Валерий Воробьев: "На сегодня перспективы существенного развития рыбного хозяйства я не вижу"

Валерий Воробьев: "На сегодня перспективы существенного развития рыбного хозяйства я не вижу"

Валерий Воробьев: "На сегодня перспективы существенного развития рыбного хозяйства я не вижу"

7 декабря 2008, 16:34
Общество
Генеральный директор компании "Акрос" комментирует обращение камчатских рыбачек к российскому премьер-министру

ПЕТРОПАВЛОВСК-КАМЧАТСКИЙ. 8 декабря. ВОСТОК-МЕДИА
Письмо, адресованное Премьеру В. Путину женами рыбаков камчатской рыболовной компании "Акрос" и опубликованное рядом СМИ всколыхнуло общественный резонанс. Из-за бюрократических нестыковок и проволочек в структурах Правительства РФ, более одной тысячи рыбаков и берегового обслуживающего персонала с 1 января 2009 года могут остаться без работы. Эта юридически запутанная история началась еще в 1992 году. Именно тогда был подписан договор о строительстве для камчатского рыбного флота 12 ярусоловов.
Прояснить сложившуюся ситуацию корреспондент РИА "Восток-Медиа" обратился к генеральному директору компании "Акрос" Валерию Воробьеву.
Корр.: "Что должно произойти страшного 1 января?"
В. Воробьев: "В связи с принятием поправки в закон "О рыболовстве" наши ярусоловы оформленные на кипрскую компанию с 1 января 2009 года теряют, согласно статьи 16, пункт 4, право промысла. В 1993 году первые из них, а затем и остальные были построены на немецкой верфи, за счет немецкого кредита, выданного немецким же банком, но под гарантии российского правительства - это аренда без экипажа с последующим выкупом. Поскольку тогда никто хотел не давать российским компаниям кредиты напрямую, была разработана такая схема, причем еще Минморфлотом и по велению бывшего Госкомрыболовства. Она практиковалась в России и на ее основе в 92-ом контракты по сделке были подписаны.
После постройки суда регистрировались в оффшорных зонах, оформлялся залог кредитору и затем передавались в аренду. По условиям контрактов Правительство России было обязано гарантировать полное обеспечение этих судов бесплатными рыболовными квотами, до полного погашения долга компания не должна была платить никакие пошлины и налоги, но как гарантии дали - так про них и забыли: взимался налог с оборота, социальные да и другие, в т.ч. и пошлины, и сборы – взимались "на полную катушку".
В 90-х годах началась коммерческая продажа квот – и нам тоже пришлось их выкупать. Компания попала в тяжелое финансовое положение – мы не успевали гасить обязательные платежи и по настоянию немецкого банка, предоставившего кредит, нам была назначена в качестве внешнего управляющего норвежская компания. Она тоже не смогла справиться с возложенными на нее функциями. Кроме того с 2001 года все рыбные квоты стали продаваться на аукционах, где мы оставляли ежегодно до 800 миллионов рублей.
За год до этого, в связи с претензиями немецкой стороны, Правительством РФ были приняты два постановления, которые обязывали Минфин, Внешэкономбанк и Госкомрыболовство решить вопрос с пользователями о реструктуризации долгов, но ничего так и не было сделано.
Ярусоловы наши в основном ловят треску, квоты на которую полностью проходят через аукцион, а по кредитному соглашению они нам должны выдаваться государством бесплатно, поэтому, даже формально, документы по реструктуризации долгов и не могли быть подписаны. Этот замкнутый круг длится с 2000 года.
Кроме того, у нас начались большие судебные споры с тогда еще Областной администрацией, которые мы, кстати, все выиграли, тогда же выиграли и у Госкомрыболовства, два приказа которого были опротестованы как незаконные, но воз и ныне там – как лишили нас долей в прибрежном лове, так все и осталось. Сейчас распределили "прибрежку" на 10 лет – нам опять ничего не досталось.
Государство уже выплатило немцам по договору переуступки прав на долг в размере порядка 180 миллионов долларов из 192, однако, почти решив проблему финансового долга устранилось от решения вопроса о собственности этих судов. Абсурд!
Корр.: "Эта проблема только вашей компании или кто-то еще оказался в такой ситуации?"
В. Воробьев: "Далеко ходить не надо - у сахалинцев с траулерами – филейщиками с нами были аналогичные проекты, только у них против наших шести - 15 судов, так вот девять из них больше пяти лет стоят в Китае и ржавеют – началось с изъятия промысловых билетов, затем возникла проблема с подъемом флага - в итоге предприятия не получили своей доли квот, сахалинцам ничего не оставалось сделать кроме как поставить современные суда на прикол и если они сами не утонут, то их заберут за долги.
Корр.: "Выход есть какой-нибудь?"
В. Воробьев: "Ну, можно было бы тот же минтай на них распускать на филе, а не гнать на экспорт просто обезглавленную рыбу, которая намного дешевле. Компании поставлены в такие условия, что ничего другого им не остается. Кроме призывов к глубокой переработке рыбы у государства дальше дело слабо двигается, а зачастую - с точностью до наоборот. Вот как у нас привыкли к простейшей переработке рыбы - без головы - так у нас и решения наверху принимаются – "без головы".
Вообще в стране ситуация с флотом – не ахти – износ доходит до 2/3, запчастей, современной оснастки нет, как и экономичных двигателей. В нашей компании суда современные – так вот сейчас того и гляди встанут на прикол уже по другой причине – из-за юридических препонов… Своего судостроения тоже нет, блеф один… Дело дойдет до того, что через несколько лет придется идти на поклон к иностранцам: "Постройте нам суда!", а действенной системы кредитования судостроения у нас тоже нет…"
"На сегодня перспективы развития рыбного хозяйства я не вижу. Старые суда – на гвозди, новые будут ржаветь из-за бюрократической неразберихи, а наши квоты будут выбирать иностранцы – имеют право по международным договоренностям, если сами мы этого сделать не в состоянии.
Корр.: "Может быть в такой ситуации и у самих предприятий есть доля вины?"
В. Воробьев: "Такое впечатление, что государство само себе одной ногой наступает на другую: утверждено требование об обязательной переработке на берегу рыбы, добытой по прибрежным квотам, а кто ее сможет обработать? У нас на обоих побережьях всего несколько заводов – можно считать что береговой базы почти нет и половина добытой рыбы, и донной и лосося обрабатывается в море на судах.
Ведь фабрик по изготовлению филе и полуфабрикатов из него – стейков, фишвингеров и другой продукции у нас раз, два и обчелся, а вся Европа и Азия это все делает и, даже из нашего же сырья, нам же продает. Ну и кто мы сейчас? Сырьевой придаток. Где же поддержка государства предпринимателей, которым нужно помочь на первых порах, а иногда - просто не мешать…
Корр.: "Так что же все-таки именно с вашей, довольно успешной, до сих пор, компанией будет дальше?"
В. Воробьев: "Буквально на днях, мы, вместе с капитанами наших ярусоловов встречались с представителем Госкомрыболовства (Портовый мониторинг) и спросили: "Где же наше государство? Столько миллионов долларов выплатить и фактически поставить суда на прикол?" Он-то понимает ситуацию, но…"
"11 декабря будет совещание у Первого заместителя Председателя Правительства РФ Виктора Зубкова, может там будут приняты какие-то решения, которые помогут выйти нам из заколдованного круга, хотя… столько уже всего написано, переписано – ведь все это началось не вчера... Мы уже какие только рычаги не пытались задействовать – вот и Женсовет наш написал письмо В. Путину, раньше официальные письма уходили и в Счетную палату в 2006 году, и в ГосДуму – ответа ни от кого нет… Конечно, пока вопрос решается, рыбаков мы на произвол судьбы не бросим – то что им положено из расчета "береговых" они будут получать – но это же не бесконечно будет продолжаться – предприятие должно быть самодостаточным…"

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter