Анна Мялк: Владивосток разучился беречь свое архитектурное наследие

Анна Мялк: Владивосток разучился беречь свое архитектурное наследие

20 августа 2009, 14:22
Общество
В развитом обществе объекты архитектурного наследия должны цениться выше, чем земля, на которой они стоят

ВЛАДИВОСТОК. 20 августа. ВОСТОК-МЕДИА - Архитекторы Владивостока разучились беречь архитектурное наследие города. Об этом корреспонденту РИА «Восток-Медиа» сказала начальник отдела реставрации дальневосточного филиала Федерального государственного учреждения культуры «Агентство по управлению и использованию памятников истории и культуры», советник Российской академии архитектуры и строительных наук, член-корреспондент Академии архитектурного наследия Анна Мялк.
«Архитекторы Владивостока разучились мыслить прежними формами и материалами. Во Владивостоке каждое из старых зданий уникально, воспроизвести его невозможно.
Архитекторам хорошо известно, что каждый исторический город потому индивидуален, что складывается из ансамбля - из того, как идут улицы, какой масштаб и тип рядовой застройки, на каком ландшафте она расположена и как с ним взаимодействует, есть ли рядом долины, реки, морские акватории, горы, - а не только из отдельных архитектурных объектов. Набережные, площади, скверы – все это должно быть предметом охраны. Владивосток в этом смысле роскошный город», - сказала Анна Мялк.
По мнению эксперта, ни в одном городе России нет такого благоприятного и эффектного сочетания городской застройки с морской панорамой, как во Владивостоке.
«Трудно найти в России город, в котором центральная площадь выходила бы на море, Посмотрите, какие виды раскрываются с площади Борцов за власть Советов на Дальнем Востоке! И таких неповторимых мест в городе много. Но жители города постепенно лишаются их благодаря новой застройке и чудовищной рекламе.
Новое строительство за счет бездумного разрушения созданного до нас прекрасного ансамбля, гармонично сочетающегося с природой и комфортного для человека, не является развитием, это скорее деградация культуры градостроительства.
Строить новый город, который в результате будет похож на миллионы других, и не будет представлять никакой особой культурной ценности, безвозвратно уничтожая уникальное и прекрасное, создававшееся нашим народом на века для будущих поколений – не слишком ли большая цена за заурядный результат?
В исторической застройке важно именно присутствие сомасштабных человеку, архитектурных деталей сложной формы, которые позволяют человеку чувствовать себя комфортно. Это и есть те качества, которые должны быть поддержаны новыми зданиями, возникающими в старой застройке» - отметила Анна Мялк.
С точки зрения специалиста, архитектурный декор нового здания не обязательно должен в точности копировать старые формы, они могут быть и совершено новыми, но при этом сохранять определенные пропорции и масштабность по отношению к целому фасаду и к человеку, соответствующие историческим.
«Очень важно и цветовое решение. Цвет фасадов, не гармонирующий с окружением, контрастный с ним, создает впечатление диссонанса, даже визуально разбивает форму. Цветом можно выявить или уничтожить архитектуру.
У нас в городе есть хорошие примеры грамотной работы архитекторов в исторической среде. Здание банка на Океанском проспекте, 15, стоит в соответствии с исторической композицией в ряду застройки квартала, вплотную к памятнику архитектуры. Его габариты полностью подчинены структуре квартала, членения фасада соразмерны стоящему рядом зданию. Но декоративное архитектурное оформление совершенно современное и оригинальное, этот дом невозможно принять за старый. Это наивысший класс работы архитектора, когда современное по архитектуре здание вошло естественным дополнением в историческую композицию и не вызывает чувства отторжения. Автор этой постройки - уже ушедший от нас Валерий Константинович Колмаков», - сказала советник Российской академии архитектуры и строительных наук,
По ее словам, в последнее время возникло множество примеров изменений, негативно повлиявших на подлинный облик памятников и снаружи, и в интерьерах.
«У нас есть великолепные жилые дома, например, по улице Светланской, 59 и 61, где сохранялись первоначальные интерьеры с лепными украшениями, потолочными розетками, карнизами, оконными заполнениями, дверями… Почти все это сейчас перестроено. Очень печально, когда все это от нас уходит, ведь никакой евроремонт не заменит подлинные стильные интерьеры.
В городе достаточно много примеров, когда организации – собственники буквально спасали памятники, возрождая их из руин времен застоя. Вспомните, сколько лет (некоторые - более 10) стояли заброшенными такие наши выдающиеся памятники архитектуры, как Золотой Рог, Собрание Приказчиков (Пушкинский театр), гостиница Версаль, лютеранская Кирха Святого Павла, в аварийном состоянии находилось здание Вокзала станции Владивосток.
Взять, к примеру, здание гостиницы, театра и ресторана «Золотой рог», в котором когда-то был великолепный интерьер. Собственник захотел там сделать торговый центр. Но в данном случае другого выхода не было – здание много лет стояло заброшенным (интерьеры были уже тогда утрачены), находилось в ужасающем состоянии, городские власти неоднократно хотели его снести и построить на его месте двадцатиэтажную гостиницу. Спасти здание удалось именно таким образом, путем частичной реконструкции. Но собственник полностью восстановил внешний облик здания, всю лепнину на фасадах, сбитую в советское время, вернул памятник к жизни. В Версале же были реставрированы великолепные интерьеры ресторана, вестибюля, лестницы.
К сожалению, это было уже давно. За последние семь лет не было по настоящему отреставрировано ни одного фасада, кроме части Золотого Рога, занятой краевой филармонией. Зато тотально перестроено здание кинотеатра Уссури, интерьеры утрачены. Немым укором воспринимается много лет находящееся в аварийном состоянии бывшее здание библиотеки имени Гоголя (в недавнее время – библиотеки имени Горького) на улице Светланской, 119, один из ценнейших наших памятников архитектуры, там сохранились подлинный декор интерьеров. Почти в таком же состоянии Народный дом на Володарского», - сказала Анна Мялк.
С точки зрения специалиста, отношение к объектам архитектурного наследия является показателем развития общества.
«В цивилизованных странах не могут даже помыслить об уничтожении архитектурного наследия. В бездуховном обществе считают, что единственное, что имеет ценность – это земля, которая рассматривается только как место под новую застройку. А в развитом обществе такие вопросы ставятся и решаются совсем по-другому. Я была во многих странах и городах, и на личном опыте убедилась в том, что везде бережное и квалифицированное отношение к историческим центрам городов, ландшафтам, объектам культурного наследия – это норма. В качестве примера можно привести город Чарльстон (это тоже молодой город, ему 300) в штате Южная Каролина в США. Откройте в Интернете закон о зонах охраны памятников города Чарльстон, и посмотрите, какие там условия по застройке исторического центра. Строжайшие требования по высоте новых зданий. По действующим правилам собственник памятника не имеет права что-либо изменить в интерьере здания, в котором живет, какую-нибудь деталь, даже цвет, без согласования со специальной комиссией. И люди не только согласны с этим, они гордятся, что владеют и сохраняют культурные ценности своего народа. А комиссию возглавляет мэр города, он сам выбирает для нее членов, исследует внимательно каждый случай. Я сама была на заседании такой комиссии – там тоже идет борьба, люди ищут коммерческую выгоду, но при этом не забывают об истории. При мэрии существует специальное подразделение, которое за счет средств городского бюджета выполняет проектные разработки с целью использования и включения в планы развития города участков, где находятся исторические объекты (например, отрезок железной дороги 100-летней давности). В результате мэрия предлагает собственнику несколько вариантов использования земли, чтобы он получил выгоду и одновременно сохранил памятник, который находится на его участке. А новый промышленный и деловой Чарлстон спокойно развивается к северу от старого города, не вторгаясь в него. Этот закон действует и исполняется давно, с 1931 года, а мы, похоже, еще не доросли до такого уровня», - добавила Анна Мялк.




Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter