Зампред правительства Приморья разъяснила проблемы в отрасли энергетики и ЖКХ

24 ноября 23:27
Фото: пресс-служба правительства Приморья
Елена Пархоменко
Энергетический ликбез от Елены Пархоменко поможет разобраться в вопросах тарифообразования и субсидирования в жизнеобеспечивающей сфере

— Елена Александровна, с 1 декабря повышаются тарифы на услуги ЖКХ. Конечно, потребителей волнует — какими будут эти повышенные тарифы и не следует ли ждать очередного повышения уже через несколько месяцев?

— Начнём с того, что это не «повышенные» тарифы, а годовой период ценообразования. Так было всегда: только обычно это происходило в июле, а в нынешнем году было принято решение на уровне правительства РФ перенести период тарифного регулирования с 1 июля 2023 года на 1 декабря 2022 года. Соответственно, 1 июля следующего года изменения тарифов не будет в силу того, что нынешний перенос был регламентирован правительственным актом.

— Нынешнее повышение распространяется на все тарифы?

— На самом деле, тарифы поднимаются не у всех. У некоторых организаций они даже «упадут» — это касается тех, кто не подтвердит расходы, заложенные в их нынешнем тарифе. Орган регулирования должен оценивать все расходы, которые понесла та или иная организация за 2021 год. 2022-й год ещё не завершился, и мы его не можем анализировать, это федеральная методика: все расчёты ведутся на основании отчётов организаций за предыдущий полный год. Отмечу: мы тоже особо не были готовы к тому, что придётся всех «регулировать» в декабре, ведь это сотни организаций: все организации, осуществляющие теплоснабжение, водоснабжение, электроснабжение и обращение ТКО — и все тарифы должны быть рассчитаны и отрегулированы до 29 ноября. Поэтому все организации в срочном порядке собирают документы, подтверждающие расходование средств.

— Что учитывается при формировании тарифа?

— Тариф — это калькуляция затрат, фактически понесённых организацией в пересчёте на единицу услуги. Такие единицы — киловатт-часы, гигакалории или кубометры воды, кубометры ТКО. Организация должна предъявить все свои расходы, под каждую статью затрат предоставить подтверждающие документы и обоснования. Объективен, конечно, рост фонда оплаты труда — может быть, это и небольшие проценты, но они тянут за собой рост налоговых отчислений. И, конечно, рост даёт топливная составляющая. Буквально на днях у нас проходило совещание с представителями угледобывающих компаний, где прозвучало: цены на уголь повышаются в силу того, что повышаются цены на услуги железной дороги — а они регулируются не в регионах.

— И всё-таки, рост не превысит 9%?

— Да, у нас есть чёткий регулятор: правительство Российской Федерации утверждает максимальный размер роста платы  граждан за коммунальные услуги для каждого региона. Для Приморского края в данном случае на 2023 год это 9% в сравнении с предыдущим годом.  Мы обязаны соблюдать это правило, с учётом индекса потребительских цен. Несмотря на то, что именно в 2022 году наблюдался значительный рост затрат организаций на производство тех или иных коммунальных услуг, это не может быть учтено при нынешнем формировании тарифов. Данные 2022 года будут учитываться лишь в 2023 году при расчёте тарифов на 2024 год. Так работает методика ценообразования.

— Наверняка, ресурсоснабжающие организации не меньше потребителей встревожены изменением тарифов, но не потому, что они вырастут, а потому, что вырастут недостаточно…

— Да, конечно, многие нервничают. И, конечно, в тарифе должны быть учтены затраты на ремонты и модернизацию сетей и оборудования — без чего не обойтись. Но нередко бывает так, что организация заранее закладывает в тариф гораздо больший объем ремонтных работ, чем выполняет по факту. И, по идее, орган тарифного регулирования должен вычитать невыполненные ремонты из тарифа на будущий год. Кроме того, есть отдельная статья расходов на  инвестиционную программу предприятия, предполагающая не просто ремонт, а строительство или реконструкцию — то есть, больший масштаб действий. Если инвестпрограмма не выполняется — это тоже должно влиять в дальнейшем на уменьшение тарифа. Поэтому у многих организаций рост затрат на топливо будет сбалансирован тем, что они недовыполнили в 2021 году, например, программу ремонта. Ведь потребитель за это уже заплатил! Значит, мы должны «отминусовать» из нового тарифа деньги, заплаченные за невыполненные работы.

— Наверное, стоит ещё отметить, что тариф и плата граждан — это немного разные понятия?

— Совершенно верно. В расчёте платы учитывается ещё и норматив. Кроме того, население должно быть защищено от резкого роста платы. Достичь этого помогает так называемая методика сглаживания либо субсидии из краевого бюджета. Мы пытаемся применять одновременно оба эти механизма. То есть, даже если калькуляция организации показывает рост затрат 20%, мы никогда не повысим тариф на эту величину. То, что не помещается в установленный законом предел — мы уже сказали, что это 9% —  будет перенесено на следующий год. В основном это касается дорогих коммунальных услуг — например, теплоснабжения, которое дорожает ежегодно из-за роста цен на топливо. Но население платит по льготному тарифу на территории всего Приморского края, и тут не имеет значение, какая организация предоставляет эту услугу.

— Расскажите немного подробнее, как работает механизм компенсации ресурсникам.

— Организация — Примтеплоэнерго или любая другая теплоснабжающая компания — ежемесячно предъявляет в министерство жилищно-коммунального хозяйства Приморского края объемы предоставленных жителям услуг. Так как тариф на услугу теплоснабжения больше льготного тарифа, установленного законом, энергетики получают компенсацию из бюджета края. Ежегодно край выделяет на такие компенсации 5-5,5 млрд рублей для теплоснабжающих организаций. Но получают компенсацию не только они: около 400 млн край выделяет на компенсации за вывоз ТКО, а есть ещё компенсации льготного тарифа на электроэнергию для жителей территорий с децентрализованным электроснабжением, которые  составляют ежегодно 400 млн рублей. Речь идёт о территориях с дизельными электростанциями — Тернейский район, часть Красноармейского, Дальнереченского районов, остров Попова… Фактическая стоимость киловатт-часа там доходит 25-70 рублей, а население платит по 3,44 рубля. Разницу компенсирует бюджет.

— А что вы скажете о механизме альткотельной и его перспективах в Приморье?

— Механизм альткотельной для нас совсем новый и в Приморье ещё не применялся. Он предполагает расчёт тарифа исходя из некого «эталона» — себестоимости средней котельной, работающей на одном из трёх видов топлива: угле, мазуте или газе.  В этом методе эталонных расчётов есть свои плюсы и минусы. Минусы — в том, что не учитываются особенности конкретной организации: специфика налогообложения, износ оборудования, уровень оплаты труда и многое другое. Плюсы же в том, что наличие эталона должно заставлять организации подтягиваться к нему. Образовавшаяся экономия непременно должна быть направлена на модернизацию объекта и развитие. Однако, несмотря на то, что метод альткотельной рекомендован Минэнерго, регионы вправе самостоятельно выбирать путь, по которому идти. Мы рассматривали возможность применения такого метода и продолжаем прорабатывать этот вопрос с компанией ДГК. Думаю, наш регион готов к применению метода альткотельной.

60-70% себестоимости производства тепловой энергии — это затраты на топливо. В Приморском крае принят закон, который предписывает компенсировать разницу фактических затрат на топливо и цифры, заложенной на это в тарифе. Это касается всех организаций, осуществляющих теплоснабжение населения, с важным уточнением — все процедуры закупки должны быть проведены законно, на конкурсной основе.

— Во Владивостоке второй год подряд отопительный сезон проходит с серьёзными авариями, которые оставляют целые районы без тепла и света, в чём горожане привыкли винить мэрию. Насколько это справедливо?

— Плачевная ситуация с сетями наблюдается не только во Владивостоке, а во многих городах Приморского края, да и в других регионах. Не зря на уровне правительства было принято решение — каждому региону поручили подготовить программу замены тепловых сетей, их реконструкции и капитального ремонта. Мы подготовили такую программу, включив туда не только тепловые сети, но и строительство новых очистных сооружений по всему краю, и многое другое. Общая стоимость всей программы — 200 млрд рублей, а непосредственно ремонт теплосетей предполагает гораздо больше 100 млрд рублей. Только во Владивостоке, чтобы заметно улучшить общую картину,  понадобится минимум 20 млрд рублей. А ведь аналогичных мероприятий требуют и Находка, и Спасск, и Арсеньев.

— 200 миллиардов — гигантская цифра. Ну, а если говорить о более конкретных планах ремонта сетей на ближайшие годы — что-то будет?

— На 2023-24 год мы подготовили и направили в Минстрой перечень работ на сетях  на 1 млрд 729 млн  рублей. Эти деньги краю с большой вероятностью выделят. Работы развернутся в 12 муниципалитетах, где ситуация с теплосетями наихудшая: это Владивосток, Арсеньев, Большой Камень, Находка, Партизанск, Дальнереченск, Дальнегорск, Лесозаводск, Красноармейский, Пожарский, Михайловский и Черниговский районы. Отмечу, что уже в этом году на ремонт теплосетей Владивостока из краевого бюджета при поддержке Фонда содействия реформированию ЖКХ мы направили 1 млрд 800 млн рублей. Это огромный объём средств, какого администрация Владивостока не получала никогда ранее. Сейчас идёт проектирование, масштабные работы начнутся летом 2023 года. Разумеется, ВПЭС будет привлекать разных подрядчиков.

— Помимо ремонтов планируется ли строительство каких-либо новых объектов энергетики?

— Планируется строительство новой газовой электростанции в Артёме, она должна заменить Артёмовскую ТЭЦ, построенную в 1936 году. В плане сроком ввода её в эксплуатацию значится 2026 год, это проект РусГидро. Кроме того, у нас в планах большой проект по газификации Находки, которая сейчас  тратит за отопительный сезон до 70 тысяч тонн мазута. Если уж магистральная газовая труба придёт на НЗМУ, то газом можно будет воспользоваться и для нужд города. В Находке задумано строительство новых газовых котельных и перевод на газ существующих —  это благотворно повлияет и на экономику, и на экологию города.

— То есть, можно сказать, что будущее приморской энергетики лежит в области газификации?

— Однозначно. Уже в декабре этого года у нас вводятся в эксплуатацию две газовых котельных — в Фокино и посёлке Новом. Это концессионные объекты: концессионер взял старые котельные, работавшие на мазуте — и перевёл их на газ. Глобальная газификация продолжается в Уссурийске — 8 котельных там уже работают на природном газе. Газификация пришла в Приморье достаточно поздно, но теперь мы постепенно намерены переводить на газ все объекты, которые сейчас доставляют очень много хлопот с поставками топлива из-за Урала — у нас и мазут, и уголь в основном привозные. Есть угольные разрезы и в Приморье — и вот как раз рядом с ними, в посёлках Смоляниново и Липовцы в ближайшие годы будут построены две новые котельные, работающие на угле — но более современные, с новыми технологиями сжигания, которые минимизируют количество вредных выбросов в атмосферу.