Фото: РИА «Восток-Медиа — Хабаровск»

Андрей Мартемьянов: «Тиграми» должен руководить тигр, желательно злойИнтервью

24 ноября 2017, 18:11Анна Ленская
Главный тренер хоккейного клуба «Амур» рассказал о своей работе, кумирах и контакте с подопечными

Десятое место в Восточной конференции КХЛ в середине регулярного чемпионата, отличные результаты в матчах с лидерами и первый за пять лет осязаемый шанс попасть в плей-офф: хоккеисты хабаровского «Амура» проводят, пожалуй, лучший сезон за долгое время. И вряд ли кто-то будет оспаривать значительный вклад тренерского штаба в то усердие, с которым «тигры» стремятся в кубковую восьмёрку. Самоотдача, желание сражаться до конца и очень много кропотливой работы — вот что прививает своим подопечным наставник «Амура» Андрей Мартемьянов. В беседе с РИА «Восток-Медиа — Хабаровск» главный тренер рассказал о том, каково это — работать с «тиграми» второй сезон подряд.

— Андрей Алексеевич, почти половина чемпионата позади. Как изменилась динамика игры «Амура» в сравнении с началом сезона?

— Мы стабилизировались. Улучшилась игра в нападении, наши пары защитников более-менее устоялись. Теперь с командой стало легче работать в том, что касается требований тренерского штаба. Ещё могу сказать, что атмосфера в команде изменилась — это связано в первую очередь с тем, что пришли новые игроки. Они уже влились в коллектив — почувствовали, так сказать, локоть друг друга. Я думаю, что атмосфера у нас сейчас более рабочая, чем в начале сезона. Задача на вторую половину чемпионата — только вперёд. Правда, я не знаю ни одного тренера, который бы такой вектор перед своими игроками не ставил.

— Матч «Амур» — СКА многие болельщики называют «матчем года», а поражение хабаровчан в нём приравнивают к победе. Чем эта игра стала для вас?

— Не буду лукавить, игра с лидером хоккея — это действительно большое событие для клуба, для команды и всего хоккейного сообщества, особенно в Хабаровске. Я считаю, что этот матч мы провели достойно — мы работали, бились до конца. Подтверждение этому — гол Александра Пикара на последних минутах встречи. Мы шли вперёд, хотели ещё раз забить и сравнять счёт. Надеялись хоть очко зацепить. Но уровень игры и класс СКА сейчас намного выше. Всё, что мы могли сделать — это перекрыть свои игровые недостатки самоотдачей и работоспособностью. И это присутствовало.

— Фактически вы играли со сборной страны. Как команда готовилась к этому матчу?

— Естественно, основной упор делали на 5-4, уделили этому особое внимание. Мы разобрали технику игры СКА в этом формате и постарались максимально перекрыть им все лазейки, не дали забить. Особенно хорошо реализует большинство звено, в котором играет Гусев, но мы постарались закрыть им преимущество. На звено Ковальчука обращали внимание. Что касается движения — уделили больше внимания обороне. Мы готовились к тому, что придётся много защищаться. Считаю, что в итоге справились на твёрдую «четвёрку». Есть, конечно, помарки.

Но посмотрите на состав СКА — там, кроме хоккеистов сборной России, играют ребята из сборной Швеции, Финляндии. Это команда чемпионов. Но это естественно: СКА формируется как база для сборной команды страны, винить тут некого. Если руководство КХЛ и руководство Федерации хоккея России во главу угла ставят сборную России, нужно подстраиваться и выполнять эту установку. Встречаясь с такими соперниками на льду, игроки понимают: они могут многое. У СКА не так много поражений, это факт. Но самооценка и уверенность в своих силах взлетает очень высоко, даже если на равных с ними играть.

— Алексей Бывальцев и Олег Ли проводят очень яркий сезон, и «расцвели» они под вашим крылом. Чем кормите ребят?

— Дай Бог, чтобы это был не самый лучший сезон в их карьере. Парни-то молодые, им ещё расти и расти. Доверие тренерского штаба они оправдывают, поэтому развиваются. Мы подсказываем им важные технические нюансы, они их впитывают и претворяют в жизнь на льду, правильно готовятся к играм.

Что касается Олега Ли — буквально за полгода он кардинально поменял своё отношение к тренировкам, к предсезонной подготовке. Он пришёл на сборы в отличной физической форме — это было видно. И его отношение, его серьёзный настрой тоже были налицо.

Что касается Лёши Бывальцева—это толковый, умный центральный нападающий. Сейчас таких мало. В общем-то, он ведёт игру звена, очень уверен в себе, оправдывает наше доверие. Играть он, безусловно, умеет. Возможно, в прошлом он просто находился в среде, где не мог раскрыться. Я думаю, что обстановка, в которой он сейчас работает, помогает ему правильно готовиться к матчам и выкладываться.

Я хочу что сказать: у нас есть доверие ко всем игрокам. Но не все его оправдывают. Я говорю об этом в том числе и на послематчевых пресс-конференциях: шанс сыграть даем всем. Люди должны грамотно его использовать — показать такую игру, чтобы у тренерского штаба не возникало сомнений в этом игроке прямо сейчас.

— В «Амуре» уже двое нападающих с опытом игры в НХЛ — Пикар и Фролов. Есть планы объединить их в одно звено «канадского хоккея»?

— Держу эту мысль в голове, но на практике пока не реализую. Пикар — мощный силовой форвард, он понимает своё предназначение в команде и выполняет его. У Александра Фролова задачи другие. Пока мы не планируем объединять их в одну тройку. Когда Павел Дедунов в отличной форме, они с Пикаром вдвоём могут ужас навести на любую команду.

Фролов силён на пятаке, в сохранении шайбы и в создании моментов — хорошо привозит шайбу в зону. Реализовать момент, когда игрок выходит один на один с вратарём — не его основная задача, но он продавливает защиту соперника. Фролов отлично использует свои габариты, хорошо умеет укрывать шайбу — это важный навык в борьбе. У нас практически нет одноплановых игроков. У всех есть свои сильные качества, и мы помогаем игрокам их развивать. Соответственно, слабые стороны стараемся подтягивать.

—У вас есть ещё Ян Коларж, который полезен на любой точке.

— Ян – мастер. Я надеюсь, что его место в сборной Чехии на предстоящей Олимпиаде никто не оспорит. Он не только на словах готовится к этому выступлению —Коларж в каждом матче доказывает, что он один из лидеров команды.

— Говоря о чешских легионерах, вспоминается приезд Марека Квапила. Что это было?

— Знаете, у тренеров есть такое понятие, когда приглашают игрока из зарубежного клуба — подержать человека в руках, просто попробовать поработать с ним и найти место в команде. К сожалению, с Квапилом не вышло. Он мастеровитый парень и много раз это доказывал. Но прошлые заслуги не идут в счёт: свою состоятельность нужно доказывать ежедневно. К сожалению, в «Амуре» ситуация не сложилась. А глубоко разбираться в причине у нас нет времени, да и Марека уже нет в составе. Может быть, его лучшие времена прошли — такое, к сожалению, со многими хоккеистами бывает. Не нужно забывать и о сложностях адаптации — не у всех она проходит гладко.

Многие легионеры проходили через дальневосточные команды. Кто-то привык, как тот же Ян Коларж— он уже закоренелый дальневосточник. Томаш и Юха тоже привыкли. У кого-то это не вышло. Когда мы подписывали Квапила, рассчитывали в основном на его снайперские качества. К сожалению, он их не продемонстрировал. На тренировках его просматривать было бессмысленно: нужно наблюдать хоккеиста в игре. Мы его на лёд выпускали, но не срослось. Отношусь к этой ситуации как к рабочему моменту: возможно, в «Амуре» просто не было подходящей среды, чтобы Квапил свои качества полностью раскрыл. Бомбардиры вообще крайне чувствительны к обстановке — им нужен надёжный партнёр, который будет «кормить», подносить шайбы для завершающего броска. К сожалению, у нас пока нет настолько топовых центрфорвардов. Растут, конечно, но пока нет.

— в 2012 году Вы собирали «Автомобилист» буквально из руин, и сейчас это довольно крепкий клуб КХЛ. С «Амуром» работаете по той же схеме, или в Хабаровске в этом плане проще?

— Я благодарен своим помощникам, которые работают очень много и в правильном направлении. Напарники — это отличное подспорье для меня как для главного тренера.

— В «Автомобилисте» такой опоры не было?

— Там у меня был помощником Андрей Соколов, он сейчас в «Тракторе» работает, с Билялетдиновым сотрудничал. Там были моменты, с которыми в моей карьере тренера постоянно приходиться сталкиваться — делать команду из того что есть, мотивировать, находить место каждому игроку. В этом и заключается мой опыт. Конечно, хочется работать со стабильной командой. Но тренер работает с тем, что дадут. Были взлёты и падения, были провалы и успехи — это тренерская доля. Но этот опыт помогает работать без лишних волнений: я постоянно готов к тому, что мне нужно терпеливо и понемногу собирать всё лучшее в людях. Не во всех клубах руководство терпеливо относится к такому процессу. Спасибо руководству «Амура» за оказанное доверие. У нас вот была затяжная серия из девяти поражений, хотя мы играли неплохо. Но дотерпели, и теперь постепенно выползаем из этой ямы. В нас верят.

— В том, что касается игровой карьеры, вы оставили о себе впечатление очень жёсткого, агрессивного защитника. Хоккеистам «Амура» прививаете такие же бойцовские качества?

— Хоккей — это такая игра, которую многие любят не столько из-за заброшенных шайб и красивых комбинаций, сколько из-за жёсткости. Это мужской спорт. Многие болельщики приходят посмотреть именно на азартную, боевую игру. Я скрывать не буду — мне импонирует канадский хоккейный стиль. Я рос на этом, стал защитником. Да, я пытаюсь привить своим подопечным эту же жёсткость и желание борьбы. Потому что это часть хоккея. Прибавляй жёсткости в каждом элементе — и ты вырастешь в мастера хоккея, будут результаты. Игрок должен уметь не только шайбу забросить, но и черновую работу сделать. Отобрать шайбу, притащить её в зону — везде борьба. Вообще, современный хоккей — это очень много единоборств, и все их надо выигрывать. Те, кто слаб характером и физически не подготовлен, сами уходят.

— Канадская площадка помогла «Амуру» перестроиться на агрессивную игру?

— Конечно! Пространства стало меньше, мы поменяли стиль игры.

— А как ребята адаптировались к ней?

— Это отдельная история. В первых матчах домашней серии, не скрою, мы играли будто бы на выезде. Мы начали сезон в гостях, полтора месяца были в пути. Из-за нашего географического положения путешествовали на старте сезона очень много: нужно было и к играм готовиться, и визы ставить, и выставочные матчи сыграть, и на турнире выступить — к нам ведь никто не едет из-за того, что мы так далеко. В итоге возвращаемся домой — а у нас тут другая площадка. И сразу «Йокерит» приезжает в обалденной форме, и пошло-поехало. Пока привыкали, успели проиграть четыре матча дома. Но мы с честью вышли из этого положения, дай Бог, чтобы и дальше так складывалось.

— У вас есть кумиры среди хоккейных тренеров?

— В первую очередь, Виктор Васильевич Тихонов. Под его руководством я играл в ЦСКА, очень многое у него перенял. Даже сейчас, когда я уже тренер, а не игрок, я во многих ситуациях мысленно меняюсь с ним местами и думаю: «А что бы он предпринял в этом случае?». Его поведение в команде, стиль руководства и знание хоккея очень многое мне дали. Кроме этого, вспоминаю Игоря Ефимовича Дмитриева, Валерия Ивановича Васильева. У меня внутри школа советского хоккея. Я ориентируюсь на то, как эти люди в тех или иных сложных ситуациях выходили из положения. Естественно, я думаю, это одни из лучших тренеров в мировом хоккее. Может быть, многие методы тогда кому-то не нравились. Но это были времена СССР, потом у нас был переходный период и мы находились в непонятном состоянии, немного изменились нравы, мировоззрение. А в итоге мы возвращаемся обратно — к тому хоккею, который был.

В команде должна быть умеренная демократия. Но и железный кулак обязательно должен присутствовать. Все парни у нас разные, у всех разный возраст, разные взгляды. Чтобы все лучшие качества из них вытащить, нужно постоянно держать руку на пульсе контроля.

— Анатолий Тарасов, как говорят, своих подопечных клюшкой лупил за плохую самоотдачу. У вас такого желания не возникает?

— Иногда бывает такое желание, да. Но на практике я так не действую. Знаю, что у Тарасова были очень жёсткие тренировки. Он был очень требовательным тренером, но ведь он воспитывал лучших игроков страны в ЦСКА и сборной СССР. Все его подопечные были личностями. А их нужно было держать в руках. Это дорогого стоит. Нужен железобетонный характер и авторитет, чтобы удержать такую команду.

—Согласны с тем, что не бывает неважных матчей?

— Безусловно.

— Самый сложный матч с начала сезона?

— Очень тяжёлая игра была с ХК «Сочи» на их поле. Мы до конца не поняли, почему так вышло — проигрывали практически во всех компонентах. Предположу, что ещё и климат на это повлиял. Мы приехали, а там морской воздух, практически курорт. Бархатный сезон, аура совсем не боевая. Очень тяжёлый матч вышел. Мы взяли очко в этой встрече — просто зубами его выгрызли.

— «Амур» сейчас играет на равных с лидерами Востока, но теряет очки в матчах с аутсайдерами. В чём причина такой лихорадки?

—«Югре» мы проиграли по буллитам. Я бы не назвал это провальным матчем. Буллиты, к сожалению, пока не сильная наша сторона. «Сибирь» сейчас в восьмёрке, и в Новосибирске всем командам играть сложно — вот «Барыс» на днях там проиграл 0:4. То, что мы лучше играем с топовыми командами, которые превосходят нас по классу — тут много факторов. На самом деле, у нас был гандикап в подготовке, целая неделя перерыва перед домашней серией с лидерами Востока. Мы успели и отдохнуть, и тренировки провести. С графиком тоже получилось неплохо: два матча провели — два дня паузы. Игроки успели восстановиться. Много факторов влияет на игру, в том числе и со стороны соперника: как долетели, как акклиматизировались, как готовились, как они морально и физически себя чувствуют. Любой из этих нюансов сказывается на игре всей команды. Тот же вратарь: играет безупречно, потом у него что-то случилось — он пропускает ненужный гол. И всё, матч переломлен.

В этом зрелищность, но и сложность любого игрового вида спорта, а в особенности — хоккея. В любой момент игра может встать с ног на голову. Матч с минским «Динамо» это показал. Вели в счете 2:0, нужно было просто доиграть. Но, видимо, какой-то червячок внутри уже был: соперник не сломлен, сопротивляется, и ребята внезапно меняют игру. Хотя установки такой не было. В итоге просто подарили сопернику инициативу, пропустили ненужные голы. Хорошо, что в овертайм вытянули.

— На пресс-конференции после этого матча вы говорили, что «Амур» решил сыграть красиво, и это было ошибкой.

— Так и есть. Но Олег Ли свою ошибку понял, он потом реабилитировался в овертайме, когда прибавил в движении и шайбу забросил. Пусть это будет ребятам наука на будущее: не надо переигрывать там, где это не нужно. Когда хочешь сохранить счёт, нельзя предпринимать никаких рискованных действий. Нужно учитывать психологию противника: он хочет выиграть и будет атаковать, поэтому наша задача — строго играть в обороне, максимально отодвигать шайбу от ворот, в углах её удерживать. Парни решили рискнуть и поплатились. Хорошо, что сами свою ошибку исправили. Недосчитались мы очка, но ничего страшного в этом нет — главное, чтобы они больше так не делали. Это наука и тренерскому штабу. Команда умеет выходить из тяжёлых ситуаций, но лучше их не допускать.

—Команда провела 32 матча, в 30 из них на воротах стоял Метсола. Его постоянно роняют, суют в ворота. Если он получит серьёзную травму, Аликин и Киселёв вдвоём смогут показать такой же результат, как Юха в одиночку?

- Чтобы это знать, нужно их почаще выпускать на лёд. В начале сезона Аликин и Киселёв сыграли по одному матчу, и результат неважный. С Киселёвым мы уступили «Спартаку» — 1:4. С Аликиным проиграли «Автомобилисту» — 1:8. У нас есть ещё Илья Андрюхов, который сейчас показывает неплохой хоккей в команде наших партнёров, он играет в красноярском «Соколе». Возможен вариант, что в ближайшем будущем Андрюхов приедет к нам, а на его место поедет Аликин.

Уровень игры Юхи, конечно, во много раз выше. Ребята учатся и стараются, мы прикладываем к этому много усилий — дай Бог, чтобы у них все получалось. Нам очень хочется, чтобы в «Амуре» было два равноценных вратаря. Для любого главного тренера выбор из двух отличных голкиперов — приятная головная боль. Что касается нагрузки нашего финна… Юха— это маленький человек с большим сердцем. Он один из лидеров нашей команды, в одиночку может вытащить матч, переломить ход игры своими сэйвами. Это очень ценно, когда команда чувствует себя дискомфортно, а два хороших спасения вратаря возвращают игроков в бой.

— В межсезонье вы говорили, что «Амуру» не хватает пары хороших защитников. Сейчас команда укомплектована полностью, или есть ещё планы?

— В межсезонье очень сложно найти действительно хорошего игрока. А вот после начала сезона многое проясняется. Хорошо, что мы подписали Ярослава Хабарова — надеюсь, нашу защиту он усилит. И в целом, защита у нас сейчас укомплектована. Виталий Атюшов вот-вот вернется в строй после травмы. Когда из-за дисквалификации защитников нас осталось совсем мало, Кузьмин и Бердюков показали очень хорошую игру. У нас в этом амплуа сейчас даже небольшая конкуренция есть.

В данный момент кого-то подбирать не хотелось бы. Середина сезона, а тут приходит новый человек. Как он сыграется с командой, как поведёт себя — это на общий настрой повлияет сразу же. Его надо проверять, ставить в звенья. Мы не знаем, как он адаптируется к дальневосточным реалиям. Можем взять титулованного мастера, и он просто в наш стиль не впишется. Коллектив уже сплотился, парни знают друг друга. Единственное, что может быть сейчас, до закрытия трансферного окна — можем взять нападающего. У нас место Олега Губина освободилось. Но на рынке пока не видим подходящих игроков.

— Ярослав Хабаров стал уже третьим игроком из «Магнитки», который приехал в «Амур» с начала сезона. Это тактический план — обескровить соперника?

— Да нет, это просто так совпадает. По Богдану Потехину переговоры не один день шли — мы рассчитывали, что он будет играть у нас. С Хабаровым та же ситуация была. Я не знаю, как в Магнитогорске тренерский штаб смотрит на вопрос комплектования команды. В «Амуре» был разговор о подписании игроков, и мы их приняли. Из какого они клуба, уже не принципиально. Главное, чтобы они у нас раскрывались и играли. Я уже в начале нашей беседы говорил: хоккеисту нужна среда, чтобы он в ней проявлял свои лучшие качества. Игрок должен ощущать комфорт в команде, во взаимоотношениях с тренерским штабом. Но он должен и понимать, какая роль ему отведена, чего от него ждут. Кто-то этот процесс легко проходит. Кому-то приходится себя ломать, бывало у нас и так. А кто-то просто уезжает.

— Во время матчей вы очень эмоционально себя ведёте. Удаётся ли сохранять хладнокровие в мыслях?

— Тиграми должен руководить тигр, желательно злой. Шучу, конечно. Я думаю, что эмоции тренера, хорошие или плохие — это дополнительный заряд команде, это мотивация. Находясь рядом с парнями, мы чувствуем, когда их надо похвалить, когда взбодрить, когда (условно говоря) щелбан поставить. Мы посыл команде делаем, чтобы она его приняла и действовала.

— У вас межнациональная команда: финн есть, канадец, чехи, русские. В чём различие хоккейных школ?

— Хоккей везде одинаковый. Только стили разные. Иностранные ребята отличаются от наших отношением к своему делу. Как бы слово подобрать… серьёзностью, наверное. Это даже не стиль, это просто черта рабочая у них такая. С другой стороны — мне как тренеру неважно, откуда человек приехал, из какой страны, из какого города. Задача тренерского штаба — найти в игроке точку соприкосновения с нашей командой и использовать её. Иностранцев у нас нет, все они —игроки «Амура».

На возраст мы, кстати, тоже внимания не обращаем. Я регулярно слышу оценки болельщиков о том, что Виталий Атюшов у нас стареет. Он пришёл на сборы в такой же форме, как и Олег Ли, у них лучшая подготовка была. Дай Бог, он ещё 5-7 лет отыграет. Как он готовится, как к своему делу относится — с него пример надо брать. А то, что наши иностранные тигры рождены и воспитаны в другой среде — так это ещё один плюс для нас. Они опытом делятся, у них другой взгляд.

— У вас в штабе есть тренер с опытом работы в Северной Америке. Сейчас ещё и двое игроков с багажом из НХЛ. Они передают другим хоккеистам «Амура» свой опыт?

— Конечно. Когда я ещё был действующим игроком, я постоянно общался с ребятами, в том числе и об игре. Интересен был их стиль, тактические схемы. Константин Шафранов три сезона работал в североамериканской лиге— естественно, его опыт для нас как свежая струя. Когда долго варишься в одной и той же кухне, взгляд немного закисает. Новые веяния никогда не помешают.

— У кого из «тигров» есть реальный шанс поехать на Олимпиаду-2018?

— У Юхи Метсолы — вполне. И не только он достоин. Олегу Ли предлагали поехать. У Яна Коларжа есть хороший шанс. У Томаша Зогорны, безусловно. Ну и у Мишки нашего, Йордана.

— За полтора года в Хабаровске у вас появились любимые места для отдыха?

— Любимое место — Дворец спорта. Шучу. Редко свободные минуты бывают, поэтому провожу их с женой. Либо дома, либо в парк выходим погулять. На пруды иногда спускаемся — там фонтаны, красиво очень. А так времени нет практически. Дом-работа, работа-дом.

Сюжеты: Хабаровский край