Posted 7 февраля, 12:54

Published 7 февраля, 12:54

Modified 7 февраля, 12:59

Updated 7 февраля, 12:59

За деньги — да: кто платит иноагентам и недовольным в Приморье?

За деньги — да: кто платит иноагентам и недовольным в Приморье?

7 февраля 2024, 12:54
Фото: Изображение Midjourney
В приморской медиа-среде достаточно живо обсуждается вопрос о деньгах блогеров, которые не поддерживают Россию, но отлично на ней зарабатывают. Похоже, что патриотически настроенные журналисты твердо намерены поставить точку в гонорарах «медиа-релокантов».

Она хотела бы жить на Манхеттене

На этот счет военный обозреватель Алексей Суконкин высказался достаточно четко — рекламодатель должен смотреть, кого он кормит. И если с официальными СМИ, все более-менее прозрачно, то вот в блогосфере Приморья царит полная неразбериха. В регионе, например, одно из самых больших региональных сообществ курирует иноагент и это не смущает сто пятьдесят бизнесменов, на постоянной основе покупающих у него рекламу. Все экспертное сообщество сходится на мнении, что это настоящий абсурд. В исторической аналогии это выглядело бы как реклама тульских самоваров в полевой немецкой газете.

«Есть и такие, которые ведут информационную войну против своего народа исключительно на личных мотивах, а точнее, прибыли, извлекаемой из этой борьбы. За примерами ходить далеко не надо: известный в узких кругах приморский журналист Даниил Губарев, дважды признанный иноагентом. Находясь за рубежом, а чаще в Сингапуре, он администрирует свои каналы NEWS.VL, где не только освещает общественную жизнь Приморья, но и периодически явно демонстрирует своё негативное отношение к действующей власти, публично высмеивая и глумясь над проводимой Россией специальной военной операцией на Украине. То есть, человек, находящийся за рубежом, за пределами досягаемости российского Закона, формирует негативный контент в отношении русского солдата, и при этом спокойно собирает деньги с размещения рекламы на Родине, которую он так ненавидит, а рекламодатели, в основном приморские предприниматели (список состоит из более чем двухсот заказчиков), обеспечивают этому иноагенту безбедное существование и возможность продолжать дискредитировать вооружённые силы и государственную власть России», — пишет Алексей Суконкин.

Он же добавляет, что нет никаких гарантий, что «условный Губарев», укрывшись где-то глубоко на Западе, не начнет переводить деньги на нужды украинской армии, сделав таким образом спонсором террора Донбасса и обстрела мирных жителей не только себя, но и полторы сотни приморских предпринимателей.

Журналист «Восток-Медиа» обзвонил несколько компаний, которые размещали свою рекламу в ресурсах иноагента и напрямую спросил — знают ли они о статусе своего рекламного контрагента. Ответ был четкий и молниеносный — полный отказ от сотрудничества с недружественным стране субъектом. Некоторые из них, на условиях анонимности, отметили, что размещали рекламу «пакетами» по всей площади медиа-пространства региона и не могли отследить одну, две позиции, с сомнительным происхождением. Они также добавили, что и подумать не могли, что действующий иноагент будет зарабатывать в России, так как этот статус по умолчанию подразумевает какие-то достаточно серьезные финансовые ограничения.

Впрочем, далеко не каждый из тех, кто предпринимает попытки «ковырнуть» пальцем стабильность и спокойствие в регионе сегодня находится в прицеле у Минюста, некоторые из них работают над «бурлением» народного недовольства на местах, но денег из-за рубежа не получили, а значит формально и иноагентами не считаются.

Но он просто диджей на радио

Так, например, приморская оппозиция выступила против строительства предприятия в Тихвинском лесу. Небольшого цеха, который будет шить бронежилеты для бойцов. Оппозиция не выступила против помощи бойцам открыто, а подменила понятия — «мы против вырубки леса» вместо «мы против помощи приморским бойцам». Возможно, они всерьез считают, что в данном случае первое не имеет отношения ко второму, однако эмоциональная логика интернет-пабликов не работает в промышленном пространстве. Если в городе Владивостоке инвестор-промышленник не нашел подходящего помещения и намерен построить целое предприятие с ноля, неся сопутствующие убытки, это значит, что подходящего помещения под его нужды просто нет. И можно быть уверенным в том, что он искал как следует, но оппозиционные мыслители по большей части далеки от экономических расчётов, им больше нравится думать, что предприниматель хочет принципиально поставить производство в лесу и вырубить деревья только потому, что он злодей.

Естественно, протестная активность против застройки леса подняла охваты известного среди «любителей раскачивать лодку» паблика, а за охватами вереницей потянулся рекламодатель. Лес в этой истории сыграл роль топлива для машины, которая превращает народное недовольство в чистое золото. В свою очередь инвестор оценивает все риски перед открытием производства и наличие на территории «сумасшедшего проповедника», это одна из галочек на поле с отрицательными качествами проекта. Кстати, вопрос с лесом решился, как и все другие, без прямого участия оппозиции — стороны пришли к взаимным договоренностям.

Стоит отметить, что «оппозиционный демарш» в медиа-поле имеет очевидные, далеко идущие последствия — отваживая инвестора от проекта с помощью «темной магии политтехнологий», лихо жонглируя яростью местных жителей, «кукловод» погружает вверенную ему территорию в дремучее Средневековье. Получается такой эффект ядерного взрыва на отдельно взятом участке — пока вокруг будет кипеть жизнь, один район будет «фонить» десятилетиями и чахнуть. За примерами далеко ходить не нужно, в начале нулевых многие политики в регионах ДФО заходили на выборы без программы, но с лозунгами, абсолютное большинство из которых строилось по схеме «москвичи хотят забрать у нас (воздух/воду/землю — нужное подчеркнуть)». Схема оказалась настолько успешной, что инвесторы до сих пор расценивают отдельные территории Дальнего Востока, как дикие пустоши, населенные варварами, которые в любой момент могут «вспениться» по щелчку пальцев местного барина и «помножить на ноль» все уже затраченные на планирование проекта капиталы.

Отсюда растут ноги у заявлений военных аналитиков, что сегодня, когда страна объединилась для борьбы за само свое существование — любые призывы и попытки будоражить людей проблемами далекими от военных действий и распылять усилия, могут исходить только от «пятой колонны». Не стоит забывать, что общественные несанкционированные акции, митинги и пикеты очень часто проходят с подачи экологических фондов, очень многие из которых сегодня признаны иноагентами, что уже само по себе показательно. Деды победили нацизм с лозунгом — «все для фронта, все для Победы» и сегодня должно быть так.

Отдельно стоит отметить приморских оппозиционных медиа-деятелей, в частности, Геннадия Шульгу. Он, конечно, пока не признан иноагентом, но свое отношение к борьбе нации с врагом не раз выражал, прямо или косвенно. Впрочем, опыт лежания на полу с голым торсом в собственной квартире, полученный им три года назад, когда он активно освещал несогласованный митинг, по нашему мнению, пока отвращает его от полноценной активности.

Патриотическая общественность требует от властей того же отношения к оппозиционным блогерам, которое получают «отмененные» артисты. «Изволишь кормиться в русской избе — последи за помелом». Границы на выезд, в целом, открыты. Но если артистам для хлебного заработка нужны концертные площадки, то «ньюсвээлам» и всяким разным прочим «ньюсбоксам» в этом отношении попроще, интернет един и, пока что, неделим, и есть ещё возможность получать деньги за рекламу малого бизнеса, многие представители которого попросту бездумно спускают деньги на эти ресурсы. Журналисты «Восток — Медиа» приложили немало усилий чтобы проследить рекламодателей Шульги, Губарева и других оппозиционных блогеров. Что из этого вышло, читайте в следующем материале.