Placeholder 1mi

В столице продолжается громкий процесс по "московско-владивостокскому оконному" делу

12 мая 2010, 12:33Происшествия
Офицера обвиняют в том, что он выбросил из окна двух своих приемных дочерей, которые незадолго до этого приехали с матерью из Владивостока

ВЛАДИВОСТОК. 12 мая. ВОСТОК-МЕДИА  -   В Московском военном окружном суде продолжается громкий процесс по делу офицера Николая Захаркина.

Его обвиняют в том, что он выбросил из окна двух своих приемных дочерей Дашу и Катю Лапузиных, которые незадолго до этого приехали со своей матерью из Владивостока, сообщает РИА «Восток-Медиа» со ссылкой на газету «Комсомольская правда».  

         "Как вы прокомментируете тот факт, что вам не разрешили проверку на полиграфе?" - спросили  у Захаркина перед заседанием.

         "Я не знаю, чего боится следствие..." - пожал плечами подсудимый.

Заседание началось с протокола осмотра двух мобильников Захаркина и распечатки смс-переписки.  

         В памяти первого сохранилось три сообщения того трагического дня, 12 ноября, когда девочек выбросили в окно: "Скажи Кате: "До свидания", "... И Даше тоже" и "Возьми трубку". На втором телефоне повторилось последнее сообщение.

         Супруги даже не смотрят друг на друга. Хотя еще в сентябре у пары были конфетно-букетные отношения, нежность и романтика, и ничего не предвещало беды.

         Захаркин обращался к супруге не иначе, как "Мой сладкий Тигреныш", "Кошечка Дальневосточная", а в ответ получал ласковое "Медведик".

Ближе к ноябрю в бочку медовых признаний стали капать ложки ревности и сомнений.

         "Почему тебе так сложно сказать, что ты задерживаешься?", "Не издевайся надо мной, просто ответь", "Жизнь оборвалась", "Ты пропала на сутки. Могла сказать, что заболела", "Ответь" - лился  нескончаемый поток сообщений на телефон Лапузиной.

         Ирину это явно раздражало. "Откуда содрал?" - писала супруга в ответ на любовные признания мужа.

         "Постоянно слал смс, звонил. Когда я не отвечала, он брал телефоны дочерей и названивал с них" - пояснила Лапузина.

         Затем был объявлен перерыв.  После перерыва заседание по делу Николая Захаркина продолжилось.  Были опрошены самые главные потерпевшие - 8-летние сестры Даша и Катя Лапузины. Судья принял решение опрашивать девочек без отчима.

         Даша Лапузина: "Нас выбросил Захаркин. Так мама сказала"

Первой, в сопровождении учительницы Ларисы Жуковой, вошла Даша. По словам матери, девочки еще в пятницу сходили на прием к психологу, и, кажется, беседа с психологом помогла. Даша выглядела спокойной, улыбалась. Трудно представить, что всего полгода назад девочка пережила сильное потрясение.

         - Нас Захаркин из окна выбросил. Так мама сказала, - заявила Даша.

Впрочем, тот роковой вечер ребенок почти не помнит. Они с сестрой легли спать, болтали  и смотрели в балконное окно. Очнулась девочка уже на улице: на земле, в пижаме. Боль в спине. Даша встала, обхватила дерево руками.

         - Я увидела огоньки, машины ездили. Потом подошла мама, - рассказала суду девочка.

         - Мама с Захаркиным  хорошо жили? Были ссоры? - осторожно спросил гособвинитель.

         - Как-то они ссорились.  Мама закричала: "Даша, Катя!", и мы спрятались в шкафу. В щелку мы видели только телевизор и стол. Захаркин хотел маму выбросить в окно. Она нам потом рассказала...

         Со слов девочки, Николай Захаркин (Ник, как его называли до трагедии дети), был неплохим отцом: и уроки с ними учил, и гулять водил.

Катя и вовсе ничего не помнит. А на вопрос: "кто занимался вашим воспитанием?", ребенок честно ответил: "Никто".

Сюжеты: Приморский край