Placeholder 1mi
Фото: izvestia.ru

Выборы губернатора Амурской области "могут быть интересными"

15 июля 2015, 09:42Общество
Так считает глава Фонда развития гражданского общества Константин Костин

По мнению эксперта, экономическая ситуация в России не отразится на рейтинге президента и «Единой России», которая с большой вероятностью на выборах в единый день голосования в сентябре вновь возьмёт большинство голосов. О том, что стоит за этими прогнозами, а также каковы реальные шансы у оппозиции, политолог рассказал корреспонденту «Известий» Наталье Башлыковой.

Константин Николаевич, будет ли избирательный цикл 2015 года отличаться от цикла 2014-го?

— Любые выборы уникальны. Особенность же нынешнего цикла определяется, на мой взгляд, двумя факторами. Во-первых, это масштаб. Пройдёт более 3,5 тысячи кампаний, будет «разыгрываться» около 93 тысяч мандатов различных уровней, в 21 субъекте России изберут губернаторов, а в 11 — парламенты регионов, возможность проголосовать получат более 50 миллионов человек. Это серьёзная работа для избирательных комиссий, наблюдателей, участников гонки, своего рода ещё одна «шлифовка» механизмов демократии.

Во-вторых, это, безусловно, приближающийся федеральный цикл, который фактически начнётся сразу после единого дня голосования. Таким образом, эта кампания — последняя возможность для участников политического процесса зафиксировать свой статус-кво: новичкам – попытаться сформировать своё представительство в каком-нибудь из законодательных органов власти и получить право воспользоваться парламентской льготой, а для крупных партий — это возможность скорректировать свои предвыборные стратегии в ходе электоральных процедур, понять, как лучше работать со своими избирателями, как строить свою федеральную кампанию.

Недавно глава правительства Дмитрий Медведев заявил о том, что в стране сложная экономическая ситуация. На ваш взгляд, отразятся ли на голосовании повышение цен, инфляция и рост тарифов ЖКХ? Останется ли спрос на патриотизм, как это было в прошлом году?

— Вы хотите узнать, променяют ли россияне свободу на колбасу? Нет. Не променяют. Тем более что у нас перед глазами пример Украины, где решили поменять суверенитет на колбасу, то есть на такой уровень жизни, как в ЕС. А в результате суверенитет фактически потерян, уровень жизни падает, экономика развалена, как говорится, ни колбасы, ни свободы.

Теперь о выборах. Действительно, в прошлом году мы говорили о двух серьёзных факторах, которые играли определяющую роль и на муниципальных, и на губернаторских выборах. Главное — это консолидация вокруг президента, в основе которой лежали поддержка его политики и «крымский консенсус». Все кандидаты, поддержанные Владимиром Путиным, и те, кто шли от «Единой России», получали, таким образом, преимущество. Думаю, что влияние этих факторов сохранится. В то же время негативные тенденции в экономике будут оказывать определённое влияние на социальное самочувствие граждан, и ответственные политические силы попросту не могут не учитывать это в своей работе и взаимодействии с людьми.

Кроме того, не нужно забывать, что Россия так устроена, что внешнее давление приводит к консолидации общества. Объясню почему: мы — единственная страна, которая на протяжении небольшого исторического периода пережила такое большое количество войн, различных попыток уничтожения нашей идентичности и государственности. Но мы выстояли, и поэтому факторы внешнего давления на Россию воспринимаются негативно уже на генетическом уровне. Поэтому сегодня консолидация сохранится и даже увеличится. Это уже показал последний опрос «Левада-Центра», согласно которому уровень поддержки населением президента достиг 89 процентов. 

Также крайне важно понимать, что в основе текущих рейтингов лежит не столько «крымский фактор», сколько оценка обществом результативности политики президента, которую он проводил в течение последних 15 лет. Люди прекрасно помнят положительные изменения, которые произошли в их жизни. Поэтому помимо мобилизационной повестки есть ещё признание и оценка результатов.

То есть сценарий Армении нам не грозит?

— В Армении совершенно другая ситуация. Там правящая элита — это элита победителей в войне, и они воспринимаются именно как военные победители. Но после окончания войны с экономикой начались проблемы, хотя руководство Армении делало всё возможное исходя из тех ресурсов, которыми обладало. Но тем не менее серьёзных улучшений в жизни людей не произошло, и у населения наступило разочарование.

В России всё иначе. Любители проводить различные аналогии и делать тревожные псевдопрогнозы забывают, что за 15 лет в стране произошло много серьёзных позитивных изменений. Если мы посмотрим на уровень жизни граждан, на уровень капитализации национальных компаний, объём рынка, на те практики, которые появились в жизни россиян за последнее время, то это очень серьёзный цивилизационный сдвиг. Люди это ценят. Тем более что сейчас это не первый кризис, который проходит страна при Владимире Путине. Были и другие кризисы, поэтому люди уверены, что в любой самой сложной ситуации президент действует наилучшим образом и в их интересах. И это очень существенный факт, который имеет серьёзное влияние на все политические процессы, которые происходят в России.

Прошлое перевесит настоящее?

— Речь не совсем об этом. Прошлое никогда не перевесит настоящее, а тем более будущее, но прошлое имеет большое значение в восприятии будущего, а тем более при его проектировании. То есть всё, как в обычной жизни: планируя будущее, вы оцениваете различные возможности, опираясь на собственный опыт.

То есть политическая система стабильна. Но вот сенатор от Брянской области Екатерина Лахова недавно назвала губернаторские выборы игрой, в которую играет вся страна, и предложила их отменить. Может, с ней стоит согласиться?

— Не стоит. Тем более подобные предложения странно звучат от представителя Брянской области. Да, скорее всего сейчас кампания по выборам губернатора этого субъекта Федерации пойдёт по референдумному сценарию. Но, вспомните, как там проходили предыдущие выборы: для Николая Денина они стали просто моментом истины. Кандидат от КПРФ Вадим Потомский (губернатор Орловской области — прим. «Известия») навязал ему жёсткий конкурентный сценарий, «выиграл» город Брянск, и только благодаря перевесу в нескольких районах области Николаю Денину удалось с большим трудом победить.

Открытые электоральные процедуры — это ситуация, при которой может случиться всякое, и не нужно думать, что всё заранее предопределено. В прошлом году в Республике Саха Эрнста Березкина сначала тоже никто всерьёз не воспринимал, а он смог преодолеть муниципальный фильтр и конкурировал на равных с действующим главой республики, имея все шансы «опрокинуть» ситуацию во второй тур. Поэтому я бы заранее не говорил, что всё расписано.

Всё-таки в каких субъектах можно ожидать конкурентных избирательных кампаний?

— Пока мы не увидим всех кандидатов, крайне сложно говорить о том, где будет конкуренция, а где нет. В политике личность имеет огромное значение, особенно если мы говорим о персональных выборах. У оппозиционных партий достаточно таких политиков в регионах, где предстоят выборы. Но пока открытым остаётся вопрос, станут ли они кандидатами. Среди регионов, где выборы могут быть интересными, я бы выделил Омскую и Амурскую области. Кроме того, ещё в ряде субъектов, несмотря на предпосылки к референдумному сценарию, выборы действующим руководителям вовсе не покажутся лёгкой прогулкой.

Но ведь в большинстве регионов всё равно будет референдумный сценарий, губернаторы заранее договариваются с сильными кандидатами...

— Что плохого в коалиции? Это нормальная демократическая практика. Не стоит забывать, что каждая политическая сила, вступая в коалиции, преследует собственные цели. Во всём мире конкурентные сценарии составляют 10–15 процентов  от общего числа кампаний. Как говорят, демократия отвратительная и очень затратная штука, но лучше пока никто ничего не придумал.

Только прямые выборы дают возможность получить мандат доверия населения. Доверие — самое ценное, что есть в политике, имея его, можно в случае необходимости идти на какие-то непростые решения. Да, сейчас большинство губернаторских выборов у нас носят референдумный характер, но после 2016 года — выборов в Госдуму по смешанной системе — конкурентных сценариев станет больше.

Откуда берутся сильные кандидаты в губернаторы? Это в первую очередь люди, которые имеют опыт в госуправлении на федеральном и региональном уровне. Это либо губернаторы, либо их заместители, либо главы заксобраний, те же депутаты, сенаторы, либо федеральные чиновники, либо крупные бизнесмены. На сегодняшний день круг такой. Выборы в Госдуму этот круг расширят. Многие депутаты-одномандатники смогут составить серьёзную конкуренцию действующим губернаторам. Ведь именно одномандатники имеют все шансы стать реально признанными политиками на региональном уровне и представлять свой регион на уровне федерального центра. Предпосылки для конкурентных сценариев высоки там, где избирательный округ территориально совпадёт с субъектом Федерации, или в тех регионах, где будет два-три одномандатных округа.

Любой опрос покажет, что действующий губернатор самый популярный политик, у которого есть хорошие шансы победить в первом туре. Хотя опять же многое будет зависеть от того, какие у него появятся конкуренты. И главное — какие выводы были сделаны из ошибок и поражений.

Из 21 региона, где назначены губернаторские выборы, только семь представлены новыми кандидатами в губернаторы. Почему такой невысокий уровень ротации?

— Я с вами не согласен. Ротация — это не самоцель, а инструмент улучшения качества госуправления. Сменяемость же на уровне 30 процентов  — это достаточно высокий показатель. В основе всех замен лежала оценка населением работы губернатора. Те руководители, у которых антирейтинг был выше рейтинга, переставали возглавлять субъекты. Им на смену приходили другие. Это результат системной работы внутриполитического блока Кремля, проводившейся с 2012 года. В результате которой, по выражению первого замруководителя администрации президента Вячеслава Володина, губернаторский корпус стал более тяжеловесным в хорошем смысле слова и более эффективным.

В нынешней политической повестке при высоком уровне доверия к президенту какое место займёт системная оппозиция? Уйдёт ли «Справедливая Россия», которая за последнее время лишилась сильных политиков и спонсоров?

— У любой оппозиции в демократическом государстве есть вполне понятные место и роль — оппонирование власти, представление альтернативных стратегий достижения общих целей развития страны. Общие цели — это поле консенсуса в современном обществе, а методы достижения, этапность, инструментарий — это уже предмет конкуренции. Те, кто предлагает сломать устои общества, пытается отрицать консенсусную базу, неизбежно попадают в маргинальное поле. Здесь уместно вспомнить пример из политической жизни Великобритании, где оппозиция его величеству существует и периодически приходит к власти, а оппозиции его величеству в легитимной политике просто нет.

Касаясь шансов «Справедливой России», нужно отметить, что большие политические машины всегда имеют преимущество, а она, будучи парламентской партией, безусловно, таковой является. Не думаю, что у «эсеров» шансов меньше, чем у новичков, по крайней мере у тех, кто уже получил право на парламентскую льготу. Сейчас опросы показывают процент, который позволяет «Справедливой России» преодолеть проходной барьер в Госдуму, но дальше многое будет зависеть от избирательной кампании, от того, сможет ли она сохранить свой электорат, на который нацелены и другие участники выборов.

Как вы оцениваете перспективы нового политического блока Навального и Касьянова, какая категория избирателей может за ним пойти?

— Убеждён, что межвыборный период критически важен для определения последующих результатов любой избирательной кампании. Именно между выборами, а не во время агитационного периода формируются предпочтения граждан, складывается базовый электорат политических партий. Конечно, за несколько месяцев активной фазы можно нарастить ситуативную составляющую электората. Но основа создаётся ежедневной политической работой. Мифы политтехнологов, что можно быстро и существенно изменить расклад политических сил, используя мотивации тех, кто определяется в последние неделю-день-час, не соответствуют данным реальной электоральной статистики. Конечно, исключения бывают, но они единичны и лишь подтверждают общее правило. Поэтому попытка несистемной оппозиции за несколько месяцев до дня голосования зайти в регионы, где она до выборов ничего не делала, обречена на неуспех.

Добиться заметного результата у неё не получится. У ПАРНАСа в тех четырёх регионах, где эта партия пытается развернуть кампании, копируя методы и приёмы проклинаемой ими «Единой России», нет ни политиков, ни достаточного уровня известности и популярности — важных составляющих успешных выборов. Для получения серьёзного результата работу в этих регионах нужно было начинать год назад, а лучше раньше. Выскочить как чёртик из табакерки и выиграть выборы сегодня уже невозможно.

А как же протестные настроения?

— Протестные настроения всегда есть в обществе. Это нормально и показатель, что общество не мертво и развивается. Безусловно, в ходе выборов ими попытаются воспользоваться оппозиционные партии, в том числе парламентские. За «приватизацию» протестной повестки развернётся серьёзная борьба. И большие политические машины, как я уже говорил, всегда имеют преимущество перед новичками. Я совсем не уверен, что другие оппозиционные партии так запросто отдадут эту группу избирателей несистемщикам. Тем более сейчас, когда речь идёт о проблемах конкретных субъектов. Многие хотят стать «главными» представителями граждан и получить мандат на решение этих самых проблем.

На ваш взгляд, насколько радикально изменится состав Госдумы после выборов в 2016 году? Как на формирование парламента повлияет появление смешанной системы голосования?

— Безусловно, изменится. В первую очередь за счёт появления депутатов-одномандатников и новых лиц в рядах парламентских партий. Цифры называть пока рано, но нам следует ожидать достаточно высокой ротации депутатского корпуса по сравнению с несколькими предыдущими созывами. Не стоит забывать, что в новую Думу помимо действующих парламентских партий, могут пройти партии, которые стоят на патриотической платформе, — «Родина» и «Патриоты России». Активны и «Коммунисты России», но им будет тяжело соревноваться с КПРФ за предпочтения левого электората.

На сегодня «Единая Россия» по всем показателям – объективный лидер нашей партийной системы. Особенно наглядно это демонстрирует представительство ЕР на самом близком к людям уровне власти — муниципальном. Только эта партия выставляет 100 процентов  кандидатов, вторая по этому показателю КПРФ — немногим более половины.

За оставшийся год изменить что-то радикально вряд ли у кого-то получится. Поэтому чему удивляться, если «Единая Россия» получит большинство на выборах в Госдуму в 2016 году. А каким это большинство будет — абсолютным или относительным, — решат избиратели в ходе открытого прямого голосования.

Сюжеты: Россия