Энергетика Бурятии: где взять деньги, если снижать тарифы без господдержки?

Энергетика Бурятии: где взять деньги, если снижать тарифы без господдержки?

Энергетика Бурятии: где взять деньги, если снижать тарифы без господдержки?

18 марта, 18:09
Экономика
Фото: Медиахолдинг1Mi
Теплоснабжение — одна из важнейших областей, в которых пандемия и экономические кризисы последних лет обострили множество проблем.

Энергетикам приходится балансировать между кризисом неплатежей, невозможностью повышать тарифы и необходимостью модернизировать ТЭЦ и заменять ветшающие трубопроводы, также пытаясь помочь в борьбе за чистый воздух.

«Восток-Медиа» попыталось разобраться в главных энергетических проблемах Бурятии, вместе с Забайкальем недавно вошедшей в состав Дальневосточного федерального округа. Ситуация с теплоснабжением в этих двух регионах обострена уже, похоже, до предела. Улан-Удэ, как и Чита, зимой задыхается от смога — оба города расположены в котловинах между гор, и в обоих сохраняется исторически массивный частный сектор с печным отоплением и множество мелких котельных. Если хотя эти котельные закрыть, а потребителей от этих источников, вносящих свой вклад в «грязный» воздух, переключить на централизованное отопление от крупных ТЭЦ «ТГК-14», то, по мнению экспертов, экологическая обстановка может значительно улучшиться. Однако для этого необходимо достроить и модернизировать мощности Читинской ТЭЦ-1 и Улан-Удэнской ТЭЦ-2, и в этом нужна политическая воля, так как у самих энергетиков ресурсов не хватит.

В частности, достройка Улан-Удэнской ТЭЦ-2 требует 33 миллиарда рублей. Введение в эксплуатацию этой ТЭЦ стало бы выходом в обеспечении столицы Бурятии надёжным источником тепла и электричества и одновременно решением проблемы чистого воздуха.

Понятно, что без государственной помощи в нынешних сложных экономических условиях энергетикам решить задачу достройки ТЭЦ не просто трудно, а невозможно. Сдерживание тарифов, чтобы не нагружать население непомерными суммами, одновременно усилилось кризисом неплатежей, связанных с пандемией. Добавила сложностей и суровая зима — при понижении наружной температуры до 30 градусов и более котлы работали на полную мощность, выдавая теплоноситель с температурой более 100 градусов.

Выходом могли бы стать государственные субсидии в отрасль. Однако в Бурятии уже есть негативный пример распоряжения субсидийными средствами: буквально осенью 2020 года подрядчики, найдённые мэрией Улан-Удэ, так затянули реконструкцию теплосетей Юго-Западной котельной, что пришлось привлекать на помощь 15 сборных бригад со всех крупнейших организаций города. 200 человек работали в три смены, чтобы успеть до морозов проложить новые трубы. Известны и другие аналогичные примеры бесхозяйственного отношения чиновников к коммунальным вопросам, оборачивающегося авариями и авралами. Многим памятна масштабная авария на водоводе в Улан-Удэ, случившаяся в феврале 2019 года, когда без воды среди зимы остались 300 многоквартирных домов. Директор «Водоканала» Жаргал Цыбиков объяснил порыв магистральной трубы полной изношенностью всей системы водопровода, построенной 40 лет назад. Однако и после этой коммунальной катастрофы ситуация мало изменилась: трубы продолжали ветшать, а директор Цыбиков в том же 2019 году отправлял своих подчинённых и муниципальную технику строить загородный дом для тёщи. Теперь следствие установило, что на личные нужды руководитель «Водоканала» потратил более полумиллиона государственных рублей.

Что касается чиновников Бурятии — они будто живут в другом мире, где нет проблем с рвущимися трубами и растущими долгами потребителей тепла. На запрос «Восток-Медиа» о том, за счёт чего в Бурятии намерены снижать тарифы на тепло и не приведёт ли при этом закономерный дефицит средств у энергетиков к коммунальным авариям, республиканская служба по тарифам ответила бодрой ссылкой на советские времена: мол, «в Советском Союзе тарифы на коммунальные услуги не повышались в течение продолжительного времени и устанавливались без роста. При этом катастрофические аварии в сфере ЖКХ случались очень редко». Также в ответе, подписанном руководителем РСТ Бурятии Борисом Хмелёвым, говорится, что все тарифы определяет ФАС России, и тарифы на тепловую энергию в Бурятии являются самыми низкими в ДФО и средними по стране в целом. Одновременно чиновник признаёт: «В соответствии с законодательством в тарифы на тепло не включаются сверхнормативные затраты топлива и электроэнергии, а также сверхнормативные потери тепловой энергии. Данные затраты можно компенсировать из бюджета после согласования ФАС России и Минстроя России. Такие согласования были получены Республикой Бурятией в 2019 и 2020 годах». Стоит отметить, что этот уклончивый ответ, в котором не приводится ни единой цифры и не прослеживается глубокого понимания проблем теплоснабжающей отрасли, специалисты РСТ Бурятии вынашивали около трёх месяцев. И наш следующий запрос в РСТ будет о том, каким организациям конкретно в 2019 и 2020 году были согласованы эти сверхнормативные потери…

Экономист Александр Киктенко прокомментировал ответ бурятских чиновников с недоумением:

«Судя по представленным ответам, человек просто некомпетентен в области тарифообразования. Ведь для чиновника главное что? Уложиться в сроки ответа. А как, и главное, какой ответ он даст, законом не регламентировано. Руководителю, конечно, не обязательно досконально знать все процессы на своём предприятии, хотя и очень желательно. У него есть заместители, начальники подразделений, которые и обладают всей полнотой знаний в своих направлениях. Как правило, руководитель переправляет подобные запросы соответствующему заму, и, получив исчерпывающую информацию, отправляет ответ. В данном случае где-то в этой цепочке произошёл сбой. Либо он решил, что сам обладает всей полнотой знаний (а это явно не так), либо его жёстко подставил назначенный для ответа заместитель. Об уровне ответов говорит несколько фактов. Во-первых, конечно, ФАС регулирует уровень тарифов на тепловую и электрическую энергию в регионах, но и руководство регионов имеет возможность изменять эти тарифы в пределах региональных максимальных и минимальных уровней. Сам господин Хмелёв не раз подписывал приказы о формировании тарифов с использованием метода индексации установленных тарифов. Во-вторых: ссылка на опыт Советского Союза в формировании тарифной политики выглядит странно. Человек либо последние тридцать лет не подозревал о том, что живёт в другой стране с другими законами и другим руководством, либо не подозревает, что материалы, произведённые три десятка лет назад, всё же изнашиваются и выходят из строя. К тому же, тарифная политика СССР имеет мало общего с политикой современной России, где в тариф закладывается и амортизация сетей. При этом ни в одном из ответов не приведено ни одной цифры, процента, даты, что при квалифицированном ответе просто невозможно.

Я, конечно, склонен думать, что руководителя республиканской службы по тарифам Республики Бурятия просто подставили, но подпись под документом стоит именно его. А значит все вправе считать, что именно он дал столь неквалифицированные, а порой и глупые ответы на запрос журналистов».

Продолжение следует…

Сюжеты:
Бурятия
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter