«Московский соловей» в донецких степях: жизнь и музыка Тамары Миансаровой

5 октября 16:00
Сцена не отпускала ее более сорока лет, ее песни стали фольклором, а звонкий, чистый голос – символом «оттепельной» эпохи. Расскажем, как Тамара Миансарова покорила миллионы слушателей и почему в Донецке о ней вспоминают с особой теплотой.

Стать человеком искусства ей было написано на роду. Отец – артист Одесского музыкального театра драмы и комедии с отличными вокальными данными, мама – также прекрасная певица, дед по материнской линии – мультиинструменталист-самоучка, регент церковного хора. При этом обстоятельства, в которых раскрывался и развивался талант Тамары Миансаровой, далеко не всегда были благоприятными, а подчас - экстремальными. Впрочем, возможно именно поэтому – в противовес пережитым испытаниям - в ее творчестве столько жизнелюбия, нежности и оптимизма.

Тамара Миансарова

Рожденная для музыки

 

Тамара Григорьевна Ремнева (фамилию Миансарова она возьмет от первого мужа) родилась в 1931 году в украинском городе Кировограде, и это время было, по ее собственному определению, «непесенное». Одно из первых сильнейших детских впечатлений – голод, который охватил многие украинские регионы в эти годы. Отец оставил семью в самый трудный момент, и мама Тамары - Анастасия Федоровна - вместе с маленькой дочерью пережила тяжелейший период, перебиваясь случайными заработками. Удивительно, но даже в такое беспросветное время семью спасала музыка: молодая талантливая женщина стала вокалисткой в городском доме культуры. Именно здесь состоялся певческий дебют маленькой Тамары, которой на тот момент было чуть больше четырех лет. Непоседливая девчонка уговорила ведущего концертов выпустить ее на сцену вместе с мамой. Экспромт оказался чрезвычайно успешным, фотография поющих матери и дочки даже появилась в местной газете, и они еще неоднократно выступали вместе. Вскоре Анастасия Федоровна прошла конкурсные прослушивания и получила предложение стать солисткой минского радио. Так Тамара переехала в Белоруссию, где ей предстояло пережить войну.

В своей автобиографической книге «И в жизни, и на сцене» Тамара Миансарова подробно описывает детские воспоминания первых дней войны. В десять лет она стала свидетельницей чудовищных бомбежек Минска, видела ужасные расправы немцев над евреями и пленными солдатами, площади, заставленные виселицами, расстрелы. Страх, голод и холод сильно подорвали здоровье девочки – травмы военного детства будут отзываться физической и сердечной болью до конца жизни. Но и здесь, в оккупированном растерзанном городе, музыка была опорой и надеждой для маленькой семьи. Анастасия Федоровна смогла устроиться регентом детского церковного хора – на помощь пришел ее собственный большой опыт молитвенного пения. Здесь, в небольшой желтой церквушке, Тома с мамой смогли пережить три страшных года фашистской оккупации.

 

Оккупация Минска длилась 1100 дней. За это время население Минска, до войны составлявшее более 250 тысяч человек, сократилось до 50 тысяч. На территории города располагалось десять лагерей смерти, в том числе один из крупнейших в Европе – Тростенец, где за два года погибло 200 тысяч человек. Бомбардировками было уничтожено 80% всех зданий Минска и 313 из 330 предприятий. В городе на протяжении всего периода оккупации действовало мощное подпольное движение: оно объединяло более 6 тысяч человек и успело провести полторы тысячи подрывных операций.

 

Освобождение Минска от немцев стало огромной радостью, которая внезапно сменилась очередной бедой: маму Тамары обвинили в сотрудничестве с оккупантами. Ночь, когда ее увозили из дома, Тома запомнила очень хорошо: она долго бежала по темной улице за машиной, рыдая от ужаса и отчаяния. По всем законам суровой действительности, тогда у этой осиротевшей девочки были все шансы умереть от голода или рук злого человека в разоренном городе. Но по воле случая именно в это время в Минск приехали две маминых сестры, узнавшие об освобождении белорусской столицы от немцев. После долгих поисков они нашли Тамару, которая каждый день сидела у стен церкви и просила еду.

Вместе с тетками девочка переехала в Ворошиловград (сегодня Луганск). Там же встретила День Победы и известие о скором возвращении матери, которую полностью оправдали. Здесь же Тамара, не теряя времени, стала посещать уроки музыки и даже подрабатывала, аккомпанируя на фортепиано во время физкультзанятий во дворце пионеров.

Но настоящее музыкальное образование, как и общее среднее, 13-летняя Тамара начала получать в Минске, когда вернулась туда вместе с реабилитированной матерью. При минской консерватории (сегодня - Белорусская государственная академия музыки) была организована школа для музыкально одаренных детей, где юная пианистка с небывалым рвением осваивала исполнительские премудрости. Музыка стала для нее убежищем от всех невзгод, лекарством от душевной боли, самой большой и чистой радостью. 

 

«Инструментов не хватало, потому что полноценная подготовка требовала от каждого из нас трех-четырех часов ежедневных занятий. По этой причине мама сшила мне матрасик, дала подушечку и большой теплый платок, которым я могла бы укрываться. Всё это мы отнесли в школу. У нашей уборщицы была маленькая темная комнатка, в ней она нашла место для моего снаряжения. Я дожидалась, пока кончатся все занятия, концерты, и занимала свободный класс. Случалось это обычно часам к одиннадцати вечера, а потом занималась часов до трех-четырех утра, и остаток ночи досыпала здесь же, у рояля. Сейчас это кажется невероятным, а тогда мы были счастливы любой возможности «заполучить» инструмент. Желание овладеть инструментом было огромно. Я полностью была подчинена ему».

Из книги Тамары Миансаровой «И в жизни, и на сцене»

Здание Белорусской государственной академии музыки, при которой в послевоенные годы училась в музыкальной школе Тамара Ремнева

Впервые за долгое время жизнь действительно налаживалась. Было что есть и где жить – Тамаре с матерью выделили место в общежитии музыкальной школы. Были любимые занятия музыкой и любимая учительница Татьяна Владимировна Седанкина - по описанию самой Тамары, «русская красавица, высокая и стройная», которая «знала и умела всё» и к тому же обожала свою ученицу, не упуская случая угостить ее или порадовать маленьким сувениром. Но при этом здоровье Томы на фоне пережитых лишений стало стремительно слабеть. Постоянный изнуряющий кашель, непроходящая экзема на руках, частые головокружения. Вскоре ей ставят печальный диагноз – туберкулез. На борьбу с ним уйдет не один год. К счастью, недалеко от Минска был открыт санаторий для детей с этим недугом, где Тамара провела много месяцев в покое и тишине, при этом не разлучаясь с музыкой: специально для девочки в санаторий привезли пианино.

Музыкальный талант Тамары был очевиден. Она значительно обходила своих сверстников по мастерству исполнения и бралась за сложнейшие произведения: Шопена, Листа, Рахманинова. В 14 лет уже играла с симфоническим оркестром. В Минске ее хорошо знали как чрезвычайно одаренную юную пианистку, но она упорно училась дальше, искала любую возможность посещать концерты известных музыкантов, которые иногда приезжали в город.

Однажды в Минске выступал выдающийся дирижер и пианист Лев Гинзбург, и учительница Тамары Татьяна Седанкина похлопотала о том, чтобы он послушал игру ее самой способной воспитанницы. Гинзбург послушал и сказал, что у девочки есть все данные для поступления в Московскую консерваторию. Именно эти слова, по признанию Тамары, стали началом ее пути на большую сцену.

 

От классики к эстраде

 

История искусства знает не так уж много примеров, когда талант человека помогал ему идти по жизни легко и беспрепятственно, открывал перед ним все двери и освобождал от необходимости тяжелого труда. Вот и безусловно одаренной пианистке Тамаре Ремневой ничего не давалось просто: сложным было поступление в Московскую консерваторию, где нужно было выдержать строгие экзамены и конкурировать с подготовленными столичными абитуриентами, сложно было учиться, выискивая возможность подольше позаниматься на дефицитном инструменте, и параллельно готовиться к ответственным отчетным концертам. Снова начались ночные бдения с фортепиано. Но при этом студенческое время Тамара Григорьевна называла «радостно-вдохновенным», потому что всё в эти годы было заполнено дружбой, новыми впечатлениями и музыкой. В консерватории началась и первая любовь с другом детства, тоже талантливым пианистом Эдуардом Миансаровым, за которого девушка вскоре выйдет замуж.

Именно в консерватории благодаря внимательным педагогам Тамара раскрылась как замечательная певица. Со второго курса она начинает учиться сразу на двух факультетах, осваивая одновременно фортепиано и вокал. Особенно много для ее становления как вокалистки сделал педагог Евгений Августович Кагнер, открывший ей много технических приемов.

 

«Я сумела сделать тот мышечный пояс, который был моим главным помощником на сцене на протяжении многих лет. Без этого мышечного аппарата невозможно держать звук: он или прервется, или начнет детонировать. Без него не сделать ни скачка в октаву, ни какой-нибудь стоящей игривой или игровой интонации, как мы говорили – музыкальной загогулины».

Из книги Тамары Миансаровой «И в жизни, и на сцене»

 

Во время учебы обе музыкальные ипостаси Тамары – пианистка и вокалистка – не вступали в противоречие. Но по окончании консерватории Миансарова получила распределение в ГИТИС (сегодня – Российский институт театрального искусства) на должность концертмейстера и, проработав там около трех месяцев, вдруг поняла, что это совершенно не то, о чем она мечтала. Возможно, если бы тогда ей не хватило смелости резко изменить свою жизнь, то советский слушатель так и не узнал бы о певице Тамаре Миансаровой.

Юная Тамара Миансарова

А судьба словно намеренно дала ей знак, что пришло время перемен. Неожиданно Тамаре предложили поучаствовать в работе джазового оркестра в программе известного зарубежного певца Гарри Гольди и исполнять эстрадные песни. Сперва это предложение смутило ее, воспитанную на строгих академических произведениях. Но из любопытства и ради дополнительного заработка она согласилась. Эта первая проба совершенно нового жанра открыла ей, что качественная эстрада требует ничуть не меньше профессионализма и таланта, чем классика. И повлияла на ее музыкальные амбиции.

Позже, в 1958 году, имея всего три песни в репертуаре, Тамара Миансарова решилась участвовать во Всесоюзном конкурсе артистов эстрады. Сама себе подготовила довольно необычный номер, объединивший классику и новую волну: сыграть и спеть вальс Иоганна Штрауса-младшего. Лирическое сопрано певицы, ее безыскусственное чистое выступление впечатлили жюри, и оно присудило юной исполнительнице третье место. Сама же Тамара была ошеломлена таким результатом: «На Всесоюзный конкурс артистов эстрады я пришла как музыкант, а уходила уже певицей. Спела там просто так, без надежды на успех, и вдруг все завертелось, закрутилось».

 

«У эстрады есть одно неоспоримое преимущество – молодой зритель. Он потрясающе чувствует силу времени, его ритм, устремления. Именно эта аудитория как бы задает вектор всему жанру, и в этом особый к нему интерес. Именно этот жанр держит руку на пульсе времени».

Из книги Тамары Миансаровой «И в жизни, и на сцене»

 

 

Любовь миллионов

 

С этого момента начинается стремительное восхождение новой советской звезды. Первые же гастроли прошли невероятно успешно. В 1960-м году Тамара Миансарова уже выступает на одной сцене со знаменитыми исполнителями того времени – Марком Бернесом, Капитолиной Лазаренко и Кирой Смирновой. В новогоднюю ночь 1962 года певица приглашена в Кремль, где открывает правительственный бал.

В этом же году Миансарова получает первую премию и золотую медаль на VIII Всемирном фестивале молодежи и студентов в Хельсинки. Эта победа была тем более удивительна, что певица совершенно не планировала выступать – ее в последний момент попросили заменить заболевшего артиста. Веселая песенка «Ай-люли», которую блестяще исполнила Миансарова, сразу стала очень популярной.

 

Первый Всемирный фестиваль молодежи и студентов прошел в 1947 году в Праге и длился почти шесть недель. Его программа была посвящена послевоенному восстановлению, сохранению памяти жертв войны. Участие в нем принимала молодежь из социалистических стран, а также члены молодежных организаций и левых партий Запада. Первые фестивали проводились с периодичностью в два года, число участников неуклонно росло. Самым массовым стал фестиваль 1957 года в Москве, собравший более 34 тысяч человек из 131 страны. В разное время мероприятие проводили также в Берлине, Алжире, Гаване, Пхеньяне, Варшаве, Будапеште и других городах.

После 60-х годов фестиваль стал проводиться нерегулярно. Россия принимала фестиваль трижды, последний раз – в 2017 году.

 

Окончательно сердца слушателей молодая певица завоевала после выступления на Международном фестивале песни в польском городе Сопот. Там она исполнила композицию «Солнечный круг», которая затем навсегда стала ее визитной карточкой и была переведена на 18 языков. Первой из всех советских артистов Тамара Миансарова была удостоена главной премии на международном конкурсе. Звонкая и самобытная певица настолько понравилась польской публике, что в ее честь даже выпустили духи «Пани Тамара», а местные журналисты присвоили ей ласковое имя «московский соловей» и включили в число самых популярных исполнителей наряду с Эдит Пиаф, «Битлз» и Элвисом Пресли. Тогда же был снят польский музыкальный фильм «25 минут с Тамарой Миансаровой».

 

Интересно, что песню «Солнечный круг» сперва не рассматривали как конкурсную. Игорь Гранов, возглавлявший советскую делегацию, категорически отказывался репетировать ее вместе с Миансаровой, аргументируя тем, что это несерьезный материал. Но певица настояла на своем: «Я знала и чувствовала в ней цену каждому слову. Я знала, что такое «пусть всегда будет небо», - пережив небо, сеющее смерть. Я хорошо знала и понимала цену Миру и Солнцу. Для меня эта песня была своего рода катарсисом, прорывом, очищением через трагедию. Потом она всю мою жизнь стояла в особом ряду».

 

В копилке Миансаровой есть и блестящая победа в международном конкурсе эстрадной песни «Дружба». Фестиваль охватывал шесть государств: СССР, Польшу, Венгрию, ГДР, Чехословакию и Болгарию. На каждом этапе конкурсанты должны были исполнять песню на языке принимающей страны. Тамара Миансарова тщательно изучала интонации, произношение нового языка, добиваясь максимально аутентичного звучания. В итоге представительница СССР одержала победу в четырех из шести этапов.

Тамара Миансарова, Гелена Великанова, Мирей Матье, Майя Кристалинская (справа налево). Гастроли Мирей Матье в Москве, 1967 год.

Середина и конец 60-х - пик популярности Тамары Миансаровой. Без нее не проходит ни один «Голубой огонек», ни одна «Песня года», ее репертуар знает не только весь Советский Союз, но и множество слушателей из стран соцлагеря. С гастролями певица побывала даже в Бирме, Камбодже и Лаосе, где была удостоена правительственных наград. 

В это время советская эстрада пестрела множеством других ярких артистов, но Миансарова всегда была словно сама по себе, единственная в своем роде. Она обогатила советскую эстраду зарубежными песнями, которые пела в переводе на русский язык: «Летка-Енка», «Бабушка, научи танцевать чарльстон», «Фиалки», «Я не красавица» и многие другие композиции на многие годы стали хитами. В этот период она активно сотрудничала с начинающим тогда поэтом-песенником Леонидом Дербеневым.

Одной из первых Миансарова ушла от традиционного статичного исполнения песен, когда единственным инструментом выступающего был голос. Тамара Миансарова включила в свой сценический арсенал мимику, жесты, свободное движение, шутливые и передразнивающие интонации, смех. Она не просто пела – она играла песню как мини-спектакль. И всё это получалось у нее удивительно просто, чисто, искренне и светло. Что бы она ни исполняла – веселого «Черного кота» или пронзительно-лиричные «Глаза на песке», она неизменно дарила слушателю ощущение легкости, нежности. Во многом музыкальное настроение «оттепельной» эпохи – светлое, беззаботное, лиричное – создавалось именно песнями Миансаровой, которые и сегодня остаются классикой советской эстрады.

 

«Гибкий, богатый разнообразной нюансировкой, широкий по своему диапазону голос Тамары Миансаровой передает самые тонкие, самые сложные чувства. Артистка все исполняет одинаково талантливо, эмоционально, взволнованно, находя для каждой из песен свои оригинальные интонации и краски, яркие решения. Искренность и непосредственность – одна из ярких особенностей исполнительской манеры Тамары Миансаровой».

Газета «Звезда», 21 июня 1965 года

 

«На сцену выходит худенькая, невысокого роста женщина, и вот мы уже в плену ее красивого голоса. Она поет о солнце, о жизни, о любви. Гневные и задушевные, веселые и шуточные песни в исполнении Тамары Миансаровой никого не оставляют равнодушным. Ей присуща сугубо индивидуальная исполнительская манера. Каждая песня – это маленький спектакль со своей режиссурой, мизансценой, пластикой, интонацией, штрихами, нюансами».

«Пресса Украины», Харьков, 14 февраля 1973 года

 

Оглушительная популярность певицы, тем не менее, не смогла спасти ее от травли со стороны влиятельных недоброжелателей из руководящих органов. Существует несколько версий, кто и почему вдруг дал распоряжение убрать Миансарову со сцены: то ли чиновники минкульта, то ли работники «Москонцерта». Но в конце 60-х ей запретили давать концерты, выступать на радио, размагничивали уже записанные пластинки. Ожидаемое и обещанное звание народной артистки СССР она тоже не получила. К этому моменту у нее за плечами уже было два неудавшихся брака, подрастающего сына Андрея воспитывала бабушка – и певица остро чувствовала необходимость перемен. Понимая, что в Москве ей фактически перекрыли профессиональную деятельность, Миансарова решила сменить столицу на гостеприимный Донецк. 

 

«Московский соловей» в донецких степях

 

Здание донецкой филармонии находится в самом центре города. Скромный консервативный фасад его неизменно пестрит афишами грядущих концертов, которые здесь не отменялись даже в самые «горячие» месяцы. Но если отвлечься от афиш, можно увидеть мемориальную доску, на которой написано, что с 1968 по 1979 годы здесь работала известная советская исполнительница Тамара Миансарова. В биографических статьях этот факт обычно подают сухо, парой предложений. А между тем, и для донецкой филармонии, и для самой Тамары Миансаровой это были очень яркие и плодотворные годы, важный этап как в личной, так и в профессиональной жизни солистки

Донецкая государственная академическая филармония, где Тамара Миансарова проработала 12 лет
Мемориальная доска на фасаде Донецкой филармонии, посвященная Тамаре Миансаровой
Приказ о приеме на работу в Донецкую филармонию. Из архива Донецкой государственной академической филармонии

Появлением Миансаровой в донецкой филармонии шахтерский край обязан первому секретарю обкома партии Владимиру Дегтяреву – человеку, которого и по сей день помнят и уважают в Донецке, и бывшему в то время директору филармонии Алексею Омельченко. Когда певица была с гастролями в Донецке, они, зная о ее конфликте с «Москонцертом», предложили ей переехать на Донбасс. Здесь ей были обеспечены и съемки, и радиоэфиры, и концерты, и гастроли по городам. Тамара Миансарова согласилась на это как на кратковременный переезд, совершенно не подозревая, что останется на целых 12 лет.

По признанию самой певицы, именно годы, проведенные в Донецке, были расцветом ее сценической жизни. Да, огромную популярность она, на тот момент уже заслуженная артистка УССР, успела снискать раньше, но впереди еще было море творческих планов, было огромное желание и силы работать. И она работала без устали, неделями гастролировала по городам Союза, записывала песни, совершенствовала свое мастерство. За эти годы она объездила всю огромную страну, побывала на БАМе, на Дальнем Востоке, на Севере. Тамара Миансарова прониклась уважением и теплотой к простым трудовым людям Донбасса, часто выступала в горняцких поселках, в клубах и конторах шахт, отмечая, что здесь чрезвычайно отзывчивая и благодарная публика. В знак солидарности с со своими донецкими слушателями Миансарова даже спускалась в забой шахты им. Калинина, чем заслужила огромное почтение горняков. Она стала первой женщиной – полным кавалером ордена Шахтерской славы и всегда очень гордилась этой наградой.

Надо сказать, что донецкая филармония в те годы была одной из лучших в Советском Союзе. Сюда всегда охотно приезжали с гастролями именитые звезды, в одно время с Миансаровой тут работали выдающийся тенор Валерий Ободзинский, талантливый вокальный квартет «Четыре Ю». Певица отмечала высокий уровень донецких музыкантов, в частности симфонического оркестра. Коллектив филармонии, в свою очередь, относился с большой любовью и уважением к своей знаменитой коллеге. Из-за плотного гастрольного графика она бывала тут нечасто, но каждое ее появление сопровождалось оживлением и радостью. Донецкие работники культуры запомнили ее как веселую, коммуникабельную, интеллигентную женщину, с некоторыми у нее сложились теплые дружеские отношения.

В эти годы был снят музыкальный фильм «Солнечная баллада», составленный из клипов на песни Тамары Миансаровой. Большинство съемок проходило в Донецке – город тогда как раз отметил столетний юбилей. В клипах запечатлены и центральная улица Артема, и стадион «Шахтер», и набережная реки Кальмиус. Остальные видео были сняты в Святогорске и на побережье Азовского моря. 

Тамара Миансарова выступает на донецком стадионе. Из архива Донецкой государственной академической филармонии

Решение об увольнении из донецкой филармонии Тамара Миансарова приняла в 1979 году. К этому времени ее дочери Екатерине, которая родилась в третьем браке с артистом Игорем Хлебниковым, пора было идти в первый класс, и Тамара хотела отправить ее в столичную школу. Москва все же оставалась ее любимым городом. Кроме того, хронические проблемы со здоровьем требовали сменить место жительства. В архиве филармонии до сих пор хранится написанное от руки заявление Миансаровой об увольнении, датированное 24 апреля 1979 года.

 

 

 

 

Конечно, сотрудничество с выдающейся певицей стало для донецкой филармонии важной вехой истории и предметом гордости. В память о Тамаре Миансаровой тут неоднократно проводили концерты ее песен, с 2019 года на фасаде здания размещена мемориальная доска. Большую работу по сохранению архивных материалов, связанных с пребыванием Миансаровой в Донецке, ведет музей истории филармонии (к сожалению, многое было утрачено с началом конфликта в Донбассе). Местные жители благодарны певице за то, что долгие годы она была голосом шахтерского края, сумела понять и полюбить его строгий, суровый характер.

 

С музыкой до конца

 

Москва не сразу приняла Тамару Миансарову. Несколько лет она с переменным успехом пыталась восстановить полноценную гастрольную деятельность и даже обращалась за помощью к Иосифу Кобзону. К счастью для певицы, страна переживала стремительные перемены, и к концу 80-х двери всех московских концертных залов и студий звукозаписи вновь открылись для нее. Былых аншлагов ее концерты уже не собирали, но, тем не менее, она все еще была популярна и любима советскими слушателями.

С 1988 по 1996 год Тамара Миансарова преподавала вокал в ГИТИСе, где когда-то начинался ее профессиональный путь. Среди ее учеников – певица Алика Смехова, Лариса Гордьера, Лада Марис, Максим Сытник. Их успехами она всегда очень гордилась.

Развал Советского Союза и 90-е годы стали для Тамары Миансаровой таким же испытанием, как и для абсолютного большинства ее соотечественников. В какой-то период, вспоминала певица, ей даже пришлось распороть свою единственную норковую шубу и шить из нее шапки на продажу, чтобы как-то держаться на плаву. К слову, шить, вязать и вообще рукодельничать Тамара Григорьевна умела и любила всю жизнь. Многие свои сценические наряды она придумывала и шила сама. Позже, в 2007 году, на выставке «Блошиный рынок» ее яркие концертные платья будут представлены отдельной коллекцией.

Однако, кроме трудностей 90-е годы принесли певице и несколько радостных событий. В 1994 году она отправилась на гастроли в Америку по приглашению известного ведущего Олега Фриша – эта поездка очень взбодрила ее. А в 1996 году Тамара Миансарова получила, пожалуй, самую важную для нее награду – звание народной артистки России. К этому признанию она шла всю жизнь. 

В 2004 году на площади возле концертного зала «Россия» будет заложена именная плита-звезда в честь эстрадной исполнительницы Тамары Миансаровой за выдающийся вклад в отечественную культуру. В 2005 здесь пройдет большой юбилейный концерт певицы. В этот период Миансарова нередко появлялась на экране, выступая в программах, посвященных ретро-музыке, на ток-шоу, пела свои песни в дуэте с современными артистами. Страна все еще помнила и любила ее и вместе с ней ностальгировала по солнечным шестидесятым.

Тамара Миансарова на концерте. Из архива Донецкой государственной академической филармонии
Тамара Миансарова с артистом Владимиром Трошиным, 2003 год

«Уровень современной эстрады совсем другой. Я замечаю, как часто не хватает исполнителям вкуса, голоса, такой необходимой музыканту музыкальности. Нашему поколению повезло и с поэтами, и с композиторами. У нынешнего времени – другой камертон».

Из книги Тамары Миансаровой «И в жизни, и на сцене»

 

В 2000-х годах Тамара Миансарова попробовала себя в роли мемуаристки – так появилась ее автобиография «И в жизни, и на сцене», где певица подробно рассказывает о себе и о целой эпохе. Красной нитью через все повествование проходит мысль о спасительной силе музыки, которая неизменно вдохновляла, вела и утешала певицу.

Последние годы народная артистка жила очень скромно, тяжело переносила конфликты с сыном Андреем, судьба младшей дочери Кати тоже складывалась трагично. К счастью, все это время рядом с Тамарой Григорьевной был ее четвертый супруг, скрипач Марк Фельдман, ставший ей большим другом и поддержкой.

В июле 2017 года, на 87-ом году жизни, Тамара Миансарова скончалась в московской больнице после долгой болезни. Народную артистку похоронили на Троекуровском кладбище. На ее могиле сооружен памятник: улыбчивая юная девушка в летнем платье, над головой которой сияет солнце. Действительно, именно такой ее запомнили и полюбили миллионы людей – хрупкой, тонкой, звенящей и неунывающей. За этой легкостью скрывалось и тяжелое детство, и подточенное войной здоровье, и упорный труд, и многочисленные сердечные раны, разочарования и предательства. Всё это Тамара Миансарова оставляла в тени, а для зрителя у нее были только свет, улыбка и песня. И всё ее большое музыкальное наследие – а это более 400 песен на разных языках – это гимн жизни и солнцу, искреннее признание в любви огромному, сложному и прекрасному миру.

Памятник Тамаре Миансаровой на ее могиле, Троекуровское кладбище