Юрий ДЕНИСЕНКО, генеральный директор ОАО «Арсеньевская авиационная компания «Прогресс» им. Н.И.Сазыкина (ААК «Прогресс»)

Юрий ДЕНИСЕНКО, генеральный директор  ОАО «Арсеньевская авиационная компания «Прогресс» им. Н.И.Сазыкина (ААК «Прогресс»)

Юрий ДЕНИСЕНКО, генеральный директор ОАО «Арсеньевская авиационная компания «Прогресс» им. Н.И.Сазыкина (ААК «Прогресс»)
Интервью

22 января 2009, 14:16
Вернуться к вертолетам


ВЛАДИВОСТОК. 22 января. ВОСТОК-МЕДИА – Вертолеты все сильнее врываются в нашу жизнь. Их используют в армии, в промышленных целых. Эти воздушные машины заняты перевозками людей, МЧС не представляет своей деятельности без вертолетов и т.д. О своем отношении к этим машинам поведал корреспонденту Ассоциации вертолетной индустрии генеральный директор ОАО «Арсеньевская авиационная компания «Прогресс» им. Н.И.Сазыкина (ААК «Прогресс») Юрий Денсиенко.

– Сейчас, когда холдинг «Вертолеты России» объявил о планах увеличения производства, остро встал вопрос о восстановлении предприятий вертолетной отрасли, часть из которых находится не в лучшем состоянии. Как авиаобъединение «Прогресс» планирует восстанавливать прежний уровень производства и есть ли для этого возможности?
– Когда я принял управление предприятием в 2004 году, вертолетное производство у нас практически было свернуто. В основном в этот период АК «Прогресс» занимался выпуском ракетной техники системы «корабль – корабль» для нужд ВМФ, хотя изначально предприятие было многопрофильным. По существу, в 2004–2005 годах мы были заняты поисками путей выживания предприятия, и для нас было совершенно ясно, что без производства вертолетной техники площадку придется реструктуризировать, оставив только те мощности, которые будут необходимы. Расчеты показывали, что на одних ракетах такой комплекс содержать невозможно.

– Раньше предприятие было известно своими легкими спортивными самолетами…
– Их производство было прекращено, по-моему, в 1993 году. Сейчас мы снова запустили эту программу. Только раньше это был одноместный Як-55, теперь начиная с прошлого года мы поставили в производство Як-54 – двухместный спортивно-пилотажный самолет, который мы уже начали продавать. Но главной задачей мы все-таки видели восстановление производства вертолетов.

– Почему? Понятно, что эта тема обеспечивает предприятию более высокий уровень, но сложное производство – это и головная боль, тем более теперь, когда многие смежники – производители комплектующих для вертолетов – прекратили свое существование…
– Действительно, такая проблема есть. Но вертолеты – это техника, которая заслуживает усилий. И не надо забывать, что исторически наше объединение – часть ВПК. Во всем мире это огромный плюс для бизнеса. Это с одной стороны, а с другой – вертолеты – пусть даже сугубо боевые – это мостик к каким-то важным гражданским проектам, тем более сейчас в авиации это тема номер один. Вот почему мы очень хотели вернуться к производству вертолетов, в первую очередь тех машин, которые уже были освоены на нашем предприятии, – Ка-50, по ним уже имелся технологический задел, и далее, развивая этот проект, перейти на производство «Аллигатора» Ка-52, двухместной модификации «Черной акулы». Конечно, потребовалась немалая подготовительная работа коллектива предприятия. Главное, что началась консолидация предприятий отрасли компанией «Оборонпром». Мы сразу ощутили поддержку этой структуры, а также поддержку «Рособоронэкпорта». В сложный для нас момент очень помог выживанию предприятия Сергей Викторович Чемезов.

– В чем состояла помощь?
– Она состояла в привлечении к участию в экспортных программах (мы выполняли контракт по ракетной технике), а также в финансировании по линии государственного оборонного заказа. В рамках этой программы мы уже построили 3 вертолета Ка-50 и приступили к производству Ка-52. В конце июня текущего года мы подняли в воздух первую опытную машину этой модификации и отгрузили на фирму «Камов» для включения ее в государственную испытательную программу.

– Расскажите о планах производства вертолета Ми-34.
- Проект существует. Он выделен в отдельный комплекс производства малой авиации, куда входит также спортивно-пилотажный Як-54. Могу с уверенностью сказать, что сейчас на «Прогрессе» проблем с производством вертолетов Ми-34 нет. Есть люди, есть технологии. Конечно, стоят вопросы эффективности производства, управления производством и вопросы эффективности технологических процессов, но уже есть программа, по которой мы перестраиваем свою технологическую линию. Нам предстоит замена механообрабатывающего оборудования на более современные обрабатывающие центры и выстраивание производства в единую замкнутую технологическую цепочку. Мы собираемся внедрять и новое производственное планирование, которое будет построено на информационных технологиях. Неизбежно понадобится и другой уровень подготовки персонала – от управленцев до рабочих.
И не надо забывать, что исторически наше объединение – часть ВПК. Во всем мире это огромный плюс для бизнеса. Это с одной стороны, а с другой – вертолеты – пусть даже сугубо боевые – это мостик к каким-то важным гражданским проектам, тем более сейчас в авиации это тема номер один.

– Это общие программные моменты, а как будут выглядеть реальные шаги по налаживанию производства легкого вертолета?
– Конечно, есть конкретные задачи, связанные с вопросами внутрипроизводственного характера. По Ми-34 существует четкая программа, сформированная «Вертолетами России». Первый шаг – возобновление производства комплектующих на смежных производствах. И, как только эти предприятия будут готовы, мы немедленно приступим к производству Ми-34 в полном соответствии с требованиями к вертолетам данного класса. Здесь, как уже говорилось, возможны технологические затруднения, потому что некоторые элементы из этой цепи выпали. Понадобятся оперативные меры по восстановлению всего цикла, над этим работает управляющая компания, объединяющая весь вертолетный холдинг. Что касается КБ, то с ними мы уже взаимодействуем на современном цифровом уровне. Это требование по новейшему оборудованию, которым мы начинаем оснащаться, собственно, и самих специалистов по плазовому методу почти не осталось.

- А как обстоит дело с кадрами – инженерами, технологами?
– Очень важно, что решается вопрос финансирования через участие в федеральных целевых программах и программах регионального, краевого уровня. И уже на основании этого мы можем отлаживать производство и заниматься подготовкой под его нужды различных специалистов. Подготовка персонала – одна из важных задач, которую ставит перед собой предприятие. В Арсеньеве ситуация в чем-то типичная: предприятие градообразующее, и от его работы зависит уровень жизни, социальный уровень. Не подготовим специалистов – некому будет этот уровень поддерживать. В Арсеньеве существовал и продолжает существовать авиационный техникум. Единственно, что он за последние 10 лет перепрофилировался на подготовку автомехаников и бухгалтеров. Мы постарались вернуть ему авиационную направленность. Даже с рабочими кадрами не все так просто. На предприятии работает сертифицированный учебный центр, на котором мы самостоятельно готовим таких узких специалистов, как клепальщик, выколодчик-доводчик, иначе говоря – слесарь по доводке деталей для летательных аппаратов. Звучит не современно, но от этих рук многое зависит. На базе арсеньевского профтехучилища мы планируем создать ресурсный центр для всей машиностроительной отрасли Приморского края. Это делается в рамках Союза машиностроителей. Технический персонал мы также готовим в нашем городе на базе филиала Дальневосточного государственного технического университета. Он при участии нашего предприятия уже получил лицензию на подготовку инженерных кадров для самолето- и вертолетостроения. У нас уже готовится порядка 100 специалистов. Также у нас есть совместная программа с техническим университетом Комсомольска-на-Амуре. Специалистов по композиционным материалам мы готовим в МАТИ им. К.Э. Циолковского. В общем, программа подготовки кадров идет полным ходом, и, когда развернется производство, мы без специалистов не останемся.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter