Судебная власть не внушает доверия жителям Приморья

Судебная власть не внушает доверия жителям Приморья

Судебная власть не внушает доверия жителям Приморья

23 января 2009, 14:50
Происшествия
Суд затягивается в стремлении вынести обвинительный приговор едва ли не любой ценой



ВЛАДИВОСТОК. 23 января. ВОСТОК-МЕДИА - Сегодня практически на многих каналах телевидения можно увидеть «шоу в мантиях», которое почему-то не считается оскорблением правосудия. Хотя это не что иное, как шоу, не имеющее ничего общего с реальным отправлением правосудия, а иные из них вовсе сразу анонсируются как «бойцовский клуб», где истцы с ответчиками то и дело затевают драки, таская друг друга за волосы и хватая за грудки.
Реальное же правосудие остается за кадром. Подавляющее большинство граждан не имеет понятия о судебном процессе, пока самим не доведется столкнуться вплотную в качестве истца или ответчика в гражданском процессе или (не дай бог!) участника рассмотрения уголовного дела. Зачастую вполне обычные дела растягиваются слушанием на месяцы, а то и на годы, и для телевидения, случись такое чудо в реальности, пришлось бы по каждому делу снимать целый сериал…
На прошлой неделе в столице Краснодарского края прошло совещание с участием председателя Верховного Суда РФ Вячеслава Лебедева, который не так давно побывал и в Приморье. Главный судья России немало внимания уделил именно срокам, в которые осуществляется правосудие.
Ответственность за соблюдение разумных сроков разбирательства как гарантии правовой определенности в правоотношениях спорящих сторон, по мнению Вячеслава Лебедева, лежит на председателях судов, не сумевших проконтролировать дела, находящиеся в производстве. По словам г-на Лебедева, один день рассмотрения гражданских дел обходится государству в 7 тыс. руб., уголовных — уже в 27 тыс. руб., а дел с участием присяжных — в 170 тысяч рублей. Сколько денег по стране тратится впустую при затягивании судебных слушаний по какой бы то ни было причине?
На VII съезде судей России предлагалось установить порядок и сроки доставки судебных извещений. Другой законопроект закрепляет право суда устанавливать срок, в течение которого должна быть проведена экспертиза и предоставлено заключение. Эти меры и ответственность должностных лиц за нарушение сроков должны поспособствовать ускорению процесса. И отдельное внимание Вячеслав Лебедев уделил гуманизации, доступности и прозрачности правосудия, подчеркнув, что, если процессы становятся закрытыми по основаниям, не предусмотренным законом, судьи привлекаются к ответственности, а вынесенный приговор или решение могут быть отменены.
Слова, как обычно, правильные. Каковы же при этом дела?
Одним из примеров такого «долгодела» является некогда громкое дело по обвинению в должностных преступлениях экс-начальника ДВТУ генерала Эрнеста Бахшецяна и его заместителя Александра Воробьева. Дело сложное, многотомное, изобилующее специальными терминами и ведомственными документами таможни, а также показаниями многочисленных свидетелей, некоторые из которых сами превратились в обвиняемых и оказались в розыске, другие поменяли места службы и должности, а то и вовсе вышли на пенсию. Основные обвиняемые — бывшие начальники ДВТУ — уже на свободе и в суде не сидят за решеткой. Другим подсудимым повезло меньше, и они по-прежнему содержатся в СИЗО. А процесс длится уже более года, и концу первого года слушаний едва добрались до заслушивания свидетелей и аргументов защиты — и в целом хорошо, если весь процесс закончится до конца едва начавшегося 2009 года…
Кстати говоря, прецедент такого рода уже имелся во Фрунзенском суде Владивостока. Там еще в 2005-м начинали слушать так называемое «дело Старовойтова», где группа таможенников обвинялась в должностных преступлениях в связи с недостоверным декларированием более ста микроавтобусов, ввезенных частным предпринимателем. Но после двух с лишним лет судебного процесса дело закончилось оправдательными приговорами для одних подсудимых и куда более мягкими обвинениями и наказаниями для других. А процесс длился больше двух лет — к счастью, обвиняемые и в этом случае были освобождены из-под стражи, хотя и не сразу.
В конце 2006 года был взят од стражу известный в Приморье деятель Андрей Бурмакин — фотограф, поборник авторских прав, любитель юных девушек и пикантных шоу. Накануне ареста Бурмакин снискал известность в интернет-сообществе сперва как защитник авторского права экс-мэра Юрия Копылова в его судебной тяжбе с бывшим вице-губернатором Александром Кузичем по поводу брошюры по экономике. Затем, после трагедии в здании Промстройниипроекта на проспекте Красного Знамени, 59, где пожар 16 января 2006 года унес жизни 9 сотрудниц Приморского отделения Сбербанка, Андреем Бурмакиным было подхвачено «знамя» поиска правды о пожаре — в виде интернет-сайта, созданного анонимным пользователем и переданного в управление Бурмакину. Который активно взялся за общественную работу в Интернете, направленную по большей части не столько на поиск истины, сколько на дискредитацию Сбербанка.
Эти события создали вокруг Андрея Бурмакина некий ореол «борца за правду» и дали повод сомневаться в предъявленных ему обвинениях.
Повод для сомнений лишь усилился, когда приговор Первореченского районного суда, вынесенный минувшим летом (5 лет в колонии общего режима), отмел одно из главных обвинений в адрес фотографа-общественника: обвинение не смогло доказать изготовления и распространения подсудимым порнографии. Так появилось основание сомневаться во всем ходе следствия, тем более что главный «обвинитель» Бурмакина, сыщик Виталий Мысливчик, и сам успел побывать под арестом и следствием. Тогда как Андрей Бурмакин поныне продолжает обвинять следствие в лице Мысливчика в фальсификации доказательств по своему делу. Примечательным является тот факт, что кассационная жалоба на приговор, поданная Андреем Бурмакиным, до конца 2008 года так и не была рассмотрена в суде Приморского края — покуда фотограф, осужденный за половую связь с малолетними, остается в СИЗО, а его приговор так и не вступил в законную силу…
В конце прошлого года мы уже рассказывали о несколько курьезном уголовном деле, что слушают сейчас в суде города Находки. Речь идет о том, как взрослый мужчина и его девятнадцатилетний сын, Арут и Артур Ворваштяны, побили на почве ревности и невежливости некоего мужчину, оказавшегося офицером ФСБ. И хотя доминирующая роль в конфликте принадлежала отцу, но за решетку попал не он, а его сын, обвиненный в ряде других преступлений. И парень этот тоже более года сидит за решеткой, куда, кстати говоря, угодил по ходу следствия и суда и ряд свидетелей по его же делу, при обстоятельствах с этим делом напрямую не связанных.
Судебный же процесс почему-то затягивается, и вместо ожидаемых прений сторон и вынесения вердикта суд раз за разом откладывается. Отец парня склонен усматривать в этом едва ли не сговор следствия с судом. И приходится признать, что основания для таких подозрений у него имеются. В частности, одним из таких оснований может служить тот странный факт, что дело об административном правонарушении (нарушении правил движения Арутом Ворваштяном) почему-то оказалось передано не в мировой суд (в компетенции которого находится), а тому же федеральному судье, который слушает и уголовный процесс в отношении Ворваштянов!
Если же вспомнить, сколько свидетелей по данному делу в ходе слушания отказались от своих показаний, данных на предварительном следствии, и указали, что давали показания под давлением, то волокита со стороны суда выглядит более чем странно. Столь долгие перерывы в судебных слушаниях дают новые возможности следствию оказывать давление на свидетелей, о чем свидетели вновь и вновь заявляют в суд и в прокуратуру, и конца этой цепочке пока не предвидится.
Это лишь малая капля в целом море судебных проблем, переживаемых гражданами в Приморском крае (подобного рода примеров можно набрать множество). Вроде бы и наши депутаты год от года увеличивают число участков мирового суда, стремясь максимально разгрузить суд федеральный, и судебная реформа происходит согласно плану, но нагрузка на судей заметно не снижается, тюрьма не пустеет, а число людей, недовольных работой судебной власти, год от года растет. И как ни прискорбно этот факт констатировать, но подобные случаи откровенной волокиты в судах никоим образом не способствуют укреплению авторитета судебной власти, а наоборот — сеют недоверие к ней граждан России. Ведь на словах все уровни нашей власти, от президента Дмитрия Медведева и вышеупомянутого председателя Верховного суда РФ Вячеслава Лебедева, озабочены улучшением работы судебной системы, справедливостью, законностью, оперативностью нашего правосудия. А на деле судебная реформа видимого для граждан эффекта не дает: авторитет судебной власти низок, судов и судей граждане откровенно побаиваются, а в тюрьмах месяцами содержаться люди, чья вина не доказана судом, а суд затягивается в стремлении вынести обвинительный приговор едва ли не любой ценой, пишет газета «Дальневосточные ведомости».

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter