Приморская «Земля леопарда» - миф или реальность?

Приморская «Земля леопарда» - миф или реальность?

Приморская «Земля леопарда» - миф или реальность?

29 августа 2008, 11:13
Общество
Директор старейшего заповедника Приморья и России обратилась с открытым письмом к заместителю председателя правительства Сергею Иванову

ВЛАДИВОСТОК. 29 августа. ВОСТОК-МЕДИА - Директор заповедника «Кедровая Падь» Дальневосточного отделения Российской академии наук кандидат биологических наук Ирина Маслова считает решение вице-премьера правительства РФ о единовременной передаче этой особо охраняемой природной территории из структуры РАН в ведение Министерства природных ресурсов скоротечным и уверена, что оно самым трагичным образом скажется на судьбе находящегося на грани исчезновения дальневосточного леопарда.
Два года назад биосферный заповедник «Кедровая Падь» отметил своё 90-летие. На его очень небольшой территории (площадь заповедника составляет 18 044,8 га) сосредоточена треть сосудистых растений Приморского края, обитает 54 вида млекопитающих, около 130 редких и краснокнижных видов растительного и животного мира/ Такая высокая концентрация биоразнообразия на столь крохотной площади уникальна. Кроме того, именно здесь встречается самая малочисленная кошка планеты – дальневосточный леопард.
Год назад судьбой исчезающего вида заинтересовался лично вице-премьер российского правительства Сергей Иванов. Ему случайно попалась на глаза новая документальная лента о дальневосточных леопардах. Увиденное на экране произвело сильное впечатление, по личному признанию Сергея Борисовича леопарды – его любимые представители дикого кошачьего рода. В конце сентября прошлого года С. Иванов находился в поездке по Дальнему Востоку. Он специально выкроил время для встречи с директором «Кедровой Пади», чтобы узнать, как охраняется дальневосточный леопард и какие проблемы существуют у заповедника.
На той встрече Ирина Маслова рассказала высокому правительственному чиновнику о нуждах заповедника. Также был поднят вопрос о ведомственной разобщенности между тремя особо охраняемыми природными территориями (ООПТ), на которых обитает дальневосточный леопард. Заповедник «Кедровая Падь» – структурное подразделение ДВО РАН, заказник «Барсовый» подчиняется Минсельхозу, заказник «Борисовское плато» находится в ведении администрации Приморского края. Причём, заказники, было указано вице-премьеру, находились на то время и пребывают и поныне в плачевном состоянии.
Заказник «Барсовый» третий год как потерял материально-техническую базу, кадры после лишения Минсельхоза РФ функций по управлению ООПТ (после административной реформы). Охрана здесь держится только на финансовой подпитке специнспекций международными природоохранными фондами. Огромная территория осталась без настоящего, юридически законного хозяина.
Полномочия на содержание «Борисовского плато»у администрации Приморского края. истекли ещё год назад – по Постановлению от 10.091996 г. № 488 заказник создавался «…сроком действия до 2007 г….»). До 2008 года штат охраны заказника состоял всего из 2-х человек.
Сергей Иванов, познакомившись с положением дел по охране дальневосточного леопарда, дал поручение заинтересованным министерствам и ведомствам проработать возможность организации на базе заповедника «Кедровая Падь» единого биосферного полигона, а также рассмотреть перспективу строительства нового жилого посёлка для сотрудников заповедника.
Две недели назад, в середине августа, в Москве под председательством заместителя председателя правительства РФ Сергея Иванова прошло совещание, на котором обсуждалась проблема восстановления популяции дальневосточного леопарда и создания для этой цели в Приморском крае единой особо охраняемой природной территории вместо трёх вышеупомянутых ныне существующих.
Несмотря на аргументированные возражения представителей РАН, было принято решение о единовременной передаче в минприроды, как заповедника, так и обоих заказников. Но по мнению директора «Кедровой Пади» более разумным было бы объединить два, недееспособных на сегодняшний день, заказника в единую, подчинённую министерству, структуру. В том случае, если минприроды удастся сформировать реально жизнеспособную структуру, к ней, в последующем, можно присоединить заповедника «Кедровая Падь» ДВО РАН.
Обращаясь с открытым письмом к С. Иванову, директор заповедника «Кедровая Падь» И. Маслова пишет: «Открывая совещание, Вы категорично обозначили свою позицию и решимость немедленного и единовременного объединения всех указанных территорий в единый резерват, что предусматривает немедленную передачу «Кедровой Пади» в Министерство природных ресурсов РФ и слияние её с полупарализованными заказниками. Такая позиция по нашему глубокому убеждению является неприемлемой и представляет реальную угрозу сохранению дальневосточного леопарда».
Своё столь резкое заявление Ирина Владимировна подробно объясняет: только в заповеднике на сегодняшний день отлажена эффективная охрана леопарда, только заповедник получает нормальное финансовое обеспечение. Представители министерства природных ресурсов (МПРиЭ) не смогли представить на совещании сколько-нибудь реальных (финансово и материально обеспеченных) планов организации новой природоохранной структуры. Если же согласиться с предложенным объединением, то два огромных полупарализованных, «с пышным букетом проблем», заказника, площадью более 160 тыс. га просто поглотят стабильно работающий, имеющий на порядок меньший размер, заповедник. В результате, убеждена Ирина Владимировна, мы получим качественное ухудшение охраны исчезающей кошки и разрушим то, что имеем.
В отличие от скудных планов представителей МПРиЭ на совещании с различными прожектами был очень инициативен директор Амурского филиала Всемирного фонда дикой природы (WWF) Юрий Дарман. Фонд хоть и общественная организация, но предложил государственный подход к проблеме, составив обширный план из 19 пунктов. В котором, в частности, рекомендуется: «Присоединить к «Земле леопарда» два участка за системой пограничных инженерных сооружений к юго-востоку и северо-западу от ООПТ (40 тыс. га) для создания экологического коридора вдоль границы с КНР».
Похоже, WWF вообще считает себя главным организатором природоохранной деятельности на Дальнем Востоке как минимум в течение последних 10 лет. Так, на VIII Дальневосточной конференции по заповедному делу, которая проходила в Амурской области в октябре прошлого года, Ю. Дарман отмечал, что «за эти годы на поддержку ООПТ WWF направил более 3 млн. долларов. Экологический каркас территории, включающий в себя сеть ООПТ, в основном создан. Это позволит обеспечить сохранение как редких видов, так и экосистемы в целом». Как оказывается, только с появлением WWF дело охраны природы в нашей стране начало налаживаться, получило должное развитие. А почти вековое существование «Кедровой Пади» – это всё пустое, более того, нахождение заповедника с 1935 года в системе Академии наук страны было просто бесполезно, ошибочно, а в современных условиях так и вовсе аморально и преступно, поскольку противоречит существующему законодательству. Странно, как это при таком «неправильном» подходе учёных к делу охраны леопарды вообще выжили…
Фонд дикой природы целенаправленно формирует общественное мнение об отсутствии в «Кедровой Пади» охраны в частности, и какой-либо серьезной деятельности вообще. Делается это для оправдания скорейшего слияния заповедника и заказников в единую структуру. Через кого будет осуществляться львиная доля финансирования данной территории, не надо и гадать. Ни минфин, ни минприроды не дают гарантий финансового и организационного обеспечения для новой ООПТ. Собираясь объединить три существующие особо охраняемые территории в одну, не лишним будет вспомнить печальный пример двух недавно созданных национальных парков в Приморском крае. Уже год в них буксует всё: финансирование, кадровый набор, формирование материально-технической базы.
Директор заповедника Ирина Маслова призывает заместителя председателя правительства России Сергея Иванова не совершить опрометчивого шага: «Проигнорировав мнение специалистов в области природоохранной деятельности и мнение учёных РАН, Вы приняли решение о скоротечной передаче заповедника «Кедровая Падь» в ведение МПР и, таким образом, взяли на себя огромную личную ответственность за сохранение самой красивой кошки нашей планеты для последующих поколений».
Сергей СЕМЁНОВ.


Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter