Собирательство – дело тонкое, уверен владивостокский коллекционер

Собирательство – дело тонкое, уверен владивостокский коллекционер

31 марта 2008, 13:20
Культура
Он собирает иконы и пивные пробки

ВЛАДИВОСТОК. 31 марта. ВОСТОК-МЕДИА – Коллекционер из Владивостока Александр Савельев уверен: если у вас есть хотя бы две одинаковые вещи – это уже коллекция. Так у него появились: пара швейных машинок «Зингер», два десятка телефонных карточек, несколько десятков дореволюционных икон, пара сотен значков и пара тысяч пивных пробок.
Как сообщает корреспондент «Восток-Медиа», самые «непрактичные» вещи в домашней коллекции Александра – это пробки. Иконы, значки и прочий антиквариат стоят немалых денег. Пробки же, по словам коллекционера, «для души, эдакий отголосок далекого детства и бурной юности». Впрочем, говорит он, легкомысленно к этому занятию относиться все же не стоит.
- Если пробка имеет какую-то историческую ценность, была выпущена маленькой партией или была как-то связана с известной личностью, то ее стоимость возрастает многократно. Коллекционирование чего-то – дело вообще тонкое. Лишь непрофессионал считает, что любая икона стоит дороже пробки или марки. На самом деле это далеко не так. Ценность той или иной вещи зависит, прежде всего, от того, как много у нее аналогов. Например, значок, посвященный перелету Чкалова через Северный полюс, которых во всем мире осталось несколько штук, может стоить дороже, чем иконы, которых десятки тысяч в одной только России. Кроме того, все зависит от того, кому и где вы пытаетесь продать принадлежащий вам раритет. У столичных антикваров одна цена, у владивостокских – иная, как правило, меньше. Дело в том, что, скорее всего, эту вещь повезут перепродавать тем же московским специалистам, то есть фактически наши антиквары выступают в роли посредников.
Кстати, первую свою пробку Александр подобрал в Москве.
- Году в 91-м стоял в очереди у Кремлевской стены, чтобы попасть в Оружейную плату, - вспоминает коллекционер. - Рядом был один из въездов в Кремль: в это время у его ворот стоял посольский «мерседес». Пассажир пил пиво, видимо, прямо из бутылки и пробку выбросил в окно. Я ее и подобрал.
Дальше коллекция пополнялась в основном за счет подарков – многие друзья детства стали моряками, они-то и привозили Александру из разных экзотических стран пробки. Кстати, сам он пива не пьет – содержимое бутылки отдает бродягам или просто выливает. Кроме того, Александр придерживается строгого правила – не собирать пробки со столов баров и не рыться в мусорных баках. Свою жизнь Александр уже не мыслит без собирательства. Настолько прочно эта страсть укоренилась в нем. Хотя своим друзьям он все же не советует брать с него пример. Уж слишком хлопотное и беспокойное это занятие – коллекционирование.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter