«Новая газета»: Почему квартира в Европе стоит дешевле, чем в России?

«Новая газета»: Почему квартира в Европе стоит дешевле, чем в России?

7 октября 2008, 13:48
Экономика
Мир номенклатурного псевдорынка будет разрушен до основанья – не пролетариатом, а тяжестью собственной жадности и жажды власти

ВЛАДИВОСТОК. 7 октября. ВОСТОК-МЕДИА - В рекламных рассылках по электронной почте стали все чаще появляться предложения к россиянам купить себе недвижимость во всем мире. Как ни странно, они вполне реальны. Например: «Квартиры в Москве стоят от З500 евро/кв. м. Квартиры в Германии – от 500 евро/кв. м. В Германии – ДЕШЕВЛЕ в 7 раз!».
Это – правда. Хотя уровень жизни подавляющего большинства россиян значительно ниже уровня жизни в Германии.
Или такое предложение купить недвижимость на Кипре: «Продаются квартиры в клубном поселке на 1-й линии моря, свой песчаный пляж. 2-комнатные, прямой вид на море, в полной отделке! Прямая продажа от застройщика: Квартиры 90 кв. м с участком – 97 тыс долларов.Пентхаусы 132 кв. м (закрытая площадь 82 м) – 119 тыс долларов. Комплекс построен, живут люди.
БЕСПЛАТНО:
– кухонный гарнитур;
– холодильник;
– стиральная машина;
– плита, вытяжка.
Стадия строительства: завершена чистовая отделка. При покупке вы выбираете цвета встроенной мебели и кухонного гарнитура, отделка «под ключ» занимает примерно полтора месяца. В цену входит вся сантехника, электрика, полностью готовый санузел с гарнитуром, раковиной, душевой кабиной и унитазом, встроенные шкафы во всех спальнях и прихожей, кухня с навесными шкафчиками и встроенной техникой».
Нет, это не утопия: квадратный метр обихоженного пентхауса на средиземноморском курорте стоит дешевле метра старенькой «брежневки» в Воронеже. Хотя уровень жизни… Ну, не будем о гнусном.
В чем же секрет этой фантастики? В пирамиде. Все дело в том, что самый ценный в жизни большинства россиян товар перестал быть таковым. Если вспомнить Маркса, то можно смело констатировать: никакой меры общественно-необходимого труда в цене жилья в нашей стране сегодня нет! Товар этот недоступен абсолютному большинству нуждающихся в нем.
Однако спрос на него остается высоким, и обеспечивает его, в отсутствие мифического «среднего класса», прослойка самых богатых. Но только используют они этот товар не по его прямому назначению, а в качестве финансового инструмента: как банковский вклад под высокий процент.
В Воронеже к началу капитализма в России количество жителей приближалось к миллиону, с тех пор здесь построены миллионы квадратных метров жилья, не считая частных коттеджей. А жителей убавилось без малого на сто тысяч.
Целый вице-губернатор недавно объявил, что больше двух третей квартир в новостройках пустует. И службы ЖКХ это подтверждали, рассказывая о своих попытках найти их владельцев и заставить платить квартплату, о которой многие рантье и не подозревали: я ж, мол, там не живу, за что платить?.. А в коридорах городской думы шептались о чемоданах с наличкой, которые регулярно прибывают в офисы крупных строительных фирм Воронежа из Москвы, Питера, Нижнего Новгорода.
Схема товар–деньги–товар приняла на рынке коммерческого жилья России совершенно уродливую форму, при которой потребительские свойства товара напрочь потеряли свой исходный смысл. Это значит, что рынок недвижимости – вовсе и не рынок, а чудовищное финансовое извращение. Крах его неизбежен в тот момент, когда остановится искусственная накачка стоимости жилья со стороны правительства и сырьевых монополистов.
Не может «хрущовка» в Синих Колдырях долгое время быть дороже коттеджа на Кипре или добротной и ухоженной квартиры в Мюнхене, минимальная зарплата и соцобеспечение в котором на порядки превышают российские. Даже если вокруг страны построят железобетонный занавес, что и делает ныне власть (сознательно или неосознанно – другой вопрос), Марксову аксиому о цене товара как меры общественно-необходимого труда опровергнуть невозможно. Пустые новостройки – это абсурд, как и обувной магазин, забитый лишь калошами восьмидесятого размера. И обрушение такой пирамиды неизбежно.
Как только владельцы вкладов «недвижимость» увидят, что проценты больше не капают, а за вклад надо еще и самим платить, они начнут изымать капиталы, пытаясь направить их в другое место, где они могут приносить доход, а не убытки. Вот только продать жилье будет некому.
Эта пирамида, в отличие от пузыря ГКО, построена не на воздухе, склеенном пустыми бумажками долговых расписок государства, а на колоссальной промышленности, которая пронизана единой кровеносной системой с несметным объемом сопутствующих производств – от цемента и железнодорожных перевозок до производства мебели и бюджетов всех уровней. Обрушение грозит стране полным крахом.
В августе и сентябре 98-го знакомая, например, не могла купить детское питание младенцу, и это была большая для нее неожиданность. Тогда во многих магазинах полки опустели: торговцы ждали, когда кризис устаканится, чтоб хоть приблизительно определить своим товарам цену. Теперь последствия даже представить трудно.
К тому же строительная пирамида подпирается валютной пирамидкой: ведь истинной покупательной способности рубля никто не знает, а котировки на валютной бирже определяются Центробанком. Как он пожелает, такой курс рубля к доллару и установит. Ну, еще нефть влияет, которая сегодня по сто и большая, а завтра по сто пятьдесят, но маленькая.
Ведь так и не прислушалось начальство России к Пушкину насчет «и почему не надо золота ему, когда простой продукт имеет». Нету простого! Даже говядину, как признал сельхозминистр, приходится на 70% импортировать. А уж про «ножки Буша» или порошковое молоко лучше и не вспоминать, чтоб не злить еще не вымерших крестьян.
Отчасти поэтому рубль не котируется за рубежом, так и не став конвертируемым, несмотря на призыв самого президента РФ. Ни один из банкиров не смог назвать реальную покупательную способность рубля к доллару и хотя бы примерный коридор их соотношения. Все в руках Центробанка!
Латать этот Провал, чтоб не слишком провалился, невозможно: это «система ниппель». Рынок недвижимости похож на акулу, которой двигаться дальше жизненно необходимо.
А когда все рухнет, цены, конечно, упадут. На сколько – номенклатурный рынок не дает ориентиров. Можно лишь предполагать, что «хрущовка» в Синих Колдырях должна стать во столько же раз дешевле квартиры в Мюнхене, во сколько разнится покупательная способность жителей этих населенных пунктов. Причем не сегодняшняя способность, нет: оказавшись под развалинами колоссальной пирамиды, она может оказаться совсем иной.
Мир номенклатурного псевдорынка будет разрушен до основанья – не пролетариатом, а тяжестью собственной жадности и жажды власти. А затем – нам придется начинать все с самого начала.

Stories:
Россия
Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter