День Революции: шоу человека-змеи и кучер для начальника тюрьмы

День Революции: шоу человека-змеи и кучер для начальника тюрьмы

7 ноября 2017, 17:37
Политика
Илья Андреев
Photo: Илья Андреев / РИА «Восток-Медиа — Хабаровск»
О чем писали газеты на Дальнем Востоке, когда в России менялась власть

В России сегодня, 7 ноября, отмечают 100-летие Великой Октябрьской социалистической революции — события, которое перевернуло привычный уклад жизни государства и повлияло, без преувеличения, на весь мир. Корреспонденты РИА «Восток-Медиа» обратились к архивным источникам, чтобы напомнить читателям, о чём писали век назад коллеги по цеху и о духе времени, который витал в обществе на Дальнем Востоке в дни, когда в России менялась власть.

26 октября 1917 года. После февральских событий, которые оставили императора Николая II без власти, а стране дали новое правительство и новые надежды, Дальний Восток жил более-менее размеренной жизнью. На первой полосе газеты «Голос Приморья» в тот день пестрели анонсы разнообразных представлений, премьер и светских вечеров. Жителей Владивостока зазывали на драму «Пред лицом отравленной», где в перерывах между картинами можно было посмотреть шоу старого любимца публики — человека-змеи. Хабаровчан «Приморская жизнь» приглашала на великий бал-маскарад — с кабаре, дивертисментами и оркестром военнопленных.

Естественно, пресса не оставалась в стороне от политической жизни страны, отдавая при этом площадку для выступлений всем силам. «Голос Приморья», например, публиковал в тот день размышления председателя Государственной Думы Михаила Родзянко «о текущем моменте»:

«Настроение в Петрограде представляет поражающее спокойствие, кинематографы и театры ломятся от публики. Никакой тревоги не замечено. По некоторым сведениям, идёт сильная пропаганда большевиков среди петроградского гарнизона, которые уговаривают солдат сидеть смирно, терпеливо выжидая 20-е число; в этот день предполагается съезд Совета Рабочих и Солдатских депутатов и к нему приурочивается возможное выступление большевиков. По слухам, большевики предполагают 20-го произвести переворот и свергнуть правительство. Неизвестно. Кого они хотят поставить во главе, но, тем не менее, Керенский в опасности».

Если в Петрограде было «поражающее спокойствие», что можно было говорить о востоке России. После февральских событий 1917-го люди смиренно наблюдали за переменами в стране, но не ожидали, к чему они могут привести. Газета «Приморская жизнь» публиковала телеграммы с фронта и из разных уголков мира за 23 октября, информируя, в частности, о перестановках во Временном правительстве, сборах для армии и перипетиях в формировании выборных списков в Учредительное собрание. Начальник тюрьмы подыскивал себе по объявлению опытного кучера, горожане нанимали прислугу, умеющую доить коров и готовить, а Хабаровская войсковая строительная комиссия выставляла на аукцион обозную лошадь.

«Это можно сравнить с событиями 1991 года, когда люди с интересом наблюдали за тем, что происходит в центре страны, но совершенно не предполагали тех изменений, которые они принесут. Так же и с Октябрьской революцией. Даже члены партий эсеров и социал-демократов не предполагали такого развития событий. Это можно сказать не только о Дальнем Востоке, но и обо всей России. Весь 17-й год люди смотрели на то, что происходит в центре, возмущались происходящим там радикальным событиям, ждали, когда эти перемены к чему-то приведут, и подчинялись тому правительству, которое управляло из центра»,специалист сектора общественных связей Хабаровского краевого музея имени Гродекова Анна Глюз.

Революционные настроения у рабочих и крестьян без сомнения были. Однако даже не все представители ратующих за изменение строя партий одобряли радикальные действия большевиков.

«Здесь, на Дальнем Востоке, после февральского переворота, первоначально представители этих партий действовали сообща. Так, эсеровская партия и социал-демократическая партия вместе организовывали сборы на помощь революции и пострадавшим от царизма революционерам. В начале 1917 года они все работали вместе — на новую революцию и новую страну. В Хабаровске, например, был краевой исполком Советов рабочих и солдатских депутатов. Возглавлявшие его люди были членами социал-демократической рабочей партии и партии социалистов-революционеров. Они выступали против переворота, который большевики провели в октябре в Петрограде. И общество тоже в принципе не понимало причин переворота. Люди не могли понять, почему было сначала одно временное правительство, которое работало на созыв учредительного собрания, затем появилось новое правительство, которое называлось Временное рабочее и крестьянское правительство, которое опять-таки работало на созыв учредительного собрания. В частности, по этой причине большая часть общества к событиям в Петрограде относилась скептически, заняв выжидающую позицию»,специалист сектора общественных связей Хабаровского краевого музея имени Гродекова Анна Глюз.

Вести о событиях в Петрограде дошли до Дальнего Востока по телеграфу. Октябрьский переворот получился более резким, более непонятным для страны. Как вспоминал впоследствии революционер, а потом и премьер-министр Дальневосточной республики большевик Пётр Никифоров, во Владивосток известие об Октябрьской революции пришло 26 октября (8 ноября). Большевики сразу же собрали краевое бюро, где Арнольд Нейбут довёл общую информацию, и члены его партии понесли её по городским учреждениям и полкам гарнизона.

«Хабаровские эсеры и меньшевики выступили против перехода власти к Советам. При их поддержке комиссар Временного правительства эсер Русанов опубликовал контрреволюционное воззвание к населению Дальнего Востока, направленное против власти Совета Народных Комиссаров. Это воззвание вызвало возмущение солдат и рабочих Хабаровска, которые… вышли на демонстрацию с оружием, требуя от городского Совета признания Советского правительства как единственно законной революционной власти. Под давлением масс Хабаровский Совет принял требуемое от него решение», из воспоминаний Петра Никифорова.

Из его же воспоминаний следует, что в Благовещенске местный совет большевиков вовсе отказался бороться за власть, в результате чего при поддержке эсеров и меньшевиков её захватил атаман Амурского казачьего войска Гамов. На первый взгляд, всем казалось, что это был просто очередной переворот, который организовала более радикальная группа. Пресса последующих за событиями 26 октября дней не изменилась существенно: анонсы премьер, вести с фронта, телеграммы Временного правительства, кандидатские списки и объявления — всё осталось на своих местах. Большее влияние на формирование общественного мнения оказывали листовки и собственные «Известия», которые обильно распространяли представители правых и левых сил. Активнее Революцию восприняли во Владивостоке — буквально сразу после переворота.

«Мы, солдаты Владивостокского гарнизона, шлём горячий привет петроградскому революционному пролетариату и, если будет нужна поддержка, то полки по первому зову выступят с оружием в руках», газета «Известия Владивостокского Совета рабочих и солдатских депутатов», 27 октября (9 ноября) 1917 года.

Правда, смена власти там раньше, чем в других городах, принесла новую волну народного беспокойства. Вот так в письме от 25 ноября 1917 года описывала происходящие в городе события американка Элеонора Прей:

«Теперь по ночам на улицах становится очень опасно, и по всему городу грабят. В пятницу вечером помощник бухгалтера из Государственного банка, который провожал домой маму, был убит почти на углу Полтавской и Нагорной… На них напали двое мужчин, и пока [бухгалтер] защищал даму от напавшего на неё, другой мерзавец выстрелил в него… Убийцы, конечно же, исчезли без следа».

Хабаровск продолжал сохранять нейтралитет по отношению к переменам ещё около месяца.

«Поскольку многие представители региональных Советов выступали против радикальных событий в октябре, они не спешили брать власть в свои руки. Только к декабрю стало понятно, что новое правительство держится у власти, крепко держится. Нужно было дальше управлять страной. Стали постоянными лозунги о том, что власть должна перейти в руки Советов. В Хабаровске местный (городской) Совет объявил о том, что берёт власть в свои руки только 12 декабря. Третий краевой съезд Советов объявил о том, что берёт власть в свои руки на всём Дальнем Востоке только в конце декабря. Первый краевой орган советской власти на Дальнем Востоке сформировался вообще в январе 1918 года»,специалист сектора общественных связей Хабаровского краевого музея имени Гродекова Анна Глюз.

В Хабаровске лишь после того, как по городу с советскими лозунгами прошли демонстрацией вооружённые войска, местное население поняло, что власть заручилась поддержкой армии, а против неё уже ничего нельзя было сделать. Среди гражданского населения, конечно, продолжились и забастовки, были и бойкоты и другие формы выражения несогласия. С другой стороны, жизнь продолжалась, нужно было зарабатывать деньги, врачам — лечить, учителям — учить. Люди продолжили заниматься своей работой.

Редакция РИА «Восток-Медиа» благодарит за предоставленную информацию Государственный архив Хабаровского края и Хабаровский краевой музей имени Гродекова.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter