Астматик про коронавирус: покой и неподвижность означают смерть

Астматик про коронавирус: покой и неподвижность означают смерть

30 апреля 2020, 14:46
Общество
Фото: Медиахолдинг1Mi
Количество заражённых коронавирусом в Приморском крае продолжает расти. В группе риска — люди с сопутствующими заболеваниями.

Корреспондент «Восток-Медиа» пообщался с жительницей Владивостока, которая всю жизнь борется с астмой. Что думает человек, которому и без того, всегда не хватает воздуха, о распространении коронавируса. Издание публикует рассказ о жизни с астмой:

«Что такое «бронхиальная астма»? Если опустить медицинские термины, это просто когда ты не можешь дышать. Воздух — он вот, есть, вокруг. И умом ты это понимаешь, но тебе его не хватает, остро, сильно. И это страшно.

Те, кто никогда не сталкивался с астматиками, считают, что это что-то безобидное. Мой муж первое время серьезно тоже не воспринимал: ой, ну нельзя же задохнуться на ровном месте. Ровно до первого приступа. Можно. Поверьте. Внезапно перестает хватать воздуха. Нельзя выдохнуть, хрипы, боль, страх.

Говорят, легкие болеть не могу. Могут. Поверьте. В такие минуты кажется, что легкие просто хотят разорвать грудную клетку и выйти наружу.

Сначала ты не можешь сидеть, потому что задыхаешься и нужно больше объема, чтобы просто дышать. Встаешь, но стоять тоже долго нельзя — сил нет. Опираешься на стену, на мебель, на все, что угодно и ползёшь вниз. Выбираешь положение, в котором можешь сделать хотя бы минимальный вдох-выдох. Вы только представьте, вокруг есть воздух, открыты все окна, а тебе его банально не хватает? Попробуйте задержать дыхание и представьте, что в таком состоянии находишься не 30 секунд и не три минуты. Это надолго. Ровно настолько, насколько быстро приедет скорая и сможет купировать приступ.

Кстати, лекарства полностью его тоже не снимают. Еще сутки находишься в состоянии, когда трудно и больно дышать, когда постоянные хрипы, одышка на каждом движении (и это не зависит от массы тела и физического состояния) и кашель. Лающий. Свистящий.

Но самое страшное во время приступов — это паника и осознание того, что вот сегодня врачи не успеют и твоя жизнь закончится прямо сейчас. Паника захлестывает, нарастает, лишает самообладания и последней возможности дышать.

Я с 12 лет не расстаюсь с ингалятором. Даже на фоне ремиссии, на фоне постоянного принятия лекарств (а без них невозможно), ингалятор, купирующий приступ, всегда со мной. Его отсутствие — это повод для паники и нового приступа.

Я не могу сильно смеяться, потому что — приступ. Я не могу бегать — потому что приступ. Я не могу долго танцевать — потому что приступ. Я не могу быть в многолюдных местах — потому что приступ. И многое, многое другое.

И да. Даже на фоне полного здоровья, я не могу глубоко дышать. Легкие не позволяют. А еще я всегда живу в легком ощущении нехватки воздуха.

Самый страшный ночной кошмар — я задыхаюсь и врачи не успевают. А, да. Сон — это тоже роскошь. Ты постоянно просыпаешься, постоянно надо вставать, надо двигаться даже в состоянии невероятной усталости. Потому что для меня покой и неподвижность означают смерть. И мне физически надо постоянно находиться в движении. И дышать.

Отсутствие воздуха — это страшно. Сейчас я боюсь выходить на улицу, потому что точно знаю, что без ИВЛ я не справлюсь с коронавирусом. И я не готова проходить еще этот опыт. Ибо точно знаю, что не справлюсь с болезнью. И мне очень страшно, когда вижу, как вокруг люди не берегут свое здоровье».

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter