«Квотных рантье» снова нашли в Приморье

«Квотных рантье» снова нашли в Приморье

15 февраля 2018, 16:11
Экономика
Photo: РИА "Восток-Медиа"
Журналистское расследование раскрыло интересные факты

Два крупных российских бизнесмена оказались совладельцами небольшой приморской компании, замеченной в сомнительной истории с экспортом краба. Об этом сообщает РИА «Восток-Медиа» со ссылкой на «Новую газету».

В имеющемся в распоряжении «Новой» документе под названием «Сертификат здоровья водных животных, экспортируемых из Российской Федерации в Республику Корея», выданном 2 декабря 2017 года, «засветилась» приморская компания ООО «Примкраб». Исходя из данных ЕГРЮЛ, эта компания зарегистрирована она была во Владивостоке 19 июля 2017 года с минимальным уставным фондом в 10 000 рублей. Не могут не вызвать изумления имена двух ключевых учредителей ООО «Примкраб», распределивших между собой по 47 % долей компании. Это Глеб Франк и Максим Воробьев. Оба они хорошо известны в рыбопромышленной отрасли и как основные владельцы «Русской рыбопромышленной компании» (РРПК), и как бизнесмены с серьезными лоббистскими возможностями. Максим — сын зампредседателя Совета Федерации, экс-замминистра МЧС Юрия Воробьева и брат губернатора Московской области Андрея Воробьева. Главный административный ресурс Глеба Франка — его тесть Геннадий Тимченко.

Не каждый приморский краб доживёт до Кореи

Как сообщает источник, 4 декабря 2017 года в южнокорейский порт Донгхе зашло транспортное судно GRECE-C под флагом Панамы. Грузом судна были 34 тонны краба-стригуна в живом виде. Однако уже в порту выяснилось, что большая часть крабов погибла. Корейцы вернули груз и потребовали покинуть порт. Судно вышло в открытое море, а через несколько дней оно пришвартовалось в порту Зарубино – уже с пустыми трюмами. Издание выяснило, что загружалось судно за два дня до прибытия в южнокорейский порт, 2 декабря, в том же порту Зарубино. После этого форс-мажора судно не простаивало - снова загрузилось крабами и снова взяло курс к берегам Южной Кореи.

Источник информации, на который ссылается «Новая», утверждает, что краб-стригун, не доживший до выгрузки, был выловлен в российских водах. Дело в том, что еще в 2013 году были приняты поправки в федеральное законодательство и подписаны правительственные постановления, регламентирующие рыбный промысел в прибрежных водах. По ним приморский краб-стригун был определен как объект промысла, подлежащий после вылова обязательной выгрузке на берег и переработке именно в России. И лишь несколько дней назад, 8 февраля 2018 года, в правительственное постановление была занесена поправка, исключившая краба-стригуна из списка биоресурса, подлежащего обязательной переработке на территории России.

В результате журналистского расследования было установлено, что к экспорту краба в Корею причастно упомянутое выше ООО «Примкраб». По версии издания, этот краб мог быть добыт по квотам другой российской компанией – ОАО «Турниф», которая с недавних пор входит в структуру всё той же «Русской рыбопромышленной компании». В 2017 году в ходе аукционов по распределению квот на вылов крабов в Японском море ОАО «Турниф» приобрело за 10,3 миллиарда рублей шесть лотов на право вылова 2,4 тысяч тонн трех видов крабов.

«ОАО «Турниф», возможно, именно потому и «переуступило» приобретенные на аукционе квоты ООО «Примкраб», чтобы усложнить контролирующим органам проверку дальнейшего маршрута выловленного краба. И в случае предъявления претензий компании «Турниф» менеджмент получает «алиби», что краб был выловлен и продан для переработки на территории России именно российской компании. А почему ООО «Примкраб» «погнало» краба в Южную Корею, это уже надо у них спрашивать», - предполагает издание.

«Квотные рантье» вчера и сегодня

Борьба с так называемыми «квотными рантье» уже давно находится на личном контроле президента России. В октябре 2015 года, в ходе заседания президиума Госсовета России по вопросам развития рыбохозяйственного комплекса, Владимир Путин заявил, что нашу страну не устраивает, когда «в рыбной отрасли расплодились разного рода рантье, использующие наши биоресурсы».

К примеру, несколько лет назад разразился скандал, связанный с промыслом в российских водах компаний, подконтрольных гонконгскому холдингу Pacific Andes. Проверка, проведенная Федеральной антимонопольной службой (ФАС), установила, что де-факто именно Pacific Andes вылавливал в российских водах несколько сот тысяч тонн рыбы. Специалисты ФАС выяснили, что гонконгский холдинг контролировал российские промысловые компании, используя сложные схемы и тайные соглашения. Материалы расследования ФАС направила не только в правоохранительные органы России, но и их коллегам в Японии, Китае и Южной Корее.

Как уточняет «Новая», после того скандала Pacific Andes большую часть контролируемых компаний вместе с квотами быстро перепродал рыбопромышленным компаниям, которые сегодня входят в «Русскую рыбопромышленную компанию».

«Правда, выясняется, что РРПК не вылавливает самостоятельно весь разрешенный объем, к примеру, минтая, а фактически перепродает квоты. То есть де-факто выступает тем самым «квотным рантье». Хотя по отчетности все выглядит вполне прилично. Компании, входящие в РРПК, арендуют рыболовные суда у сторонних судовладельцев, заключая так называемые договоры тайм-чартера. Возможно, по случайному совпадению именно судовладельцы, вылавливающие рыбу, оказываются и покупателями улова, который в портах фиксируется как улов компаний, входящих в РРПК.

Если заглянуть в выписки из ЕГРЮЛ, то это фактически южнокорейские компании. Вот лишь несколько компаний, работающих по квотам РРПК: ООО «Орион», ООО «Оладон», ООО «Дальтрансфлот», ООО «Моррыбпром», ООО «Водолей», ООО «Экарма Сахалин». По состоянию на 1 января 2018 года до 49% долей, а то и больше в этих компаниях принадлежат компаниям, зарегистрированным в Южной Корее, и гражданам этой рыболюбивой страны. И уже совсем не удивляет, что все эти компании свой улов, по документам оформленный как приобретенный у компаний, входящих в РРПК, доставляют именно в Южную Корею», - сообщает издание.

Кстати, в другом относительно недавнем скандале, связанным с «квотными рантье», «засветились» компании с подозрительно похожими названиями. По сообщению ИА «Дейта», в 2015 году 9 совместных предприятий (СП), находящихся под контролем 7 южнокорейских компаний, при наличии собственных квот на вылов 70 тысяч тонн минтая добыли вдвое больший объем биоресурсов за счет использования компаний–рантье. В 2016 году несколько СП увеличили количество судов, приписанных к подконтрольным совместным предприятиям, за счет судов, которые ранее вели промысел в южных широтах. Речь идет о таких компаниях, как южнокорейские (в скобках – аффилированные российские) Dongnam (Vodoley, Polluks, Morrybprom), SAJO Daerim (Oladon, Daltransflot, Ekarma-Sakhalin), Myungsung Fisheries (Ekrama-Sakhalin), Hangsung (Alitet-DV), Sunkyung Fishery (Mickor), Sajo Oyang (TraLkom), Insung (Atika)».

Как ранее сообщало РИА «Восток-Медиа», осенью 2017 года Владимиру Путину поступило два письма, содержащие предложения реформ в рыбной отрасли. В одном из них речь шла о пересмотре существующей системы распределения долей квот на добычу краба, а именно, речь шла о возврате от «исторического принципа» к аукционам. В другом письме, отправленном ранее, также были предложения по реформам, при этом сообщалось имя автора документа - генерального директора «Русской рыбопромышленной компании» Андрея Тетёркина. Именно после того как об этих письмах стало известно общественности, в отраслевой среде началось нешуточное волнение. Некоторые участники рынка видят в возможных реформах серьезную угрозу для рыболовной отрасли. Ожидается, что этот вопрос станет одной из основных тем для обсуждения на IV Съезде работников рыбохозяйственного комплекса Российской Федерациикоторый откроется в Москве 26 февраля 2018 года.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter