Posted 5 октября 2017,, 09:05

Published 5 октября 2017,, 09:05

Modified 17 августа 2022,, 09:22

Updated 17 августа 2022,, 09:22

Владимир Миклушевский: я уже заказал «Лексус». Леворульный

5 октября 2017, 09:05
В своём первом интервью на приморской земле будущий губернатор открещивался от политики
Сюжет
ДВФУ

Одно из первых своих интервью в Приморье Владимир Миклушевский дал корреспонденту газеты «Дальневосточные ведомости» Валерии Федоренко в ноябре 2010-го. Материал вышел под заголовком «Должен же я чем-то отличаться!» Новый энергичный ректор федерального университета рассказывал о новом для себя вызове. На тот момент, и это хорошо видно из публикации семилетней давности, он всячески отрицал возможность продолжения карьеры в кресле госслужащего. Однако жизнь сложилась по-другому. Предлагаем читателям РИА «Восток-Медиа» ознакомиться с мыслями человека, который впоследствии станет законодателем целой эпохи.

***

Часы на руке Владимира Миклушевского показывают московское время. А часы на телефоне — местное. Так удобнее, ведь приходится быть в постоянном контакте с Москвой. Из-за этого и рабочий день у нового ректора Дальневосточного федерального университета крайне ненормированный.

На работу он приезжает к половине десятого утра, домой уезжает в полдесятого вечера, по субботам проводит время преимущественно на острове Русском — следит за стройкой, а в свободное от работы время читает. В основном, прессу: вливается в местные реалии, ведь из Москвы, где он работал заместителем министра образования, Владимир Миклушевский приехал не очень давно. Во Владивостоке нового ректора Дальневосточного федерального университета представили 8 октября. После этого он совместно с экспертами и научным сообществом начал работу над программой развития университета, которую представил правительству России до 1 декабря. Главный человек федерального университета рассказал нам о том, как ДВФУ собирается привлекать студентов, где будут работать выпускники, что будет со зданиями на материке, можно ли слушать лекцию, сидя на лужайке, и о многом другом.

— Совместно с экспертами мы скорректировали программу развития ДВФУ. Сейчас основная задача — согласовать её с федеральными ведомствами, с губернатором, с полпредом президента. Основной упор в программе делается на развитие человеческого капитала. Именно вложения в человеческий капитал могут определить успех вуза.

Напомню, до 70 % средств в программах развития национальных студенческих университетов, в инновационных образовательных программах тратится на приобретение оборудования. Почему мы идём другим путём? В первую очередь потому, что оборудования достаточно. Сейчас два вуза, которые войдут в ДВФУ в рамках нацпроекта «Образование» выиграли почти по миллиарду рублей. До 80 – 90 % этих средств вложили в оборудование. Кампус строится за федеральные деньги, он будет оборудован лабораторной мебелью, компьютерами, общежития будут полностью обставлены. Также будет локально-вычислительная сеть. Мы надеемся, что у нас будет построен наноцентр — сейчас как раз работаем с Анатолием Чубайсом. Это ни много ни мало ещё миллиард рублей инвестиций от «Роснано». Полтора миллиарда будет вложено со стороны Ростехнологий только в оборудование медицинского центра, а еще миллиард — в строительство реабилитационного центра. Одним словом, в эту область и так уже вкладываются огромные средства. Поэтому мы будем вкладываться в человеческий капитал: в студентов и преподавателей.

Что касается преподавателей. Университет мирового уровня должен быть двуязычным. Тем более, в ДВФУ планируется привлечь большое количество иностранных студентов. Так что преподаватели должны уметь вести лекции на английском языке.

Занятия с ними будут индивидуальными или почти индивидуальными — это наиболее эффективный способ овладения английским языком. Само собой, те, кто специализировался на восточных языках, будут продолжать это направление.

Второе: длительные стажировки — не менее семестра — в ведущих университетах мира. В программе заложены значительные деньги на оплату этих стажировок: и «командировочные» преподавателям, и оплата принимающим вузам. Это очень важно, ведь одна из основных задач, которых мы перед собой ставим — изменение ментальной среды. Во-первых, надо показать очевидное: академический обмен — это нормальная практика. Ведь 300 ведущих вузов мира открыты друг для друга, преподаватели и студенты «перетекают» между ними. Так возникают новые научные направления, лаборатории и так далее. А во-вторых, мы должны ясно понять своё место и свои конкурентные преимущества в мировой системе координат. Российское образование несколько замкнутое. В тех же США невозможно устроиться в вуз, окончив его же. А у нас это — обычная практика. В этом есть свои плюсы, но есть и минусы: без обмена вырождаются научно-педагогические школы.

Мы планируем привлекать ведущих российских и зарубежных ученых и преподавателей. В ДВФУ будет серьёзное преимущество: кампус с возможностью предоставления служебного жилья. Сейчас ведём переговоры с губернатором Сергеем Дарькиным — возможно, какое-то количество квартир сможет предоставить администрация края приезжим специалистам. Но это будут не только visit-профессоры в классическом понимании, но и люди, которые приедут делать двух-трехгодичные проекты.

О ценах на обучения. В условиях демографического спада повышать цены — почти безумие. Вузам хоть бы удержать тех коммерческих студентов, которые есть! Ценообразование всегда связано с рыночной конъюнктурой. И мы не можем делать обучение дороже только потому, что пригласили читать лекции нобелевских лауреатов.

Мы намерены создать эффективно действующую систему надбавок персоналу. Будут объективные критерии отбора. Я вижу это как систему аттестации, через которую будут проходить преподаватели. Но она не будет формальной, как сейчас происходит. Речь идет о системе международной экспертизы.

— Не бывает хорошего университета без хороших студентов. Сейчас в России демографический спад — нешуточная проблема, с которой столкнулись многие вузы. К 2015 году мы будем иметь примерно на 40 % меньше студентов. Сейчас их 7,5 миллионов, а будет 4,5. Представители университетов начинают буквально «выскребать» абитуриентов: идут по школам, снижают планку. Мы этого делать не будем. Но со следующего года в порядке эксперимента объявим акцию для привлечения ребят: будем оплачивать билет Москва — Владивосток. Логика проста: «высокобалльники» стремятся в Москву или в Питер. У них билет до Москвы, как правило, уже куплен. Мы дадим денег на обратный билет, чтобы они могли легко принять решение вернутся обратно, во Владивосток. А успешных студентов, конечно, будем поощрять за счёт всяческих стипендий, грантов.

— Вы сказали о российских студентах, а как на счёт иностранных?

— Мы планируем к концу десятилетнего периода реализации программы иметь до 25 % иностранных студентов. Одна наша задача — привлечение хороших студентов. Вторая, опять же, — изменение ментальной среды за счет академических обменов, ведь когда российские студенты учатся и живут вместе с иностранными, они получают новый опыт и культурные знания, плюс изучают английский язык в процессе общения. Так построены все мировые вузы. Мы сейчас ориентируемся на рынки Китая, Вьетнама, Индонезии. Эксперты считают, что это очень перспективные рынки.

— Некоторое время назад вице-губернатор края Любовь Дроздова отметила, что на базе ДВФУ со следующего года будут организованы двухлетние курсы по обучению русскому языку для представителей среднеазиатских республик. Чтобы потом взять окончивших курсы людей в университет на правах студентов. Так ли это?

— Мы рассматриваем страны СНГ также как перспективные. Конкретных индикаторов пока назвать, конечно, не могу, но этот благодарный рынок надо однозначно развивать и использовать. Не так давно мы были единой страной, много российских технологий применяется в этих странах, строится много заводов... Было бы странно, если бы мы вдруг оттуда ушли. Скорее всего, это будет связано с конкретными инвестиционными проектами, как и в случае с другими иностранными государствами.

Если говорить о российских гражданах, одна из «фишек», которые мы хотели бы применить. В ДВГУ сильная школа по изучению восточных языков. В ДВГТУ также есть Восточный институт, но понятно, что он по уровню несколько ниже. Основная идея состоит в том, чтобы сделать более гибкие программы — например, инженерные специальности с углубленным изучением восточного языка. Сегодня мы обсудили это с генеральным консулом Южной Кореи во Владивостоке. А ведь эта страна — один из основных инвесторов в Приморье. И понятно, что нужны специалисты именно такого толка — с российским менталитетом и хорошим знанием языка.

— Коль скоро коснулись темы работодателей: инфраструктура в Приморье, скажем прямо, не самая развитая. Достойных рабочих мест не хватает. Не получится ли так, что выпускникам ДВФУ будет негде работать?

— Я сейчас ввёл в практику общение со студентами. И ребята из четырёх вузов недавно на такой встрече мне рассказали, что одна из основных проблем у них — куда идти работать. Не в смысле реального трудоустройства, потому что выпускники ДВГУ и ДВГТУ не имеют проблем с трудоустройством. Скажем так, не все работают по специальности.

Меня волнует другое. Мы сейчас переходим на двухуровневую систему образования, меня беспокоит привязка студентов к конкретному работодателю уже с третьего курса бакалавриата. С одной стороны, так студенты более спокойны за своё будущее. С другой, мотивированы на учёбу. Если говорить о магистратуре — она вообще должна быть заточена под конкретного работодателя.

А работодателей хватает. Не надо далеко ходить. Вспомним крупные проекты, реализующиеся на Дальнем Востоке. Нефтегазовые проекты на Сахалине, трубопроводная система Восточная Сибирь — Тихий океан, космодром Восточный, строительство ОСК двух судоверфей на Дальнем Востоке и т.п. В краевой администрации мне дали буклет, где были расписаны инвестиционные проекты Дальнего Востока и Приморья. Очевидно, что работать в чистом поле университет не будет.

— Но извините, на тех же сахалинских проектах уже сейчас работают московские специалисты. Выпускники ДВФУ смогут составить им конкуренцию?

— А почему вас это смущает? Я за три года работы заместителем министра проехал по стране, посмотрел на образовательные учреждения — уверяю вас, те вузы, которые объединяются в федеральный университет, одни из ведущих в Российской Федерации. Мы иногда любим сами на себя сетовать — у нас, русских людей, это в крови. Не надо этого делать. Другое дело, если мы ставим себе задачу войти в ТОП-300 по приоритетным направлениям развития к 2019 году, надо поработать.

— В состав ДВФУ войдут четыре вуза. ДВГУ — это понятно. ДВГТУ — тоже. ТГЭУ, может быть, чуть менее заметен на российской образовательной арене, но там также достаточно высокое качество образования. А вот Уссурийский педагогический институт. Уровень этого вуза, известно, не такой, как в трех остальных «монстрах». Насколько целесообразно включать его в состав федерального университета?

— Это решение вызвано общей серьёзной проблемой педагогического образования в Российской Федерации. Оно, прямо скажем, качеством не страдает. Общая тенденция, которая раньше существовала, когда люди в основном шли на гуманитарные или экономические направления подготовки, в головах — ментально — преодолена. Тем не менее, детей, сдающих ЕГЭ по гуманитарным направлениям, гораздо больше, чем тех, кто выбирает физику или химию. И объясняется это, на мой взгляд, просто: уровень преподавания естественно-научных дисциплин в школах слабый.

Вузы по-разному реагируют на эту проблему. Создают лицейские классы при школах, подготовительные курсы... Я считаю, мы должны действовать системно. Вуз, который учит школьников или воспитывает детей в детском саду, занимается не своим делом. Нет, это, конечно не означает что мы закроем все училища, колледжи, детские сады при том же бывшем ДВГУ. Но в основном университет должен заниматься высшим образованием. Проблему можно решить только через подготовку педагогических кадров. Это — решение системной задачи реформирования педагогического образования. Во многих регионах сейчас педагогические вузы будут присоединены к классическим университетам.

В бывшем ДВГУ и ДВГТУ сильные естественно-научные кафедры. И мы намерены их потенциал направить на подготовку будущих учителей. При университете мы создаём Школу педагогики, она будет базироваться в Уссурийске.

— Но в УГПИ есть непедагогические кафедры, и большинство из них не может потягаться по уровню с аналогичными кафедрами трех других консолидирующихся вузов. Сотрудники этих кафедр при расформировании отправятся на улицу?

— Мы не хотим так делать. Всё-таки ДВФУ — социально ориентированный университет. Задачи отправить кого-либо на улицу нет. Если говорить технически, то это будет «улица с двухсторонним движением». Кадры из Владивостока будут на некоторое время направлены в уссурийский филиал и наоборот. И я не стал бы говорить, что там все плохо. В УГПИ достаточно серьёзная школа восточных языков, например. Есть направления, которые можно использовать для усиления головного вуза. Да, многие направления надо усиливать. Но это не значит, что нужно кого-то выгонять!

— Сливаются четыре вуза. С кадровой судьбой бывшего ректора ДВГУ Владимира Курилова определились. А как насчёт ректоров трёх остальных вузов?

— Мы проговорили с ними их будущее участие в объединённом университете. Вы об этом узнаете в самое ближайшее время. Они войдут в состав ректората.

— А вы, как ректор, какой срок себе отводите на приморской земле?

— Чтобы сделать университет, надо десять лет. Контракт со мной подписан на пять лет. Если руководство страны примет решение меня переназначить, я буду рад.

— Что будет со зданиями, оставшимися от университетов, после перевода ДВФУ на остров Русский?

— У нас есть проект, отраженный в программе развития — здания, которые остаются после университетов на материке, вовлечь в инвестпроекты, чтобы потом построить здания второй очереди ДВФУ. Все постройки, принадлежащие университету, будут ему и принадлежать. Опять же, все уровни профессионального образования, которые ниже, чем ВПО, на остров не поедут точно.

Среди зданий, остающихся на материке, есть и такие, которые являются памятниками истории и архитектуры. Над их судьбой мы думаем. Продавать мне их точно не хотелось бы. У Сергея Михайловича есть, например, идея сделать во Владивостоке филиал Русского Музея.

Стоит задача: сделать Владивосток городом-миллионником. Я уверен, что это произойдет. Приморье — один из наиболее динамично развивающихся регионов России. Ну где ещё, скажем, в аэропорту строится две полосы! Вскоре — я в этом уверен — Владивосток превратится в крупный хаб. И сюда придёт бизнес. Здесь создаётся мощная социальная инфраструктура — и проект по Патроклу, и Снеговая Падь... Федеральная власть делает всё, чтобы город рос. А вырастет город — будет востребован и университет.

— Буквально недавно была введена в эксплуатацию современная библиотека ДВГУ. Её перенесут на Русский, оставят на материке?

— Очевидно, что библиотека должна быть там, где учатся студенты. Мы сейчас думаем над тем, что с ней делать. Одна из задач, которую я перед ректоратом — создание серьёзной электронной библиотеки. Этот проект должен идти на условиях государственно-частного партнёрства. Причём частные предприятия должны заниматься вопросами, связанными с авторским правом. Не считаю, что мы, подобно Сибирскому федеральному университету, должны создавать мощный центр копирования литературы.

— Каждую субботу мы выезжаем на остров, чтобы лично наблюдать за тем, как идёт строительство кампуса. Например, недавно осмотрели инженерные коммуникации. До этого рассматривали вопросы функционирования так называемых слаботочных систем: телефонной, ЛВС и т.д. Уже ясно, что в проекте стоит поправить некоторые вещи. Например, мы планируем сделать на острове виртуальную АТС. Чтобы человек со своим сотовым телефоном мог включиться в неё и не сидеть на месте в ожидании звонка. И еще у меня есть мечта — и, думаю, она реализуется: чтобы студенты совершенно спокойно могли слушать лекцию не только в аудитории, но и сидя на лужайке через мобильные устройства.

— Стройотряды на остров Русский будут привлекаться?

— Дело в том, что при нормативном сроке строительства подрядчик взялся возвести всё за два года. И вмешательство в технологический цикл чревато. К этому надо относиться аккуратно. Что мы точно будем обсуждать, так это вопрос организации практик. У Анвира Фаткулина в ДВГТУ есть строительные специальности, и институты договариваются даже с Китаем, чтобы направить ребят на практику. Когда мы с Анвиром Амруловичем были на Русском, он меня спросил: а почему моих студентов на практику сюда не берут? Будем думать.

— Какая у вас была тема дипломной работы и диссертации?

— Очень просто. Я занимался исследованиями вторичной металлургия лития, утилизацией литиевых химических источников тока. Физико-химические основы и построение технологий. Это была тема и диплома, и двух кандидатских.

— Скажите, как вам Владивосток с точки зрения быта. Ведь вы сейчас переехали из гостиницы, где жили, в район Седанки. Пробки, конечно, большие...

— Да никаких пробок! Мы доезжаем за 20 минут!

— Супруга уже с вами?

— Да, ей очень нравится здесь. Кстати, мы с ней во время отпуска часто отдыхаем в странах Азии, да и мне очень нравится азиатская кухня. Поэтому, думаю, нам придётся по нраву жизнь здесь, на стыке России с другими странами АТР. Мы как раз в выходные переезжали, он занималась домашними делами, уборкой.

— А машина вас уже есть?

— Еще нет, но я уже заказал. Надеюсь, до нового года будет. Это будет «Лексус».

Леворульный?

— Да, я в этом смысле консервативный человек. Но это не значит, что я против правого руля. Специально интересовался статистикой: узнал, что количество аварий на машинах с правым рулём не больше, чем с левым. Одно от другого не зависит.

— Вот на плане ДВФУ, который лежит передо мною, отмечена церковь. Вы будете в неё ходить? Вообще, вы верите в бога?

— Мы договорились с архиепископом Владивостокским и Приморским Вениамином, что церкви на этом месте не будет. Дело в том, что законодательством запрещено строительство религиозных заведений на территории университетов. И к тому же она неудобна для прихожан. Церковь будет в другом месте — рядом с мостом. Вообще, вера в бога — вещь очень индивидуальная... Я с большим уважением отношусь ко всем религиям — и христианству, и исламу, и буддизму. Но сам в церковь не хожу.

— Ваши предшественники на посту ректора — и Виктор Горчаков, и Владимир Курилов — занимались политикой. Первый является председателем Законодательного собрания, второй был секретарем политсовета местного отделения «Единой России». А вы сейчас в жизни края — фигура очень заметная. Нет ли у вас политических амбиций на приморской земле?

— Нет, политических амбиций у меня нет. Должен же я чем-то отличаться!