Анатолий Кныш: отсутствие перспективы утрачивает воспроизводство кадров

Интервью
Анатолий Кныш: отсутствие перспективы утрачивает воспроизводство кадров
Анатолий Кныш: отсутствие перспективы утрачивает воспроизводство кадров
30 ноября 2018, 17:52Фото: «СЭТ ТВ»
В Хабаровске нескольких последних лет регистрируется самый низкий уровень безработицы – на одного безработного приходится 5-6 вакансий. Между тем, администрация города на протяжении девяти лет успешно занимается привлечением населения к общественным работам и выплачивает заработную плату.

Об уникальных практиках, подготовке кадров, рынке труда и рабочих специальностях в интервью РИА «Восток-Медиа» рассказал заместитель начальника управления промышленной политики и связи администрации Хабаровска Анатолий Кныш.

Анатолий Валентинович, что вообще подразумевается под термином «общественные работы»?

— Общественно-полезный труд для людей, которые стоят на учёте в центре занятости. Как правило, речь идёт о неквалифицированных работах за счёт федерального, краевого или городского бюджетов.

Администрация Хабаровска сделала такой выбор в 2009 году. Как раз после кризиса встал вопрос, чем можно занять людей. Тогда по решению главы города в столице начали привлекать людей к общественным работам. Почему эта практика уникальная? На Дальнем Востоке я не знаю больше ни одного города, который занимался бы подобными вещами. За девять лет через общественные работы мы провели несколько сотен людей.

Прежде всего, работы связаны с социальными учреждениями – помощь инвалидам, пожилым людям, тяжело больным. Кроме того, мы привлекаем людей к строительству и ремонту дорог, домов, работе на объектах культуры, физкультуры и спорта.

Они получают зарплату?

— Человек получает пособие, минимальную заработную плату, так как подобные работы не относятся к высококвалифицированной занятости. С ним заключается трудовой договор, то есть человек получает все льготы, в том числе отпуск, больничный и так далее. Он остаётся официально неработающим гражданином, но при этом временное место у него есть. Это очень важно, так как у гражданина не теряется мотивация к труду – человек не лежит на диване и не размышляет о своей ненужности, он занят делом и получает около 10-11 тысяч.

На мой взгляд, в данном случае важно именно участие администрации города в этих процессах. Оно позволяет понимать, что происходит в городе. Содействие с центром занятости позволяет оперативно реагировать на изменения в обществе, приходит понимание того, что происходит с занятостью населения.

Кроме того, у нас есть городской конкурс «Лучший работодатель года». В нём могут участвовать любые предприятия. Мы оцениваем их разным критериям, в том числе, учитываем наличие временных рабочих мест, квот для инвалидов, социальных гарантий.

Если говорить о рынке труда, крен всё равно идёт в сторону рабочих профессий. Существует большая потребность в профессиональных сварщиках, каменщиках, токарях. Когда речь идёт о таких специалистах, работодатели не скупятся на зарплаты. Однако профессионалов этого профиля больше не становится – почему?

— С моей точки зрения, к этой проблеме потерян комплексный подход. Предприятия хотят получить готового специалиста высокого уровня. Здесь они не скупятся на деньги, готовы предоставить хорошие условия для такого специалиста. Однако, как мне кажется, что нарушен сам принцип появления таких специалистов – профессионала надо вырастить.

То есть, на предприятиях нет наставничества?

— Наставничество есть на многих предприятиях города. Оно существует и является основой для подготовки кадров. Однако только сейчас мы начинаем возрождать многие вещи, которые когда-то были утеряны.

Например, в машиностроительном колледже появились станки ЧПУ. Это значит, что студентов начали готовить к определённой технике, так называемому цифровому будущему.

При этом сами предприятия не дают развёрнутую заявку на конкретные специальности, которые им нужны.

— Это значит, что должен быть заказ?

— Обязательно. Где взять слесаря второго разряда, если его не выучить? Я не хочу сказать, что это недосмотр предприятия, просто есть одна неприятная деталь – нет развития. Если бы мы, например, чётко понимали, что завтра нужно будет произвести больше, а послезавтра ещё больше, тогда бы и заказ формировался. Когда мы говорим о краткосрочной или среднесрочной загрузке, поневоле начинаешь думать «наверное, и с таким количеством специалистов справимся». Когда нет чувства перспективы, начинает утрачиваться воспроизводство кадров.

Я считаю, что технологии – это не пухлые тома с перечислением операций. Технологии – это, прежде всего, их носитель, то есть человек, который сможет выполнить эти операции и получить необходимую продукцию. Именно это у нас во многом утеряно.

Мы много говорим об этой теме, предпринимаем какие-то действия, но нет определённого рывка. Нет заранее подготовленного кадрового резерва. Мы живём по принципу «дадут квоты или не дадут». При таком раскладе очень сложно планировать свою деятельность.

Есть ещё одно но – существуют специальности, по которым в нашем регионе вообще не готовят кадры. На «Дальхимфарме», например, не хватает технологов. Ближе Томска их вообще не готовят. Мало того, что его нужно переманить в Хабаровск, его же и взращивать тут нужно, чтобы он стал настоящим специалистом. Это очень кропотливая и долгая работа.

Как считаете, рабочие специальности будут в почёте?

— Без вариантов. Сегодня нужен носитель высокотехнологичного знания и умение. Таких специалистов придётся выращивать также долго и кропотливо. Для хорошего сварщика пятого разряда, например, понадобится около восьми лет. Это минимальный срок.

Сегодня, когда мы начинаем обрастать новой технической базой, начинаются движения в сторону развития.

— Хочется верить, что это случится. Благодарим за беседу.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter