Выбор Патриарха уже сделан

Выбор Патриарха уже сделан

23 января 2009, 15:11
Культура
Документов, обличающих кого-либо из высшего церковного руководства в сотрудничестве со спецслужбами, обнаружить не удалось

ВЛАДИВОСТОК. 23 января. ВОСТОК-МЕДИА - Кандидатуры возможного нового Патриарха Русской Православной Церкви начали обсуждаться несколько лет тому назад, когда у ныне почившего Алексия II начались проблемы со здоровьем. Причём если в церковных общинах молились о даровании здравия Предстоятелю Церкви, то жёлтая пресса в весьма недоброжелательном тоне на все лады обсуждала несуществующую борьбу за патриарший престол.
Остались себе верными недоброжелатели и после смерти Алексия II — на фоне многочисленных соболезнований, поступающих в нашу страну со всего мира, в Интернете развязалась настоящая информационная вакханалия по поводу и усопшего, и его возможных преемников. Казалось бы, какое дело людям неверующим до внутренних церковных дел, ан нет, словоблудие буквально заполнило Интернет, а сам сайт Московской патриархии подвергся хакерской атаке.
В основном интернетовские анонимщики, которых представитель Московской патриархии протоиерей Всеволод Чаплин назвал «трусами», скрывающимися «под собачьими кличками», инкриминировали усопшему якобы его кэгэбэшное прошлое. На чём же основано это распространённое обвинение, которое с завидным постоянством муссируется по отношению ко многим русским архиереям старшего возраста, пережившим времена советско-коммунистического идеологического пресса?
Несмотря на активное копание комиссии во главе с попом-расстригой Глебом Якуниным в архивах КГБ, документов, обличающих кого-либо из высшего церковного руководства в сотрудничестве со спецслужбами, обнаружить не удалось. Единственное, что выявилось — это отчётные документы сотрудников КГБ, разрабатывавших церковную линию, где указывались присвоенные тем или иным иерархам клички, которые «копатели» тут же объявили агентурными. В 1991 году автору этих строк удалось ознакомиться с одним из таких отчётов, составленным на основании докладной записки священнослужителя (ныне покойного). Речь в записке шла о посещении православной церкви китайской делегацией. Был указан состав делегации, мероприятия, проведённые с иностранцами, краткое содержание здравиц, произнесённых на ужине в честь китайских гостей. Если эту докладную записку, вполне характерную для того времени, считать доносом, то настоящую статью можно вполне назвать донесением резиденту ЦРУ. «Но писали же эти самые записки!», возмущаются рвущиеся вытащить сучок из чужого глаза. Да, писали, а кому это повредило? И что бы изменилось, если отказаться их писать?
Как показывает российский опыт, все гонения и репрессии в нашей стране достигали огромных масштабов не в последнюю очередь от неистребимой чиновничьей привычки прогнуться под начальство. Вот и в эпоху хрущёвского правления, после того как глава государства публично заявил, что недалеко то время, когда по телевидению покажут «последнего советского попа», на местах принялись ретиво исполнять этот царственный наказ. По всей стране началось массовое закрытие и разрушение храмов. Тогдашние архиереи повели себя по-разному: кто-то проявил слабоволие и смирился с неизбежным, а кто-то вступил в жёсткую оппозицию властям. Последних либо переводили в другие епархии, либо отправляли на покой, подбирая на их место более сговорчивых, но в любом случае церкви закрывались. Но были и другие архиереи, которые смогли и с властями не испортить отношения, и храмы защитить. Они были вынуждены в чём-то уступать, снося гнев со стороны своих и клевету от чужих, где-то схитрить, где-то даже слукавить и всё ради того, чтобы сберечь Церковь. И нет ни у кого морального права бросать камни осуждения в тех архиереев, к числу которых относится и ныне покойный патриарх Алексий.
Церковь в Эстонии, которую во времена хрущёвских гонений возглавлял будущий патриарх, пострадала гораздо меньше, чем в других регионах. И всё потому, что молодой епископ Таллинский и Эстонский Алексий нашёл способ её защитить. Взять хотя бы Пюхтицкий монастырь, который уже собирались закрывать и переоборудовать под Дом шахтёров. Епископ Алексий, всячески оттягивая время закрытия, параллельно подготавливал посещение Эстонии различными христианскими иностранными делегациями. А как только такие делегации стали приезжать, то в список посещаемых достопримечательностей включил и Пюхтицкий монастырь. После нескольких таких экскурсий и соответствующих публикаций за рубежом вопрос о закрытии монастыря был автоматически снят с повестки дня. Находил Таллинский епископ аргументы и против закрытия других храмов, причём аргументы такие, что начальствующие партийные боссы жали ему руку в знак благодарности, что предупредил о возможных для них печальных последствиях. Такое мудрое управление, с одной стороны, спасло Православную церковь в Эстонии от разорения, с другой — дало молодому епископу старт для его дальнейшего карьерного роста, до сих пор вызывающего у некоторых смутные подозрения.
В эпоху ломки стереотипов на фоне разрушения империи и становления новой России патриарху Алексию удалось мягко выйти из-под государственного контроля и найти общий язык с новыми правителями, сохранив при этом церковную самостоятельность. Тому, какое место в России сегодня заняла Русская Православная Церковь, мы во многом обязаны Алексию II. Ну а кто достойно продолжит непростое патриаршее служение, будет известно через неделю.
На Архиерейском соборе 25–26 января епископат Русской Церкви тайным голосованием выберет трёх кандидатов, которые будут представлены Поместному собору. Кандидаты будут выбираться из числа архиереев старше 40 лет, имеющих высшее богословское образование и опыт управления епархией. Из более двухсот епископов в этот список включены 145 человек, в том числе и архиепископ Новосибирский и Бердский Тихон. Предположений по поводу того, кто возглавит Русскую Православную Церковь в ближайшие годы, множество. На сегодняшний день часто упоминаются две наиболее вероятные кандидатуры: митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл, нынешний Местоблюститель Патриаршего Престола, и управляющий делами МП, митрополит Калужский и Боровской Климент. Третий из наиболее вероятных кандидатов — митрополит Киевский и всея Украины Владимир, которого украинский епископат поспешил выдвинуть, не дождавшись сороковин со дня смерти Алексия II, фактически заявил о самоотводе, выказав желание остаться на своём посту главы Украинской Церкви.
По большому счёту, на Поместном соборе, несмотря на его многочисленность (711 человек) и представительство от всех слоёв верующих (архиереи, священники, монашествующие и миряне), фактически патриарха будут выбирать архиереи. Оно и понятно: каждый из трёх представителей епархии, которых архиерей возьмёт с собой в Москву, проголосует так же, как и его правящий архиерей.
Но, как справедливо заметил профессор МДА диакон Андрей Кураев, на самом деле избирать Предстоятеля Русской Церкви будет Бог, и «Он уже Свой выбор сделал».
«И кто бы ни был избран — он будет от Бога. Просто он может быть благословением, а может быть наказанием Божиим», — добавил отец диакон. А первый проректор Российского православного университета святого апостола Иоанна Богослова игумен Пётр (Пиголь) заявил: «Любой из претендентов на Патриарший престол не сможет устроить абсолютно всех». А потому, по словам игумена, нужно полностью положиться на Бога и вернуться к древней традиции жребия.
Как пишет газета «Вечерний Новосибирск», правила же голосования на Поместном соборе определит предваряющий его Архиерейский собор, и, скорее всего, он поддержит предложение Священного Синода, выдвинутое на заседании в конце декабря, о всеобщем тайном голосовании. Наверное, это и к лучшему, ведь жребий — это полное и безоговорочное подчинение воле Божией, а вдруг Господь по какой-то Одному Ему ведомой причине решит нас не благословить, а наказать?

Сюжеты:
Россия
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter