Фото: РИА "Восток-Медиа"

В суде Уссурийска потеряли ключевого свидетеля по коррупционному делу

7 декабря 2016, 19:36Происшествия
Брата легенды российского футбола обвиняют в тяжких преступлениях

Уссурийский городской суд рассматривает уголовное дело по обвинению бывшего оперативника 1-го отдела управления собственной безопасности ГУФСИН по Приморскому краю подполковника Николая Романцева. Он обвиняется в получении взятки и покушении на незаконный сбыт наркотических веществ. Накануне фигуранту громкого дела продлили срок содержания под стражей, сообщает РИА «Восток-Медиа».

Николай Романцев получил известность в Приморье благодаря родству с легендой столичного «Спартака» Олегом Романцевым. Они сводные братья, их отец Иван похоронен в Уссурийске. Однако судят старшего опера УСБ Главного управления Федеральной службы исполнения наказаний отнюдь не за родство с футболистом, а по статьям 228.1 и 290 УК РФ. А именно – за покушение на сбыт наркотиков и получение взятки.

Старший помощник руководителя следственного управления СК России по Приморскому краю Аврора Римская сегодня изложила для РИА «Восток-Медиа» позицию обвинения:

«По версии следствия, обвиняемый предложил осуждённому за деньги создать последнему благоприятные условия отбывания наказания. С февраля по октябрь 2015 года подсудимый получил различными частями через знакомых и родственников осуждённого, которые не были осведомлены о преступной деятельности, денежные средства на общую сумму в размере 450 тысяч рублей, в качестве взятки. Кроме того, в декабре 2014 года подсудимый сделал попытку передать одному из осуждённых наркотическое средство. В настоящее время уголовное дело рассматривается в суде». 

Обвинения тяжкие. Николай Романцев второй год содержится под стражей, несмотря на безупречный послужной список, наличие множества поощрений по службе, супругу с двумя детьми и постоянное место жительства.

Пикантность же данного уголовного дела, привлёкшего внимание СМИ, заключается в том, что основными свидетелями обвинения выступают судимые лица: отсидевшие либо отбывающие наказание в местах лишения свободы, а также их родственники и друзья. Редкие исключения составляют сотрудники ГУФСИН.


 

Бывший оперативник УСБ ГУФСИН Николай Романцев (в центре)

Само уголовное дело в отношении старшего оперативника УСБ ГУФСИН следователи возбудили ещё в декабре 2014 года по факту обнаружения 0,15 грамма синтетического наркотического вещества в продуктовой передаче, которую родственники принесли на свидание одному из осуждённых в ИК-41 в Уссурийске. Романцев стал обвиняемым по этому делу лишь в конце октября 2015-го, причём его сразу же задержали и поместили в СИЗО. В ходе открытого судебного заседания стали известны подробности данного дела. Оперативник был знаком с упомянутым осуждённым из числа так называемых обиженных, низшей касты в неписаной иерархии пенитенциарной системы. И помогал ему, вероятно, получая от осуждённого оперативную информацию по интересующим служебным вопросам. Накануне свидания осуждённого с родственниками Романцев по просьбе сидельца привёз от его знакомых из Владивостока пакет, который и передал отцу осуждённого. А когда в передаче были обнаружены наркотики, осуждённый, его родственники и сокамерники стали утверждать, что их туда подложил опер в качестве «гостинца» для сидельца, являвшегося наркозависимым. Известно также, что опер Романцев имел право проходить «в зону» без досмотра, а следовательно, мог беспрепятственно пронести и лично передать наркотики любому осуждённому.

В ходе служебной проверки ГУФСИН выяснилось, что изъятие наркотика осуществлялось с грубейшим нарушением норм УПК. Когда в суде по телемосту допросили свидетеля — бывшего сотрудника ИК-41 Т., оформлявшего это изъятие, — выяснилось, что передача, в которой оказались наркотики, при первичном досмотре не содержала ничего запретного. При повторном же досмотре, спустя больше 7 часов, в ней оказался наркотик. Причём в виде кристаллов, лежавших в пакете с сахарным песком прямо сверху. Из материалов дела можно сделать вывод, что руководство ИК-41 заранее знало, что наркотики найдут. В выходной день по телефону вызвали оперативника колонии, того самого свидетеля Т., прибывшего по вызову оформлять изъятие наркотиков раньше, чем их обнаружили.

Второй эпизод обвинения подсудимого в получении им взятки в сумме 450 тысяч рублей от осуждённого Б., якобы за улучшение условий его содержания (по версии обвинения), следствие доказывало показаниями свидетелей. Каждый из которых якобы передавал из рук в руки Романцеву деньги от имени Б., сидящего в этот момент в колонии. Деньги для передачи всем свидетелям-посредникам привозил один и тот же гражданин, не установленный следствием, но «выехавший за пределы края по неустановленному адресу». Также в суде выяснилось, что осуждённый Б., якобы дававший взятки Романцеву через многочисленных посредников, деньгами не располагал, наоборот, сам был кругом в долгах.

Свидетель Б. после освобождения из колонии не проживал ни по месту регистрации, ни по адресу убытия из ИК-41. Он попытался устроиться на работу, но сбежал, отработав всего два дня. И теперь его ищут: знакомые, которым он задолжал, представители кредитных фирм, выдающих микрозаймы, а также правоохранительные органы Пограничного района Приморья как подозреваемого в новых преступлениях. Таким образом, «главный пострадавший» от опера Романцева никак не может дать своих правдивых показаний суду, поскольку скрывается от многочисленных кредиторов и полиции.

По причине неявки свидетеля и невозможности его принудительного привода в суд дело затягивается: перерыв в слушаниях ожидается больше чем на месяц, а подсудимому вновь продлили срок содержания под стражей до марта 2017-го. 

Сюжеты: Приморский край