Мариупольский металлургический комбинат им. Ильича: больше века на передовой

3 октября 17:55
Здесь трудился легендарный металлург Макар Мазай, выплавляли уникальную сталь для славных Т-34, запустили крупнейшую в мире мартеновскую печь и установили целый ряд небывалых производственных рекордов.

Вспомним, как Мариупольский металлургический комбинат им. Ильича завоевал статус одного из важнейших промышленных центров России.

Конец 19 века, пожалуй, можно назвать ключевым периодом в летописи Донбасса — именно в это время здесь совершается судьбоносный поворот в сторону масштабной индустриализации, который определит не только экономическое будущее этого края, но и его менталитет, культуру и всю последующую историю. Этой южной земле с прекрасной степной природой, мягким климатом и теплым морским побережьем суждено было стать промышленным гигантом, родиной огня, металла и строгих трудолюбивых людей. Донбассу суждено было стать индустриальным сердцем России. И огромная роль в этом отведена одному из его старейших предприятий — Мариупольскому металлургическому комбинату Ильича, история которого захватила три столетия.

«Мариуполь, конец 19 века. Поднимаются первые трубы заводов»

Завод, который привезли по морю

Мариуполь — на сегодняшний день крупнейший город на Азовском побережье, совершенно закономерно стал территорией бурного промышленного прогресса в конце 19 века. В 1882 году здесь была проложена железная дорога, соединявшая город с другими экономическими центрами страны, а в 1889 завершилось строительство торгового порта, через который сюда начали стремительно прибывать новые товары и иностранные инвесторы. Последние хорошо понимали, что здесь уже есть все условия для полноценного развития металлургии, которая тогда была в абсолютном приоритете — стране нужен был металл для строительства сотен тысяч километров железных дорог. Благо совсем рядом практически неисчерпаемые базовые ресурсы — богатейшие залежи донецкого коксующегося угля и керченская железная руда.

В апреле 1896 года два зарубежных предпринимателя — Адольф Ротштейн и Эдмунд Смит обратились к властям Российский империи с предложением основать Никополь-Мариупольское горное и металлургическое общество. Оно должно было заниматься разработкой месторождений марганца в Екатеринославской губернии, а также строительством трубных, корабельных и металлургических предприятий в Мариуполе. Для первого объекта были целиком выкуплены металлургический и трубный заводы в США. В этом же году их демонтировали и по частям перевезли через Атлантику в порт Мариуполя.

Строительство шло невероятными темпами, все важнейшие производственные узлы монтировали одновременно. Перерыв не делали даже в сильные морозы, прогревая свежую кирпичную кладку водяным паром. Таким образом, в феврале 1897 уже был запущен первый трубосварочный стан. Эта дата стала официальной точкой отсчета истории предприятия.

«В пяти верстах от Мариуполя выстроен огромный металлургический завод. Он вырос поразительно быстро. Еще в прошлое лето там была голая степь; теперь же дымятся высокие трубы и краснеет кирпичными постройками целый городок».

А. Серафимович, газета «Приазовский край», 13 мая 1897 года

«Никополь-Мариупольский завода в конце 19 века»

После запуска новообразованный завод Никополь-Мариупольского металлургического общества набирал обороты, расширял мощности и имел все шансы целиком занять нишу черной металлургии в этих краях. Тут были установлены современные массивные доменные печи, на то время превосходившие по производительности все существующие аналоги. В их монтаже участвовали талантливые инженеры из США, братья Джулиан и Вальтер Кеннеди. Оборудование завода получало самые высокие оценки экспертов. Кроме того, для работников была отстроена жилая колония из каменных бараков и больница на 30 коек.

С 1898 по 1902 год на Никополь-Мариупольском заводе работал выдающийся металлург, основатель школы российских доменщиков Михаил Курако. Он принципиально усовершенствовал конструкцию домны и технологию доменного процесса, существенно сократив срок капитального ремонта печей. Разработки Курако применяются по всему миру до сих пор почти без изменений.

На Никополь-Мариупольском заводе он запомнился не только как талантливый доменщик, но и как человек, предотвративший одну из самых серьезных проблем металлургического производства — образование «козла» в домне. «Козел» в терминологии металлургов — это застывший в печи чугун, практически смерть агрегата. Чтобы его выломать, приходилось разбирать печь, разбивать чугунную массу динамитом и затем строить домну заново — это отнимало много времени и очень тормозило производство. Когда одна из домен завода начала гаснуть, Михаил Курако, дежуривший возле нее, в нарушение своих должностных обязанностей, руководствуясь только интуицией и даже вступив в драку с машинистом, добавил в печь воздуха — и домна неожиданно ожила. Это принесло ему большую славу. Позже Курако спасет еще множество печей на разных заводах России.

Кроме Никополь-Мариупольского предприятия, Михаил Курако работал также на Краматорском, Донецком и Енакиевском металлургических заводах Донбасса. В этих городах есть улицы, названные в честь известного конструктора.

«Михаил Курако»

Ко всеобщему удивлению, в 1898 году неподалеку от Никополь-Мариупольского производства началось строительство другого завода — на этот раз на средства бельгийского общества «Провиданс». Заручившись согласием российских властей, бельгийцы образовали дочернее предприятие «Русский провиданс» в Мариуполе и приступили к строительству металлургического предприятия, нисколько не смутившись тем, что делят территорию с прямым отраслевым конкурентом. Очень быстро здесь возвели несколько доменных и мартеновских печей, практически не уступавших Никополь-Мариупольскому оборудованию. Впрочем, сырьевой и транспортный потенциал Донбасса был настолько высок, что два больших завода могли работать в полную силу и преуспевать.

«Вид на завод «Русский провиданс»

В начале 20 века резко сократился спрос на металлические трубы мариупольского производства: прежде их поставляли главным образом для сооружения керосинопровода Баку-Батуми, но его строительство уже было к тому времени завершено. Это стало серьезным испытанием для Никопольского завода. Здесь снижается выпуск стали и проката, а позже останавливаются обе доменные печи. Большое число рабочих попадает под сокращение. Непросто в эти годы приходилось и заводу «Провиданс». Оба предприятия вплоть до 1910 года пережили несколько волн массовых забастовок и глубокий экономический кризис.

Надежду на возрождение металлургические заводы Мариуполя получили в конце 1910 года, однако причина их востребованности была отнюдь не радующей: страна готовилась к возможной мировой войне и активно вооружалась. Металл был необходим для производства снарядов, шел на броню для военных кораблей. Предприятия быстро переориентировались на новые запросы государства: так, уже в 1911 году на Никопольском заводе в полную мощь работал броневой цех, где выпускали толстолистовую броню для судов Балтийского и Черноморского флотов. Это был первый, но не единственный вклад мариупольской металлургии в укрепление оборонной мощи страны.

«Механический цех Никополь-Мариупольского завода»

К сожалению, период расцвета обоих заводов был недолог. Первая мировая война и война гражданская нанесли производствам большой ущерб, измеряемый миллионами рублей — по тем временам совершено неподъемные суммы. К 1918 году уже целиком разрушены домны предприятий, в цехах практически не осталось рабочих и инженеров. Чтобы пережить кризис, здесь одно время выпускали буржуйки, которые делали из отходов трубного производства, бытовые зажигалки и прочий обиход их металла. Всё это сбывалось либо самим рабочим, либо в близлежащие поселки и города.

В 1919 году оба предприятия национализированы советской властью, а в 1920 было принято решение объединить два металлургических завода в один — Мариупольский объединенный металлургический государственный завод. Его восстановление новая власть сразу обозначила как приоритетную задачу — и работа закипела, тем более что металл был остро необходим для народного хозяйства и оборонной отрасли.

Под именем Ильича

В 1924 году завод получает имя вождя мирового пролетариата Владимира Ильича Ленина. В это время тут идет масштабная реконструкция, запущены три мартеновских печи и три прокатных стана, строится крупнейший в Европе трубопрокатный цех, который уже к 1930 году дает стране порядка 50% всей трубной продукции! Вскоре будет возведен второй такой цех, и на их базе возникнет самостоятельный трубный завод.

В 30-40-х годах на заводе действует управление капитального строительства (УКС) — масштабный орган, объединявший ремонтно-отделочный цех, котельную, лесораму и деревоотделочный цех, автогараж, несколько строительных участков, конный двор и большой магазин. Здесь было задействовано около 7 тысяч человек. Благодаря УКС восстановительные и строительные работы на заводе велись максимально качественно и в рекордно короткие сроки.

«Строительные работы на заводе»

В эти годы страна переживала острейший дефицит стали, ее приходилось дорого покупать за границей. Даже кузова и кабины автомобилей из-за нехватки металла одно время изготавливали из древесины. Поэтому в 1933 году на заводе Ильича начинают вплотную заниматься выплавкой собственной высококачественной стали, запускают первый в стране листоотделочный цех, собранный из зарубежного оборудования. Необходимости закупать сталь у иностранцев больше не было.

За время первых пятилеток завод Ильича завоевал статус одного из мощнейших металлургических центров юга России. Рабочие поселения к тому времени сформировали Заводской район города. Кроме жилых домов для работников здесь были построены школы, детские сады, клуб досуга, учреждения сферы услуг, парки отдыха, библиотеки, кинотеатр, техникум и институт. К началу войны тут проживало около 80 тысяч человек.

Человек со стальным характером

Завод-гигант стремительно расправлял плечи, но его впечатляющие производственные успехи были напрямую связаны с коллективным трудовым подвигом мариупольских металлургов. Среди тех, кто вывел славу предприятия на всесоюзный и даже мировой уровень, был молодой сталевар Макар Мазай. Он пришел на завод совсем юным в поисках стабильного заработка, упорно и много трудился, параллельно наверстывая упущенные в тяжелом детстве навыки чтения и письма. Металлургия не сразу далась ему легко, но это было хорошее испытание на прочность — и он не сдавался.

«Работать в цехе, где всё дышит огнём, непривычному человеку трудно. А тут как на грех стояла жара, и даже старожилы цеха работали с большим напряжением. Четверо из нашей пятёрки на второй день не вышли на работу. Я остался один. Не скажу, что работа в горячем цехе мне сразу понравилась… После первого дня работы у меня кружилась голова. Сразу пришла мысль уйти из цеха, но я ей не поддался».

Макар Мазай, «Записки сталевара»

Когда в середине 30-х годов Макар услышал о стахановском движении, он загорелся идеей совершить что-то подобное в металлургии. К этому времени он уже неплохо понимал суть производства, на рабочем месте чувствовал себя спокойно и уверенно, хотя в число передовиков не входил. Лучшие сталевары на тот момент выдавали 7-8 тонн стали с одного квадратного метра пода печи. Макар Мазай поставил себе задачу побить этот рекорд. 14 октября 1936 года за неполных семь часов работы он вместе с четырьмя товарищами выплавил 13,62 тонны стали с квадратного метра пода печи — неслыханный объем на то время, тем более выполненный руками обычного паренька. Это был беспрецедентный мировой рекорд. Добившись такой цифры, Макар не остановился на достигнутом, а поставил новую цель — сделать этот объем нормой. Для этого он предложил углубить ванну и поднять своды мартеновской печи, и руководство завода пошло навстречу.

«Макар Мазай (крайний справа)»

Присоединиться к трудовому соревнованию Макар Мазай призвал и металлургов всех советских предприятий, обратившись к ним со страниц газеты «Правда». Открыто делился своими производственными находками с коллегами, которые приезжали к нему из разных городов: Магнитогорска, Макеевки, Таганрога, Новокузнецка, Днепропетровска. Успех Макара Мазая отметил лично народный комиссар тяжелой промышленности Серго Орджоникидзе, отправив сталевару приветственную телеграмму, а позже — подарив автомобиль. В 1939 году Мазая наградили орденом Трудового Красного Знамени.

В 1941 году, когда Мариуполь оккупировали немцы, Макар Мазай не выехал из города, до последнего оставаясь на своем заводе. Долгое время ему приходилось скрываться от фашистов, которые хотели переманить на свою сторону известного советского сталевара и принудить его работать на себя. К сожалению, Макару не удалось уйти от преследования. Немцы уговорами, посулами и жестокими пытками пытались сломить его волю, но не смогли. 13 ноября 1941 года 31-летний Макар Мазай был расстрелян фашистами за отказ сотрудничать. По одной из сохранившихся в народной среде версий тело героя сожгли в той самой мартеновской печи, которая когда-то принесла ему большую славу.

Память о легендарном сталеваре прочно укрепилась в топонимии городов СССР: его имя носят улицы в Мариуполе, Туле и на его родине — в станице Ольгинской. В 1948 году жители Мариуполя (тогда — Жданова) поставили памятник своему земляку. Под его именем проходил Международный турнир по боксу в Мариуполе — к слову, первый турнир по боксу в Советском Союзе. Дети, внуки и правнуки Макая Никитовича также были работниками комбината Ильича, продолжая дело своего выдающегося отца и деда.

Враг не пройдет!

В сентябре 1939 года началась Вторая мировая война. Руководство Советского Союза хорошо понимало необходимость полноценного укрепления оборонного потенциала молодого государства. И снова металлурги Мариуполя были призваны послужить родине. В этом же году на заводе создается специальная экспериментальная лаборатория, работу которой курировали профессионалы из конструкторского бюро М. Кошкина. Задачей лаборатории было разработать состав особо прочной броневой стали по работам ученого А. Морозова. На протяжении года здесь проводились пробные плавки стали с добавлением различных химических элементов: хрома, молибдена, марганца. Каждый опытный образец прокатывался здесь же, на заводе, а затем отправлялся на полигон, где его проверяли бронебойными снарядами. К началу 1940 года на заводе Ильича уже было разработано 10 марок морозовской стали, которые шли под шифром «танковые».

С первого дня Великой Отечественной войны предприятие работало на фронт. Отсюда огромными объемами уходила сталь для танков, в том числе для легендарных Т-34. В ход пошли скоростные плавки, позволявшие давать большее количество стали за малое время. Оборонные заказы поступали один за одним — здесь особенно пригодились стахановские навыки работы. Только это уже было не дружеское трудовое соревнование, а борьба за жизнь.

Т-34 — самый известный и самый узнаваемый советский танк. По совокупности боевых характеристик существенно превосходил все существовавшие на тот момент танки и неоднократно признавался разными экспертами лучшим танком Второй мировой войны. Участие Т-34 в боях во многом предопределило победу советской армии над фашистами.

Тысячи рабочих ушли добровольцами на фронт — на их места в цеха пришли матери, жены, сестры, дети. Сложно представить, как справлялись женщины и подростки с работой, которая тяжело давалась даже сильным мужчинам, но факт остается фактом: в это время завод перевыполнял план на 200-400 процентов!

Видя неумолимое наступление нацистов, руководство приняло решение об эвакуации завода на Урал. 15 июля 1941 года начался демонтаж оборудования, а уже в середине августа современные металлорежущие станки, паровая машина, огромный пресс, термические установки ильичевского завода монтировали на Магнитогорском металлургическом комбинате. Вслед за оборудованием на Урал уезжали и ценные специалисты. Там они в максимально краткие сроки возобновили выплавку броневой стали, а позже наладили выпуск танковых башен. Большое число ильичевцев отправилось в 1941 году в Сталинград, Барнаул, Свердловск, Серов, где они помогали переводить предприятия черной металлургии на военные рельсы.

А в это время Мариуполь уже находился под оккупацией фашистов. Гитлеровцы прекрасно осознавали ценность захваченных территорий и расположенных на ней предприятий. Из документов того периода известно, что между немецкими промышленниками буквально шла борьба за право владеть мариупольскими активами. При этом они рассчитывали на полное повиновение местного населения, расценивая его как дешевую рабочую силу. Уже через несколько дней после захвата Мариуполя металлургам поступило распоряжение под страхом смерти явиться на завод. Были установлены 12,5-часовые дневные и ночные смены, за которые платили 300-граммовой краюшкой хлеба.

Оккупация длилась 23 месяца, но грандиозные планы немцев по освоению приазовской металлургии провалились. Новых «хозяев» ожидал небывалый размах диверсий и саботажей. Печи, которые с большим трудом запускали фашисты, через непродолжительное время выводили из строя подпольщики (кстати, в это время в городе действовали отряды «мазаевцев» — партизан, которые назвались именем своего героического земляка Макара Мазая). Попытка наладить выпуск снарядов для вермахта также не увенчалась успехом: производство — не без помощи местных металлургов — шло чрезвычайно медленно. Безусловно, эта подрывная работа стоила мариупольцам большой крови, но другого пути они не мыслили, твердо веря в неминуемую победу.

И их вера оправдалась. В сентябре 1943 года Мариуполь был освобожден. До победы еще было далеко, но главное — можно было в полную силу помогать фронту. Отходя, немцы нанесли огромный ущерб заводу и городу: разрушили доменный цех, мартеновские печи, превратили в руины важнейшие площадки и службы, заминировали оставшееся оборудование, взорвали мосты, жилые районы. Изможденным войной и оккупацией людям пришлось быстро восстанавливать заводские мощности и снова давать металл. К концу 1943 года здесь выплавили более 25 тысяч тонн стали, более 1000 тонн проката и отремонтировали 20 танков. В 1944 году уже было восстановлено 70% производства!

«Завод, разрушенный немцами, фактически восстанавливали вручную»

За время Великой Отечественной войны тысячи работников завода участвовали в боях с фашистами. Задокументированы имена 292 погибших на поле брани, 11 ильичевцев были удостоены звания Героя Советского Союза за отвагу, героизм и боевые подвиги. Многие металлурги-фронтовики вернулись на производство и много лет трудились для его восстановления и дальнейшего развития.

Жизнь — в движении

Великую Победу мариупольские металлурги встречали на рабочих местах, где уже в полную силу работали над новым государственным заданием: наладить выпуск железнодорожных цистерн. Для этого требовалось освоить принципиально новые производственные технологии и существенно реконструировать цехи. Но ильичевцам было не привыкать к роли первопроходцев: уже в августе 1945 года завод изготовил первые 25 цистерн. С тех пор производство такой продукции стало плановым.

Народное хозяйство ставило новые задачи, и вот в 1946 завод начинает производить кислородные баллоны для химической промышленности. Причем первые баллоны фактически изготавливали вручную, путем ковки молотом — это было чрезвычайно тяжело и требовало большой ловкости.

«Железнодорожные цистерны стали плановой заводской продукции»

Следующее производственное достижение — установка крупнейшего в стране стана для проката толстого металлического листа «1250». Затем установка самой современной в Союзе доменной печи, внедрение инновационных технологий литья стали. Парадоксальным образом тяжелейшие послевоенные годы стали началом бурного развития завода — люди здесь все так же мыслили по-стахановски, стремясь не просто выполнить, а непременно перевыполнить план.

За героизм и отвагу, проявленные в годы Великой Отечественной войны в 1946 году, коллективу завода им. Ильича передали на вечное хранение Красное Знамя Госкомитета обороны. А в июне 1947 года завод был награжден орденом Ленина за выдающиеся заслуги перед Родиной.

В 60-х это уже передовое, гремящее на всю страну производство. Здесь капитально реконструировали домны, отстроили мартеновские цехи с самыми большими в мире печами, возвели крупнейшую в Европе аглофабрику (часть металлургического завода, где готовят агломерат — специальным образом обработанную руду для доменной печи), смонтировали новые прокатные станы. Территория завода стремительно расширялась, появлялись все новые и новые рабочие места. Параллельно налаживалась социальная сфера: для работников открылись клубы культуры и отдыха, современные медицинские учреждения, развивалась рекреационная и оздоровительная база завода.

«Металлургический комбинат Ильича непрерывно модернизировался и развивался»

Вплоть до распада Советского Союза завод, а точнее — Ждановский металлургический комбинат им. Ильича был одним из ведущих отраслевых предприятий огромной страны. Практически ежегодно здесь внедрялись инновационные технологии, обновлялось оборудование. Это было уникальное предприятие с огромными объемами и широчайшим ассортиментом продукции. Комбинат давал работу десяткам тысяч мариупольцев, а черная металлургия стала одним из неотъемлемых символов этого южного города. Исторические вехи завода отразились в названиях улиц, учреждений культуры, кафе и ресторанов: к примеру, вывеска «Никополь» или «Провиданс» в Мариуполе — привычное дело.

ММК Ильича стал целой эпохой расцвета металлургии не только Донбасса, но и всего Советского Союза.

С верой в лучшее

Период независимости Украины заводчане называют противоречивым: с одной стороны, заданная в советское время инерция непрерывного развития продолжала действовать, и комбинат модернизировался. Удалось справиться с кризисом 90-х, найти новые рынки сбыта в СНГ, внедрялись экологические инициативы. Здесь по-прежнему работали трудолюбивые, честные люди, дети и внуки выдающихся металлургов — они во все времена были главным ресурсом и опорой предприятия, гарантией его выживания. С другой стороны, комбинат не избежал поглощения частными капиталами со всеми вытекающими последствиями: в частности, колоссально снизилось число сотрудников — с почти 50 тысяч до 14, коллектив больше не мог влиять на судьбу своего предприятия.

Сегодня, несмотря на страшные испытания, через которые пришлось пройти и городу, и комбинату весной 2022 года, жизнелюбивые и неунывающие мариупольские металлурги не теряют надежду на благополучное будущее. Идет разминирование цехов, которые были заняты украинскими военными, оценивается ущерб от боевых действий, разбираются завалы, расчищается территория. Жизнь в который раз побеждает смерть. И хочется надеяться, что Мариуполь, этот город сильных, стойких людей со стальным характером, еще заявит о себе как о мощном промышленном центре России.