь, им это удастся.

С другой стороны, у столичных и региональных театров жизнь усложнилась настолько, что налаживать связи очень трудно. Может быть, и в связи с расслоением и состоянием общества в целом… Ведь театр — идеальное отражение и идеальная модель общества.

Это настолько сложная тема…

Когда-то было очень популярно обсуждение спектаклей на труппе, что помогало коммуникации. Сегодня такой вид работы совместной театра и критиков стал взаимно неудовлетворительным.

И скорость жизни огромная, и понимание проблем театра не всегда присутствует… Ведь у актёров, у критиков — и не только — работы стало больше, критика, которая способна внимательно погрузиться в жизнь театра и отразить в своих рассказах и отзывах её почти исчезла.

Каким театрам региональным немного легче в этом смысле? Тем, которые — как в Перми, Новосибирске — благодаря грантам, например, вовлекаются в фестивали, приглашают кураторов, сами придумывают разные проекты. Они интегрируются в столичные тренды, тенденции — и им легче диалог вести, они чувствуют себя не удалёнными, а равноправными. И скажу больше — сегодня в номинантах «Золотой маски» большую часть составляют региональные театры и их предложения. Это очень интересное явление. Может быть, взаимное притяжение, движение навстречу друг другу решит проблему?

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter