«Два года претензий не принимаем!»: подведены итоги работы «Владивостокской крепости»

«Два года претензий не принимаем!»: подведены итоги работы «Владивостокской крепости»

«Два года претензий не принимаем!»: подведены итоги работы «Владивостокской крепости»

21 августа 2020, 14:17
Город
Фото: Медиахолдинг1Mi
Ровно год исполнился с тех пор, как был создан государственный музей-заповедник «Владивостокская крепость». Что сделано за год? Об этом на пресс-конференции рассказал директор музея-заповедника Виктор Шалай.

«Весь этот год мы погружались в пучину административно-бюрократической реальности и даже научились в ней плавать и чувствовать себя уверенно», — сказал Виктор Шалай.

По словам директора музея-заповедника, главная задача «Владивостокской крепости» заключается в том, чтобы, во-первых, музеефицировать то, что уже признано памятником, и, во-вторых, спасать то, что еще не признано.

Владивостокская крепость стала памятником не так давно, только в 90-е годы прошлого века. В советское время крепость как бы и была, но ее как бы и не было. Почти все сооружения были отнесены к ведомству Минобороны. В 90-е и после крепость частично остается у Минобороны, частично ее объекты значились как собственность Российской Федерации, но не имели ни хозяина, ни правового статуса.

И тут появляется музей-заповедник, задача которого — собрать все объекты под одно крыло, определить границы музея-заповедника, вести на этой территории деятельность просветительскую, обустроить рекреационные зоны — где есть всяческие удобства немаловажные: охрана, санитарные зоны.

Виктор Шалай подчеркнул: трудно переоценить усилия тех энтузиастов, которые десятилетиями, до возникновения музея-заповедника, в меру сил следили за состоянием объектов крепости, старались охранять, что-то спасали. Но при этом откровенно заявил: официальными властями — до появления поручения президента — в отношении крепости Владивосток ни одного цивилизованного действия властями не было предпринято.

«Поручение президента об организации музея-заповедника — единственное и лучшее, что могло произойти с крепостью. Но мы живем в очень бюрократическом государстве, и огромный массив имущества даже по поручению президента не может вот так, на раз, перейти от одного собственника к другому. Мы ведем огромную работу по достижению договоренностей, нахождению общего языка», — отметил Шалай.

Виктор Шалай подчеркнул, что у Минобороны есть несколько объектов крепости — например, форт № 2, самый большой и просто уникальный, — откуда они просто не уйдут.

«Они так и сказали — это вопрос обеспечения государственной безопасности. Там стоит воинская часть и никто ее не уберет. Соответственно, музей-заповедник должен под все это подстраиваться, учитывать эти реалии и интересы других субъектов. Кроме Минобороны, мы ведем диалог с казной Российской Федерации, которой принадлежит огромное количество разной прекрасной мелочи: капониры, полукапониры, элементы объектов фортов, редутов, и все они висят без хозяина. А еще — с администрацией Владивостока, у которой есть несколько десятков объектов со сформированными земельными участками, и министерством культуры в лице агентства по управлению и использованию объектов истории и культуры», — говорит Виктор Шалай.

В первый год работы музея-заповедника его сотрудники — большой нормативно-правовой отдел, который, по словам Виктора Шалая, занят ежеминутно, разбирались в том, какие объекты у кого в собственности и каким статусом они наделены. Оказалось, что в реестре Росимущества множество объектов крепости просто значатся, а фактически — не имеют юридического адреса, границ территории, кадастрового участка. То есть официальных оснований считать их памятниками истории и культуры просто нет.

«Музей-заповедник — это во вторую и третью очередь структура, которая будет вести экскурсии, стричь газоны и делать проекты реставрации. В первую же очередь, на этом историческом этапе мы должны ликвидировать все пробелы, заполнить все нормативные лакуны. У всех объектов, про которые я только что говорил, должен появиться адрес, описание, статус, границы территории и так далее», — заявил Виктор Шалай и подчеркнул: «Поэтому любые упреки в адрес музея-заповедника мы не будем принимать еще года два точно. Первый год нашего существования — это бесконечная переписка с властью, суды, проверки, экспертизы».

Большая часть жителей Владивостока даже не представляет, что Владивостокская крепость как имущественный комплекс по масштабам больше, чем Кронштадт, больше, чем любой объект, построенный когда-либо на этой планете для обороны… Создание музея-заповедника — это задачка Владивостоку на вырост. Нам предстоит сформировать новую реальность, такую, в которой любому жителю города — от мамы с малышом до человека на инвалидной коляске — будет удобно приехать на форт № 1, № 11 или 9 и так далее и провести там время.

Главный же итог работы музея-заповедника за год — с нормативно-правовой точки зрения — таков: в его состав включены форт Поспелова, Новосильцевская батарея, форты № 1, 11 и 12, Пороховой погреб № 13, Береговой противодесантный капонир № 7, Береговая батарея № XVII (Великокняжеская). Сейчас облагораживаются территории, на некоторых объектах — например, на форте Поспелова уже проходят экскурсии, большие события — такие, например, как «Музыкальный пикник» в прошлом году, напомнил Виктор Шалай. Кроме того, активно комплектуются фонды музея-заповедника, собираются артефакты, которые составят костяк будущих коллекций.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter